Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

thought

Пишет Iryna Khalip:

Друзья и коллеги, SOS!

Каратели не брезгуют и первоклашками. Сын активистов "Европейской Беларуси" Елены Лазарчик и Сергея Мацкойтя, шестилетний Артем, со вчерашнего вечера находится в приюте Фрунзенского района.

Вчера, 17 сентября, Елена Лазарчик была задержана около 16.00, когда вышла из офиса правозащитного центра "Вясна". Елену ни в чем не обвиняли, никаких протоколов не составляли. Просто продержали в ментовке до 11 часов вечера. Паспорт, наверное, читали и много думали.

А когда Лену выпустили, оказалось, что педагоги средней школы №126, где в первом "Б" классе учится Артем (классный руководитель Марина Ивановна Кармалькова, директор школы Тамара Николаевна Лаврухина), после того как в положенное время - до 18.00 - мать не забрала ребенка из продленки, вызвали органы опеки, и шестилетнего Артема увезли в приют Фрунзенского района. Ни отцу, ни совершеннолетней сестре Марине (ей 23 года), ни бабушке Артема из школы не позвонили, хотя все их контакты есть в личном деле ребенка и непосредственно у классного руководителя.

Сегодня, 18 сентября, к Елене пришли из опеки проверять условия жизни Артема. Им все понравилось, акт составили духоподъемный, но копию акта Лене не дали. В школе, куда она пришла выяснять, как такое могло случиться, ей сказали "это не наше дело, разбирайтесь сами с опекой". В районном управлении образования сказали: ну так какие проблемы, условия у вас замечательные, езжайте в приют и забирайте ребенка. А директор приюта заявила, что поскольку у Лены нет никаких бумаг от государства, разрешающих ей его забрать, то он и не отдаст. На просьбу хотя бы дать увидеть мальчика - успокоить его и удостовериться, что он жив и здоров, отказала, ссылаясь на коронавирус.

А теперь наступили выходные, и все государственные служащие - опека, исполкомы, школы, управления образования, - которые с легкостью отправили шестилетнее дитя в приют, закрыты. Завтра Лена поедет в приют (полное название - Социально-педагогический центр с приютом Фрунзенского района, находится на улице Бирюзова, 21) в 12 часов. Может, чуть опоздает - у нее работа до 12.

Я очень прошу неравнодушных: пожалуйста, придите ее поддержать, они боятся солидарности, как серебряных пуль. Я прошу коллег: пожалуйста, приходите, они боятся огласки. Я обращаюсь к коллективному фейсбучному разуму: посоветуйте, что может сделать Лена (ее нет в ФБ). Я прошу всех: давайте поможем Артему. Он пошел в школу в год перемен. Пусть запомнит этот год как лучший в жизни, а не самый страшный.
thought

МОИ ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

Давеча во френдленте появились посты с плачем Ярославны по поводу антидемократического решении Петра Порошенко поставить перед уходом со сцены точку в вопросе о государственном языке Украины.

Я вообще-то инженер, не языковед, из Украины выбыл более сорока лет назад, казалось бы, какая мне разница, на каком языке они там говорят/балакают. Но угасающему старческому уму "не ймётся", и вот Кальмейер (в который раз уже!) пишет на тему, совершенно его не касающуюся.

Школьное образование я получил в 147-ой Киевской мужской средней школе имени А.Н.Радищева, с русским языком обучения. В первый класс пошёл в 1945 году. Крещатик лежал в руинах, среди кирпичных завалов была расчищена полоса, по которой едва мог проехать полученный по американскому лендлизу джип. Школа находилась в одном из немногих уцелевших в городе зданий. Во время войны там размещался госпиталь. В классе было по 30 детей и больше, и мы учились в три смены. Учебников не было.

После школы пацаны ковырялись в близлежащих развалинах, и из-за найденных там снарядов, мин и взрывателей немало моих сверстников завершили свой жизненный путь, не дожив до третьего класса.

На завтрак нам выдавали жидкий чай с крохотной белой булочкой, о которой мы создали свой фольклор:

"Артиллеристы, Сталин дал приказ
Поймать завпеда и выбить правый глаз,
За сотни двоек и колов,
За слёзы наших дневников,
За наши булочки -
Огонь! Огонь!"


Все предметы преподавали по-русски, но три раза в неделю в расписании были уроки украинского языка и литературы. Сталинская блядь дружба народов.

Учил нас украинскому языку замечательный человек, влюблённый в свою профессию, Пилип Григорович, увы, не помню его фамилии. Он был влюблён в свою мову, жил ею, и как бывает обычно с отдающими себя детям учителями, ему удалось внушить многим из нас любовь к украинскому языку.

147 мужская имени А.Н.Радищева средняя школа с русским языком преподавания располагалась на Печерске - на самом верху подъёма по Крутому Спуску от Бессарабки, на Переулке имени Дзержинского. Вокруг стояли серые, солидные, непроницаемые дома с квартирами, принадлежавшими ответственным кадрам Совмина и МВД. Моими соучениками были детишки ответственных товарищей, командовавших ВОХРой или преданно служивших в сталинских органах власти. Еврейский умник, я уже тогда научился отделять простых пацанов от ответственных детишек. Последние с пренебрежением относились к украинскому языку, в руководящих семьях мова считалась ненужным "хохляцким пережитком в сознании".

Сделаю небольшое лирическое отступление, чтобы пояснить особенности своего семейного устройства. Отец был одесситом, с имперским юмором относившимся к украинскому языку. Его родители, курляндские евреи, переселились в Одессу в надежде основать свой бизнес "в свободном городе", где было достаточно знания одного - имперского - языка. Папа всю жизнь рассказывал один и тот же жутковатый ксенофобский анекдот:
"Знаешь, как сказать по-украински мотоциклист поехал к художнику? - Мотопэр попэр до мордопысця".

Ну вот, а тут я - со своей неведомо откуда взявшейся любовью к "мове". Папа определил: подрастёт - поумнеет.

В КИСИ, где я учился, все предметы читались исключительно на русском языке. После окончания иснтитута мне вдруг втемяшилась в голову мысль, что хорошо бы выучить математику, - и я без особых колебаний поступил на вечернее отделение мехмата КГУ. Большая часть курсов читалась по-русски. И вдруг - как луч света - курс теории функций комплексного переменного пришла читать хрупкая молодая женщина, и читала она его на великолепном украинском языке. Сперва было слегка непривычно, но уже после трёх-четырёх лекций всё вошло в колею, и я забыл вообще, на каком языке этот курс - так было интересно.

Супруга моя, Антонина Викторовна, она же Антоша, - москвичка, импортированная в Киев сразу после получения ею диплом МИИТа: она в то время была (mea culpa) беременна, МИИТ дал ей свободное распределение, и я привёз эту московскую девочку в столицу Украины. Ни словечка мовы, она, естественно, не знала. Но очень старалась, и когда после родов пошла на работу, развлекала весь проектный институт своим произношением: Тоня, скажи "гуси гАгочут, сАбаки гавкают", - просили сослуживцы, и она послушно повторяла дурацкую фразу со своим твёрдым москальским "г" - на радость трудовому коллективу.

Потом было много всякого, давайте, пропуская не относящиеся к языкознанию подробности, перенесёмся в судьбоносный 1978-ой. В том незабываемом феврале я в последний раз в жизни пересек границу СССР - с обоими моими родителями, с Тоней и с нашим сыном.

Я знал английский с детства. Папа и мама не пожалели убогого семейного бюджета на обучение единственного сына английскому языку. Разыскали в Киеве старушку-божий одуванчик, жившую в незапамятные времена в Лондоне, и наняли её учить мелкого Кальмейера английскому языку. К восьмому классу я читал Шекспира в оригинале. Я знал английский в сто раз лучше, чем школьная училка, и вслух, при всём классе ловил её на безграмотных оборотах. Лидия Ивановна мне этой наглости не простила. Она и директор школы разработали план: поймать наглого Кальмейера во время очередной контрольной работы (известно было, что я успевал передать правильные тексты остальному классу) и - выгнать наглого жидёнка вон из школы.

Дело было как раз перед новым 1953-им годом. По стране катилась волна борьбы с космополитизмом, шла кампания против подлых докторов-евреев, отравлявших выдающихся деятелей государства, а в Сибири готовились площадки для расселения еврейского населения из европейской части СССР...

Я как сегодня вижу тот день. Училка дождалась, пока я передам правильный текст перевода другим ребятам, распахнула дверь класса и крикнула в пустоту коридора: "Трофим Иванович, он уже!" В двери возник директор школы Трофим Иванович Урилов. Он ткнул мне в лицо указательный палец и выкрикнул страшным фальцетом:
"Из таких, как ты, вырастают предатели Родины! Вон из школы!" Я сгрёб тетрадки и бумажки в портфель и, вытирая слёзы, побрёл домой. Дома папа и мама выслушали мой рассказ, и в нашей комнатушке коммуналки воцарилась долгая тишина. После этого папа сказал: "Это очень плохо, сын. Нас могут всех арестовать. Нужно приготовить на всякий случай вещи..." А мама заплакала.

Шли недели. Нас не арестовывали. Но и в школу меня не возвращали. Мы учились жить во взвешенной фазе - пока 5 марта не пришла великая весть: рябой бандит, великий Вождь и Учитель, Лучший друг детей, доярок и советских писателей приказал долго жить!...

Приземлившись через четверть века в Калифорнии, я не испытал никаких проблем с вопросами языкознания. Пошёл работать через две недели после приезда, ещё до того, как прибыли официальные документы, подтверждавшие право на работу в США. Платили мне в то время невероятную по нашим пониманиям сумму - семь долларов в час!

Другое дело Тоня. Женщина не знала ни единого английского словечка. Учила в школе немецкий, но без последствий. Теперь в новой стране ей тоже предстояло обучиться новому языку и идти работать. Не бездельничать же в 39 лет.

Есть люди, способные к языкам, и есть те, у кого таких способностей, увы, не шибко. Прекрасная моя женщина относится ко второму типу. Пришлось ей пойти в школу для взрослых, чтоб учить язык. Она взяла сразу два курса. Вдобавок я с утра оставлял ей на доске, прибитой к кухонной стене, набор слов, которые следовало выучить и запомнить к вечеру.

К вечеру Женщина встречала меня слезами размером с виноградину. Говорила "я никогда не выучу этот проклятый аглийский!" Потом, понемногу, научилась читать, но всё ещё боялась разговаривать. И всё же ровно через 9 месяцев после того, как наш самолёт приземлился в Сан-Франциско, Тоня отправилась на своё первое интервью. Во втором месте ей предложили работу инженера.

Ну вот.

А вчера читаю на дружественной страничке ФБ такое объяснение необходимости считаться с желаниями людей, которые принципиально против украинского языка в Украине:

"Для тех, кто приехал в Украину уже во взрослом возрасте, кто обучался в России, Казахстане, Молдове и т.п., овладение украинским языком - это длительный, напряжённый труд. Многие из тех, для кого русский - родной язык в юго-восточных районах, - никогда не испытывали большой необходимости изучать украинский, ибо все они были погружены в русскоговорящую среду, которая, говоря откровенно, часто настроена агрессивно ко всему украинскому..."

Должна ли Украина считаться с подобными резонами?

Каждый рассудит, основываясь на собственном жизненном опыте.
thought

СТРАНИЦЫ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


АРКАДИЙ АВЕРЧЕНКО

"О НАЦИОНАЛИЗМЕ"


Купец Пуд Исподлобьев, окончив обед, отодвигал тарелку, утирал салфеткой широкую рыжую бороду, откидывался на спинку стула, ударял ладонью по столу и кричал:
— Чтоб они пропали, чертово семя! Чтоб они заживо погнили все! Напустить бы на них холеру какую-нибудь или чуму, чтоб они поколели все!!

Бледная робкая жена Пуда всплескивала худыми руками и, в ужасе, широко раскрывала испуганные глаза:
— Кого это ты так, Пуд Кузьмич?

Пуд ожесточенно теребил рыжую бороду.
— Всех этих чертей — французов, американцев и китайцев. Штоб знали!
— Да за что же это ты их так?
— Потому — иностранцы. Потому — не лезь.

Он сладко улыбался.
— У нас в городу француз булочный магазин завел... Взять бы ночью пойти да сдаля побить ему стекла каменьем. Стекло дорогое, богемское...
— Да ему ж убыток? — задумчиво возражала жена.
— Пусть. Зато и иностранец. Ха-ха-ха! Вчерась я итальянца, который с фигурами, встретил. Ты, говорю, такой-сякой, чтоб тебя градом побило, патент на право торговли имеешь? В церковь ходишь? Да по корзине его! Народ, полиция; с околоточным потом беседовал. Как в романе.

Жена робко моргала глазами и молчала. Ей было жалко и француза булочника, и итальянца, но она сидела тихо, не шевелясь, и молчала.

Через некоторое время купец Пуд Исподлобьев опять, сидя за обедом, судорожно схватился за свою рыжую бороду и стал кричать:
— Чтоб вас небесным огнем попалило, чтоб вы с голоду все попухли, чтоб вас нутряной червь точил отныне и до века!!
— Французов? — спросила жена. Пуд Исподлобьев ударил кулаком по ребру стола.
— Нет, брат, не французов! Полячишки эти, жидята, татарва разная... Нет на вас, гадов, праведного гнева Божьего!!
— Да они ж в России живут, — недоумевающе сказала жена.
— Это нам безразлично — все равно! Не наши, черти!

Он задумался.
— Вытравить бы их порошком каким, что ли. Или пилюлей. Потому — иностранцы.

Однажды учитель местной гимназии приехал к Пуду Исподлобьеву с подписным листом.
— Что? — угрюмо спросил Пуд.
— Не подпишетесь ли от щедрот своих? Страшное бедствие — голод, болезни, голодный тиф.
— Где? — спросил Пуд.
— В Самарской губернии.
— Ходи мимо, учитель. Пусть дохнут от тифа! Так и надо.
— За что? — изумился учитель.
— Потому — мы рязанские, а они что? Самарцы. Не нашей губернии. Ходи мимо.
— Да что вы такое говорите?! — ахнул учитель. — Разве они не такие же русские, как и мы?
— Нет, — упрямо сказал Пуд. — Не такие. Не пожертвую. Будь еще наши, рязанские. А то какие-то иностранные люди — самарцы.
— Да какие же самарцы иностранные?! Они русские, как и мы с вами.
— Врешь ты, придаточное предложение! Русские, брат, мы — рязанцы!

Учитель внимательно посмотрел на Пуда, покрутил головой и уехал.

Сидели за чаем.
— Человек пришел, — доложила кухарка. — В дворники найматься.
— Зови, — сказал Пуд Исподлобьев. — Это ты, брат, дворником хочешь?
— Мы.
— А какой ты, тово... губернии?
— Здешней. Рязанской.
— Это хорошо, что Рязанской. А уезда?
— Да уж какого ж уезда? Уезда мы Епифанского.
— Вон! — закричал купец. — Гони его, кухарка! Наклади ему, паршивцу, по первое число.
— За что ты? — спросила подавленно жена, после долгого молчания.
— Иностранец.
— Царица небесная! Да какой же он иностранец?! Наш же, рязанский.
— Знаем мы. Рязанский — рязанский, а уезда-то не нашего. Иностранного. Этакий ведь чертяга, убей его громом...

Если бы изобразить поведение купца Пуда Исподлобьева в виде спирали — было бы ясно, что он со страшной быстротой мчался от периферии к центру. Круги делались все уже и уже, и близко виднелась та трагическая мертвая точка, которой заканчивается внутри всякая спираль.

На другой день, после изгнания дворника, к Пуду приехал во гости купец Подпоясов, живший от него через две улицы.

Пуд вышел к нему и сказал:
— Ты чего шатаешься зря! Гнать я решил всех вас, иностранцев, по шеям... Нет у меня на вас жалости!
— Пуд Кузьмич! — отшатнулся Подпоясов. — Побойся Господа! Да какой же я иностранец?!
— Бога мы боимся, — сухо отвечал Пуд. — А только раз ты живешь в другом фартале, на другой улице, то есть ты не более как иностранец. Вот вам Бог, вот порог... Иди, пока не попало...

Спираль сузилась до невозможности.

Пуду уже было тесно даже у себя дома. Он долго крепился, но, в конце концов, не выдержал...

Однажды позвал жену и детей, злобно посмотрел на них и сказал:
— Пошли вон!

Жена заплакала.
— Грех тебе, Пуд Кузьмич!.. За что гонишь?
— Иностранцы вы, — сказал Исподлобьев. — Нету у меня к вам чувства, чтоб вы подохли!
— Да какие ж мы иностранцы, Господи ж? Такие же, как и ты, — Исподлобьевы...
— Нет не такие, — сердито закричал Пуд. — Не такие! Я Исподлобьев, а вы — что такое? Иностранцы паршивые... Вон с моих глаз!..

B большом пустом купеческом доме бродил одинокий истощенный Пуд... Он уже не ел несколько дней, а когда жена из жалости приносила ему пищу, он бросал в нее стульями, стрелял из револьвера и яростно кричал:
— Вон, иностранка!!

Так он прожил неделю. К началу второй недели спираль дошла до своей мертвой точки, Пуд Исподлобьев увидел, что и он не более как иностранец...

Висел три дня.
Потом заметили, сняли с петли и похоронили.
Хоронили иностранцы.

1910


Re-posted from https://art-of-arts.dreamwidth.org/764629.html
Pan

ИНЖЕНЕРЫ ДЖИХАДА

http://gefter.ru/archive/18112   Политика   08.04.2016

Инженеры человеческих душ? Социологические кластеры и судьбы…


© AMISOM Public Information [CC0 1.0]

Реферат первой главы книги Диего Гамбетты и Стеффена Хертога «Инженеры джихада: любопытная связка между воинствующим экстремизмом и образованием» (Gambetta D., Hertog St. Engineers of Jihad: The Curious Connection between Violent Extremism and Education. Princeton University Press, 2016).

Глава 1. Образование исламских экстремистов

На рождество 2009 года 23-летний нигериец Умар Фарук Абдулмуталлаб сел в голландском аэропорту Скипхол на рейс 253 авиакомпании Northwest до Детройта. На подлете он попытался взорвать бомбу, спрятанную в штанах. Взрывное устройство не сработало, пассажиры и персонал успешно обезвредили террориста. Следствие установило, что он был связан с ячейкой «Аль-Каиды» в Йемене. Годом раньше он получил диплом специалиста по машиностроению в Университетском колледже Лондона [1].

13 октября того же года в Италии 37-летний ливиец Мохамед Гаме подорвал себя у входа в казармы Св. Варвары в Милане. Он выжил и был приговорен к 14-летнему тюремному сроку. У него специальность инженера по электронике.

13 июля 2009 года в Германии суд приговорил 47-летнего выходца из Пакистана Алима Назира к восьми годам заключения за сотрудничество с «Аль-Каидой». Под видом торговца бижутерией он ездил в Пакистан, где передавал деньги боевикам, а в Германии вербовал местных мусульман. Среди завербованных им был Беккай Харрах, печально известный после своих видео с угрозами джихада правительству Германии. Назир — специалист по машиностроению, а Харрах изучал математику и лазерные технологии.

Кроме вероисповедания, их объединяет лишь одно: у всех у них инженерное образование.

Естественно, часть террористов — неудачники, у которых не задалась карьера после университета. Однако некоторые, напротив, бросили успешную карьеру ради джихада: таков, например, Абдул Субхан Куреши, лидер Студенческого исламского движения Индии, до сих пор разыскиваемый за взрывы на железной дороге 11 июля 2006 года, который работал в компьютерной фирме. Злосчастный Абдулмуталлаб с бомбой в трусах — сын банкира. Но вне зависимости от различий в происхождении, семейном положении и уровне дохода, это всё люди с инженерным образованием. На первый взгляд, это противоречит здравому смыслу. Как люди с техническим образованием могут поддаваться мракобесным идеям?


У истоков

Это не изолированные случаи. Тенденция просматривается на глобальном уровне за последние тридцать лет. Из 25 непосредственных участников взрыва «башен-близнецов» 11 сентября 2001 года восемь были инженерами. Само начало современного воинствующего исламизма тесно связано с инженерами. Три египетские группировки 1970-х, стоящие у истоков нынешнего джихадизма, создавались или возглавлялись представителями технической интеллигенции: «ат-Такфир ва-ль-Хиджра», основанная в 1969 году Мустафой Шукри, агротехником; так называемая «Группа Военной академии», захватившая Военную академию в 1974 году, была основана Салихом Сирийя, палестинским преподавателем технических наук; наконец, инженер-электротехник Мухаммед Абд аль-Салам Фарадж сыграл ключевую роль в возникновении группировки «Аль-Джихад». Из 34 заключенных экстремистов, опрошенных египетским социологом Саадом Эддином Ибрагимом в конце 1970-х, 29 имели высшее или незаконченное высшее образование — инженерное, медицинское и т.д.

Инженеры входили и в радикальную египетскую группировку «Гамаат Исламия». Одним из них был известный впоследствии соратник Бен Ладена Айман аз-Завахири, хваставшийся тем, что вербовка в Каирском университете наиболее успешно идет на медицинском и техническом факультетах.

Та же тенденция просматривается в Индии и Индонезии. В Тунисе до 60% джихадистов имеют инженерное образование.

Это касается не только суннитов, но и шиитов. В иранской революции 1979 года активную роль играли студенты Университета науки и технологий в Тегеране, среди которых был будущий президент Махмуд Ахмадинежад. Ливанская шиитская группировка «Хезболла» сумела привлечь около 2000 инженеров и архитекторов для восстановления инфраструктуры после войны с Израилем 2006 года (программа называлась «Строительный джихад»).

Системный анализ

Связь между радикальным исламизмом и инженерным образованием если и отмечалась раньше социологами, то в качестве курьеза. Системного анализа никто не предпринимал.

Авторы настоящей книги собрали данные о 497 заметных деятелях радикальных исламистских группировок начиная с 1970-х годов, используя научную литературу, прессу, устные свидетельства, официальные документы и интернет-ресурсы. Основным предметом интереса служило образование, хотя учитывались также возраст, социально-экономическая среда и другие биографические параметры. Обзор включает только уроженцев стран с коренными мусульманскими общинами (фундаменталисты, выросшие в странах Запада, рассматриваются отдельно в гл. 3) и только тех, чье участие в актах насилия доказано.

Разумеется, обзор охватывает далеко не все радикальные исламские группировки мира (туда не попадают, например, «Боко Харам» Нигерии и «Талибан» Афганистана). И все же выборка покрывает три континента на протяжении трех десятилетий и включает представителей 35 стран из десятков организаций. Это позволит установить, случайна ли связь между экстремизмом и образованием или налицо закономерность.

Уровень образования

Данные об образовании имеются для 335 человек из 497. Из них только у 28 образование ниже среднего, 76 окончили среднюю школу или медресе. У 231 образование высшее или незаконченное высшее, не менее 40 из них учились на Западе. Таким образом, как минимум половина террористов имеют высшее образование, и известные случаи типа университетского преподавателя Азахари Хусейна, организатора терактов на Бали 2005 и 2006 годов, — только верхушка айсберга. Разумеется, следует учитывать то, что образ жизни в университетской среде более публичен и эти люди более заметны. Однако 169 человек из выборки занимали лидерские позиции в террористических организациях. Еще более впечатляет разрыв между уровнем образования в выборке и в целом среди населения тех стран, откуда происходят террористы: в 1987 году (медианный год поступления участников выборки в университеты) охват высшим образованием населения в их странах составлял в среднем 11,3%.

Хотя в последние годы радикальный ислам «пролетаризируется», большая доля высокообразованных людей — стойкая тенденция вот уже тридцать лет. Поскольку популярный стереотип рисует исламистов нищими и невежественными, этот феномен не может не удивлять.

Типы образования

Кто из них что изучал? Образование исламских экстремистов поддается той же семичастной дисциплинарной классификации, что и образование других террористов (ультраправых и ультралевых), рассматриваемое в следующих главах: четыре основных прикладных специальности (техника; медицина; право; экономика и управление) + три кластера (математика и естественные науки; общественные науки; гуманитарные науки). Довольно большая группа (38 человек) изучала исламоведение. Однако доминируют все же инженеры: 93 из 207. Всего представители наиболее престижных специальностей — технических, экономических и естественно-научных — составляют 64,7% в выборке. Даты их рождения — от 1930-х до 1970-х годов, с медианным годом рождения 1966.

Среди инженеров, для которых специальность известна, преобладают строители, электротехники и компьютерщики, хотя, возможно, это распределение отражает лишь общую популярность данных специальностей. Однако к этим профессиям принадлежит ряд видных террористов, таких как глава «Имарата Кавказ» Доку Умаров, организатор первого нападения на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке (еще в 1993 году) Рамзи Юсеф или причастный к атаке 11 сентября Саид Бахайи.

Действительно ли наблюдается преобладание инженеров?

Нет причин полагать, что источники почему-либо замалчивали специальности остальных террористов, а инженерам уделяли особое внимание. Перекос мог бы объясняться повышенным количеством инженеров среди лидеров джихадистов, поскольку лидерам свойственна большая публичность. Однако это предположение не подтвердилось. При рассмотрении вопроса, кто из террористов занимал руководящие позиции, выяснилось, что инженеры занимали их с той же вероятностью, что и представители других специальностей. Более того, не наблюдалось повышенной доли инженеров среди тех, кто непосредственно изготовлял бомбы.

Возможно, инженерные специальности просто популярны у абитуриентов в данных странах? Даже в этом случае все равно необходимо объяснить, почему абсолютное большинство террористов оказались студентами или выпускниками вузов. Но популярность инженерных специальностей у населения в целом проверяема.

Население в целом

Доля инженеров среди мужского трудоспособного населения стран, которые представляет наша выборка, составляет в среднем 1,3%, в то время как доля инженеров в самой выборке, даже если не учитывать лиц, специальность которых неизвестна, — 18,7%. Это означает, что среди террористов инженеров больше в 17 раз!

Медиков оказывается больше в 10 раз, а вот представителей естественных наук ненамного больше, гуманитариев же даже меньше, чем среди населения в целом.

Обладатели высшего образования

Насколько инженеры по сравнению с другими дипломированными специалистами склонны к радикальному исламизму? Для этого необходимо рассмотреть долю инженеров среди обладателей высшего образования. (Мы снова берем статистику для мужского населения, так как террористы в выборке почти все мужчины, кроме гражданки США Аафьи Сиддики).

Выясняется, что доля инженеров среди мужчин с высшим образованием для стран, выходцами из которых являются террористы, составляет в среднем 11,6%, тогда как среди самих террористов (чье образование известно) — 44,9%. Эта разница статистически более чем значима.

Как обстоит дело с другими специальностями? Медиков в выборке примерно вдвое больше, чем ожидалось бы по случайному распределению, зато представителей естественных наук (которых традиционное восприятие ставит в смежную категорию с инженерами), напротив, намного меньше. Еще более удивительно почти полное отсутствие гуманитариев: ожидаемая доля была бы 14,9%, реальная — 2,9%. Практически отсутствуют и педагоги: похоже, с 1970-х годов тип учителя, пошедшего в революционеры, сдан в архив. То же самое относится и к юристам. И лишь один представитель выборки имеет образование в области общественных наук — психолог Али Мохамед, участник нападений на посольства США в Африке в 1998 году. (Как будет показано в гл. 5, левые экстремисты изучают общественные науки гораздо чаще.)

Таким образом, преобладание инженерных и медицинских специальностей в выборке носит характер статистической закономерности.

Саудиты — исключение

Однако исключение составляет Саудовская Аравия, для которой преобладания инженеров среди террористов не наблюдается: из 33 саудитов в выборке у 12 высшее образование и только у 2 из них инженерное. Из 25 участников атаки 11 сентября 2001 года 15 были саудитами и на них приходился только 1 инженер, тогда как из остальных 10 инженерами были 7. С этим согласуются данные о саудовских радикальных исламистах 2000-х годов: в списках мало инженеров, зато, напротив, преобладают педагоги. Как интерпретировать «саудовское исключение», будет рассмотрено в гл. 2.

Воздействие отбора

Избыток выпускников вузов вообще и инженеров в частности среди экстремистов требует объяснения, но сначала нужно установить, что именно мы объясняем. Источников этого явления может быть два: 1) повышенная склонность дипломированных специалистов в целом и особенно инженеров примыкать к джихаду; 2) отбор джихадистскими организациями именно таких людей. Разумеется, оба фактора могут и сочетаться.

Логично предположить, что организаторы террора будут отбирать более образованных людей и в первую очередь с инженерными знаниями. Однако отбора недостаточно для того, чтобы объяснить наблюдаемую картину, особенно если вспомнить, что зачинателями радикальных движений в мусульманских странах часто были студенты или образованные элиты. В этой главе мы рассмотрим вопрос, отдают ли предпочтение инженерам просто потому, что они умеют изготавливать бомбы. Вторая гипотеза, подлежащая проверке, — что, стартовав в университетской среде, экстремистское движение естественным образом вовлекает ближайшие круги людей.

Бомбисты

В январе 1996 года израильскими спецслужбами был убит чрезвычайно влиятельный член «Хамас» Яхья Айяш, носивший кличку «Инженер», которая, впрочем, относилась не столько к его диплому электротехника, сколько к его умению мастерить бомбы. Прием, который применили против него, был тоже инженерный: ему подсунули начиненный взрывчаткой мобильный телефон.

В декабре того же года в Великобритании были задержаны хамасовцы Самар Алами и Джавад Ботмех, причастные к нападениям на еврейские организации. Алами имела диплом инженера-химика Университетского колледжа в Лондоне, того же, где учился Абдулмуталлаб (тот, что с бомбой в штанах). Ботмех имел дипломы электротехника Лестерского университета и Королевского колледжа в Лондоне.

Азахари Хусейн, изготовивший бомбы для терактов на Бали 2005 и 2006 годов, получил инженерное образование в Австралии в 1980-е годы, а в 1990 году защитил диссертацию в Редингском университете.

Все эти четверо были инженерами и занимались изготовлением бомб. На первый взгляд это подтверждает гипотезу, что инженеров вербуют с целью использовать их технические навыки или что люди с такими навыками более склонны примыкать к террористическим группировкам — тем более что «Хамас» открыто поощряет инженерные способности. Эта гипотеза интуитивно выглядит привлекательной: она приходит на ум первой, когда речь заходит о преобладании инженеров среди экстремистов, — и в самом деле, кому делать бомбы, как не инженерам? И все же представляется, что этого недостаточно для объяснения наблюдаемого феномена.

1. Досье британской разведки подтверждает, что вербовка ведется среди студентов, обучающихся по техническим и IT-специальностям. При этом составители досье отмечают, что «за экстремистами замечено внимание к школам и колледжам, в которых молодежь может быть весьма любопытной, но менее критичной и более доверчивой к экстремистским доводам». А вот список характеристик, которые считает полезными руководство по вербовке джихадистов: «дисциплина, послушание, терпение, интеллект», «осторожность и благоразумие», умение «наблюдать и анализировать» — свойства, которые чаще встречаются у инженеров. В действительности наше исследование так и не выявило доказательств, что кандидатов отбирают на основании технических навыков. Приоритетны именно личностные свойства.

2. Непосредственно изготовлением бомб занимается меньшинство, а инженеры составляют абсолютное большинство в выборке (в том числе на управленческих позициях, которые не требуют инженерных знаний). Например, в «Хамас» инженеры занимают как раз управленческие позиции, тогда как бомбисты в основном имеют специальность по исламоведению.

3. Изготовление бомб не такая уж сложная работа, и для этого необязательно быть инженером. Второй бомбист с Бали, Дулматин, прозванный «гением», был автомехаником, третий — Ноордин Мухаммад Топ — бухгалтером. В лондонской попытке заминировать трансатлантические лайнеры в 2006 году техническими работами занимался Ассад Сарвар, имевший диплом по спортивным наукам, а единственный инженер в группе выполнял координирующую роль.

4. Количество инженеров в группировке не связано прямо с ее террористической активностью: как уже упоминалось выше, у саудитов инженеры не составляют большинства, но они эффективно ведут террористическую деятельность. Без инженеров обходятся и неисламские террористические группировки, такие как «тамильские тигры» на Шри-Ланке или ИРА в Ирландии — эти состояли в основном из малообразованных рабочих.

5. Далеко не факт, что на инженерных факультетах можно получить практическое знание. За последние годы пять попыток терактов, предпринятых на Западе при участии инженеров, провалились. В одном случае сооружение из петард, скороварки, бензина и удобрений не взорвалось. В другом бомба и не могла взорваться, так как в ней не оказалось окислителя.

Однако для проверки теории «инженеры нужны, чтобы делать бомбы» необходим статистический анализ деятельности членов группировок, который мы и предприняли. Он показывает, что бомбисты составляют 15% от общей численности членов групп и такую же долю среди инженеров. Таким образом, инженеры в этом отношении никак не выделяются.

Повышение случайной вероятности через социальные сети?

Могут ли эти данные объясняться другим видом отбора, который по существу случаен? Нелегальные организации нуждаются в конспирации, поэтому естественно, что при расширении сети ячеек они будут полагаться на старые знакомства: друзей, родственников, коллег. Если зачинатели движения хотя бы случайно окажутся инженерами, они будут искать сподвижников в своей среде. То же приложимо и к студентам.

Это, по-видимому, верно для ранних египетских группировок, по поводу которых уже отмечалось, что они вели вербовку через родственные, дружеские и профессиональные связи. Однако по мере того как доминирование инженеров обнаруживается в самых разных исламистских организациях многих стран, возникает все больше вопросов, может ли этот процесс быть случайным.

Рассмотрим распределение дипломов по различным специальностям. Наш анализ показывает, что распределение террористов с высшим образованием в целом и инженеров в частности равномерно и не зависит от страны (исключение, как уже говорилось, составляет Саудовская Аравия). Распределение инженеров даже более равномерно, чем распределение дипломированных специалистов в целом.

Наша выборка охватывает как минимум четыре независимых кластера: уроженцы Северной Африки, Юго-Восточной Азии, Палестины и Аравийского полуострова. Во всех четырех наблюдается преобладание лиц с высшим образованием и особенно инженерным. Предположение, что они могли контактировать через Интернет (выдвинутое некоторыми авторами), не подтверждается, так как большинство из них примкнули к радикальному исламизму в доинтернетную эпоху. Так, на 1998 год даже в Великобритании лишь 4% домохозяйств были охвачены Интернетом.

Кроме того, в массовых движениях типа «Хамас» значение локальных социальных связей убывает. Публичные места вербовки — мечети и места выступлений радикальных проповедников — не фильтруют посетителей по образованию и профессии. Это означает, что посещаемость их студентами (в том числе инженерных специальностей) изначально выше, чем другими категориями населения.


Заключение

Таким образом, наблюдаемый феномен не является случайностью: инженеры действительно составляют непропорционально большую долю среди воинствующих исламских радикалов. Их в 14 раз больше, чем среди мужского населения исламских стран в целом, и в 4 раза больше, чем среди выпускников вузов этих стран. Эта диспропорция характерна для всех стран мусульманского мира, за исключением Саудовской Аравии, что опровергает предположение о роли исторической преемственности и социальных связей.

В целом наши данные показывают, что вероятность примыкания к экстремистским группировкам не понижается, а повышается с повышением уровня образования, причем для специальностей с высоким уровнем требований к профессиональным знаниям эта вероятность еще выше. Это первое системное подтверждение того, что ядро исламского экстремизма составляют потенциальные элиты, а не бедные и обездоленные.

Факторы, которые могут объяснять обе тенденции — преобладание среди террористов лиц с высшим образованием и преобладание среди них инженеров, — будут рассмотрены в следующих главах.


Примечание
↑1. BBC News. 2010. Jan. 7.

Реферат подготовила Мария Елифёрова

Pan

ПАМЯТИ РУССКОГО ГЕРОЯ

Забытые страницы истории.

В израильском городе Ариэль есть памятник Николаю Блинову — русскому дворянину, который погиб, защищая евреев в житомирском погроме 1905 года.

Сто с лишним лет назад история этого человека, единственная в своем роде, потрясла многих людей в России. Его имя стояло первым в поминальных списках в синагогах. На стене одной из них на его родине установили мемориальную доску. Советская власть из 51 житомирской синагоги уничтожила 50, в том числе и эту. Про Колю Блинова забыли.

Но в 2010 году петербургский писатель, доктор культурологии, профессор Александр Ласкин опубликовал документальный роман «Дом горит, часы идут». В нем много героев, но в центре событий Николай Иванович Блинов, для которого с детства «не было чужих». Еще учеником шестого класса гимназии он ездил в группе таких же детей, как сам, под Уфу, где свирепствовал голод, помогать в строительстве столовых и организации пекарен. В этой группе был и другой мальчик — Саша Гликберг, впоследствии Саша Черный.

Коля был страшно охоч до впечатлений от жизни, в которой всегда искал и находил что-то любопытное. Был великим оптимистом («для него клопы пахнут коньяком»), но не упрощал, а дотошно во всем разбирался. Сразу после женитьбы Коля поступил на инженерный факультет университета в Женеве. А еще играл в любительском театре, в том числе в пьесе Семена Ан-ского «Евреи», рассказывающей о погроме. Неравнодушный человек Коля Блинов стал, как пишет автор романа, «заложником этой пьесы». В 1902-м он вернулся на родину. Когда в 1905-м начался очередной житомирский погром, Коля вышел к черносотенцам как парламентер. «Надо было выбросить белый флаг, а Коля протягивал вперед руки. Как бы говорил: вот и все, с чем я иду к вам».

Не помог ничему; его били булыжниками, а потом штыком в лицо. 24-летний Коля Блинов погиб. У него остались жена и двое детей. Мать Коли обнаружила его тело в морге еврейской больницы среди еще семнадцати жертв. В кармане пиджака лежало давно написанное письмо родным: он понимает, чем закончится дело, но не может поступить иначе. «Есть обстоятельства выше личных».

Смерть Николая вызвала очень сильную реакцию. Его родной брат Иван служил полицейским и к настроениям Коли относился понятно как: грозил расправой. Рука, мол, не дрогнет. Но в житомирской газете «Волынь», сохранившейся в Публичной библиотеке, Ласкин нашел заметку:

«Штаб-ротмистр И.И. Блинов явился к елизаветградскому общественному раввину инженеру В. Темкину и в его лице сердечно благодарил всех евреев за их теплое отношение к памяти его покойного брата и за помощь, оказанную ими его семейству». Владимир Темкин впоследствии стал одним из основателей Государства Израиль, его именем назван район в городе Нетания.

Еще одна героиня романа — Сарра Николаевна Левицкая. Внучку декабриста Михаила Бодиско так назвали в честь бабушки-монахини, но в детстве из-за имени дразнили еврейкой. В своих мемуарах Сарра пишет, что уже в двенадцать лет задумалась: стала бы она хуже, родись еврейкой? И сама себе ответила: «Нет!» Позже в книге знаменитого историка Семена Дубнова (некоторые части его «Всеобщей истории евреев» выходили в 1922–1923 годах в Москве и Петрограде) она обнаружила две строчки о Николае Блинове и была потрясена:

«Этот человек сделал то, что должна была сделать я».

В царских тюрьмах Сарра Левицкая дважды сидела как эсерка. В сталинских лагерях тоже дважды — как эсперантистка. Освободилась с «минусом»: без права жить в Москве и Ленинграде. Поехала в Иваново, где создала движение эсперантистов. Но не забыла про Блинова. Ездила четыре раза в Житомир, записывала воспоминания его родственников. Мечтала стать директором детского сада в Малеванке — том районе Житомира, где в начале века проживали погромщики, чтобы их внукам прививать уважение к евреям. Но это было нереально. Даже родственники Блинова не могли взять в толк, чего хочет эта пожилая и явно вызывавшая подозрение женщина.

Из прощального письма студента Николая Блинова матери:

«Вместо веры в чудотворные иконы, в благочестивых попов, в их воззвания ко всеобщей любви я стал верить в людей, в то Божественное начало, которое двигает их на все хорошее и приближает к царствию Небесному, то есть к такому общественному порядку, который создаст всеобщее счастье... родная моя, отрешись на минуту, на одну только минуту, что я твой сын, стань выше этого и скажи положа руку на свое чистое сердце: должен же человек бороться со всем, что он признает помехой к достижению лучшей жизни. я знаю, что ты ответишь как человек, знаю, какую оговорку ты сделаешь. Но, дорогая, это несущественно — важен ответ, на котором мы сойдемся как люди, а не оговорка, на которой ты будешь настаивать как мать».

Ласкин разыскал ученика Левицкой, Евгения Таланова, который, как выяснилось, сохранил ее бумаги. Записи Сарры Николаевны дополнили историю. А основной архив Николая — сотни писем, рисунков, фотографий — Ласкину предоставила Зоя Томашевская, дочь выдающегося литературоведа и пушкиниста Бориса Томашевского и внучка Блинова.

Вскоре после публикации романа «Дом горит, часы идут» Ласкину пришло письмо из Израиля с приглашением приехать на открытие памятника Блинову. В университете города Ариэль решили увековечить его память. Кстати, ректор Ариэльского университетского центра — известный химик Михаил Зиниград, родом из Одессы, выпускник Днепропетровского металлургического института. И в конце января на территории кампуса была открыта стела с памятной надписью и посажено лимонное дерево. В торжественной церемонии участвовали студенты, преподаватели, министры, депутаты кнессета.

Александр Ласкин, как и другие, был тронут: «В этой стране считают своей обязанностью помнить прошлое. Буквально на каждом шагу кого-то вспоминают. Улица имени такого-то, больница имени такого-то. Школа детский сад.. Это такая система жизни. Когда пытаются никого не забыть. И вот в кругу их благодарности оказался русский студент. И это памятник первому русскому, который поставлен в Израиле. Ну если не считать Жаботинского и Голду Меир.

В Яд-Вашеме есть несколько деревьев в честь русских людей, разумеется. Но это все же не памятники Церемония была очень трогательная. Этот памятник для Израиля три дня был в главных новостях. Об этом сообщали телеканалы, радио, газеты. В Израиле не может быть памятника с изображением человека, поэтому это камень и доска, а на ней написано про его подвиг. Я был изумлен тем, что на всех компьютерах университета, а их там тысячи, целую неделю заставкой стоял портрет Коли Блинова. Вообще-то я десять книг написал. Отклик обычно скромный. Ну позвонит приятель, скажет, что прочел А в данном случае слово оказалось делом. Фантастический результат».

В Житомире роман Ласкина прочитали по интернету. Местный историк Евгений Романович Тимиряев изучает жизнь своих земляков, и в частности занимался отчимом Саши Черного — преподавателем гимназии Константином Роше, повлиявшим и на личность Блинова. Однако про Колю Блинова узнал впервые. Вместе с возглавляемым им «Русским содружеством» (плохого не подумайте, это всего лишь объединение русских в украинском городе) они решили увековечить память земляка...



Ольга Шервуд

Originally posted by grimnir74 at Евреи помнят русского героя.
Pan

ЧТО ДЕЛАТЬ

 
12 июня этого года в посте ЕВРОПА НА ГРАНИ ВОЙНЫ я писал:

          ДА, ВОЙНА НЕМИНУЕМА: РОССИЯ ВВЕДЁТ ВОЙСКА В УКРАИНУ
         
          Всякий раз, как Путин во всеуслышание объявляет о своих абсолютно мирных намерениях
          в отношении соседних государств, это служит прикрытием готовящегося вторжения.
          Ничего личного, никакой мистики - просто так их учили в гебистской школе. Так было с Крымом.
          Так будет с юго-востоком Украины.

          Ставки сделаны. Больше никто ни у кого не спрашивает, хотят ли русские войны...

          Если в моей френдленте всё ещё остались сомневающиеся в том, что РФ стоит
          на грани развязывании полноразмерного вторжения в Украину, пусть расскажут,
          в какой аптеке они заказывают свои розовые очки.


Я одиночка.
Старик.
Ничего не решающая единица.
Тем не менее - мыслящая единица.
Более того - гражданин Соединённых Штатов Америки.
А это уже немало.

Отправил в Белый Дом свои предложения по поводу того, что делать с неонацистским путинским режимом, наращивающим волну военных преступлений - против суверенной Украины, а теперь и против всего мира.

1. Заставить ООН исключить Российскую Федерацию из числа членов Совета Безопасности, пользующихся правом вето. В случае непринятия этого предложения США следует вообще выйти из ООН.

2. Немедленно объявить о строительстве разветвлённой сети противоракетной защиты на территории восточной Европы, выделить деньги на самую современную систему Star Wars и приступить конкретно к её созданию.

3. Срочно организовать обучение украинских лётчиков тактике и стратегии современного боя c наземными пехотными/танковыми войсками противника и поставить на вооружение Украины законсервированные самолёты A-10 Thunderbolt II ("Warthogs").


4. Срочно организовать обучение украинского спецназа методам ведения боевых действий в условиях населённых пунктов. Снабдить украинских спецназовцев приборами ночного видения и средствами персональной защиты.

5. Расконсервировать и поставить Украине атакующие геликоптеры Boeing AH-64A Apache и геликоптеры сопровождения Black Hawk и Chinook. Обучить украинских пилотов тактическому искусству уничтожения бронетехники противника с помощью низко-летающих средств поражения.

6. Сделать данные сателлитной разведки над территорией юго-востока Украины доступными действующим войскам Украины и обучить их пользованию этой информацией.

7. Довольно заигрывать с Диктатором Всея Руси!
Следует недвусмысленно предупредить правящие элиты России, что у них сегодня остались две альтернативы:
- убрать своего Фюрера от власти
или
- совершить самоубийство, развязав безвыигрышную войну со всем миром.



Напишите в Белый Дом и вы, если вам небезразлично, мир или война станут ближайшим будущим лично вашего уютного мирка...
Pan

PER ASPERA AD ASTRA

 
Это написала в своём журнале Дина sid75:

Сегодня в Орхусе – втором после Копенгагена городе Дании – открылось Международное совещание Президентов математических обществ европейских стран. Событие это, для большинства из вас абсолютно не интересное, не стоило бы упоминания в ЖЖ, если бы не...

Дело в том, что Израиль представляет на этом форуме Президент Израильского математического общества, профессор математики Хайфского университета, а по совместительству – мой сын, чем я невероятно горжусь.


Collapse )
Pan

ТРЕТЬЯ ВОЛНА. NO SUBSTITUTE FOR MADNESS (часть 2 - окончание)

Начало здесь.


Мой страх был в основном вызван широким распространением доносительства. Хотя формально я назначил только трех учеников сообщать о нарушениях правил поведения, ко мне явились примерно двадцать человек, чтобы сообщить о том, что Аллан не отдал салют, а Джорджина критически отзывалась о нашем эксперименте. Такой размах слежки означал, что половина класса теперь считала свои долгом наблюдать за своими товарищами и доносить на них. Из этой лавины доносов можно было понять, что зреет один настоящий заговор.

Collapse )
Pan

ТРЕТЬЯ ВОЛНА. NO SUBSTITUTE FOR MADNESS (часть 1)

 
Рон Джонс
ТРЕТЬЯ ВОЛНА


Из книги:
Third Wave
No Substitute for Madness. A Teacher, His Kids & The Lessons of Real Life
by Ron Jones, Island Press, Covelo, California, 1977 (San Francisco, Calif.: Zephyros, 1977).

Примечание редактора:

Часто замечают, что группа может стать чем-то большим, чем совокупность ее отдельных членов, и превратиться в организм, поведение которого в корне отличается от обычного индивидуального поведения этих членов. Это может произойти в результате установления новых норм (в сочетании с властью группы над ее членами, требующей от них конформизма), в результате диффузии ответственности или из-за ощущения потери индивидуальности у членов группы. "Третья волна" - это яркий рассказ о групповом движении, которое стало жить своей собственной жизнью, намного превзойдя ожидания своего создателя. Эксперимент, длившийся в течение недели и поставленный для того, чтобы учащиеся прочувствовали атмосферу нацистской Германии, чересчур быстро превратился в реальность, притягивавшую к себе почти всех, кто с ней соприкасался. Несмотря на то что Джонс не дал социально-психологического анализа, его статья иллюстрирует некоторые групповые процессы в действии и показывает, как они могут одновременно быть привлекательными и разрушительными.

Collapse )
Пожалуйста, оставляйте комментарии под текстом второй части.