Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

thought

ЛИГУРИЯ

Июнь, Вернацца. Бархатная ночь
Простёрла крылья над уютной бухтой,
И диск луны, как лимончелло, мутной,
Торопит облака убраться прочь.

Стихает город, окна гаснут, бриз
Прохладой веет над резной калиткой,
И тень твоя изысканностью гибкой
Чернеет на тропе, ведущей вниз.

Контрастный профиль женщины в саду
Под серебристой лунною дорожкой.
Давай безмолвно посидим немножко,
Не говори, мол, поздно, я пойду.

Я до утра с тобой молчать готов,
Внимать пророчеству ночной цикады,
Далёкой благости колоколов
И аромату звёзд над летним садом.

Прикосновенье вечности - лишь миг,
Не упусти его, лови мгновенье.
Нет смерти. Есть лишь тёмных волн биенье
Да рядом этот вот седой старик.
thought

Я БЫЛ

Зачем люди фотографируют сами себя?
Для чего художник пишет автопортрет?
Что мы ожидаем увидеть, взглянув на себя со стороны?
Что хотели бы спрятать от остальных?

Я раньше верил, что selfie для женщины
Есть способ сообщить Адаму, Парису и прочим,
Что ей хочется яблока сегодня на ужин.
Теперь понимаю, что ничего не знаю о женщинах.

Зато мужчины просты и понятны.
Нам надо знать, что маска плотно прилегает к лицу,
А подлость, страх, неуверенность или глупость
Случайно не лезут наружу из-за ушей.

Юноше к лицу намёк на плетору гормонов,
Зрелому мужу идёт маска самоуверенной силы,
Старцу - символы мудрости: благообразная седина и морщины,
Философу не обойтись без имитации мысли и тайного знания,
Атеисту нужно убедиться в отсутствии образа и подобия,
Путешественник метит собою ландшафты, соборы, скульптуры,
Глупец тешится тем, что в сомбреро похож на latinos.

Но это не главное. Главное - selfie удостоверяет,
Что ты действительно был: вот он - нос, подбородок, глаза.
Всё моё. Единственный документ, которому хочется верить.
Кроме него, жизнь не оставит других доказательств.

thought

VANITATE

солёный бриз
ворвавшийся в залив
принёс с лугов прибрежных
цветочный аромат
он растрепал берёзе крону
раскачал
верхушки пальм
но не нашёл
людей собак и птиц
даже шмелей
куда-то всё исчезло

пустынны улицы
бульдозеры
дома
застыли в белом свете дня
как декорации
необъяснённой драмы
нет криков детворы
и чаек
и шуршанья шин
на выжженном асфальте

пустота
но лампы фонарей
питаемые соком солнца
горят у входа в дверь
куда уже никто не постучит
да и зачем стучать
коль некому открыть

лишь тень
безумного слепого старика
тень фотокамеры
и тень его собаки
вершат привычно утренний обход
да тишина звенит
над мёртвою водой









thought

ИЗ ЧЕГО СОСТОИТ СТАРОСТЬ

Из чего состоит старость?
Из болей в суставах и бессмысленных визитов к врачам,
Из мечущихся стрелок часов, безнаказанно тратящих время,
Из потерь - наглые белки жрут молодые побеги салата,
Из выцветших фотографий людей, которых давно уже нет,
Из безделушек, пылящихся по углам старого дома,
Купленных в странах у моря, в жаркий полдень, после купанья,
Или обросших ракушками обломков, найденных женщиной на берегу,
Из музыки, бывшей когда-то живой, а теперь консервированной
И хранящейся под стеклом в безумном чреве UTube'а,
Из снов об играющих в зелёной воде солнечных бликах,
Из книг, которые больше никто не читает,
Из звонков твоих внуков, обещающих, деда, я скоро приеду,
Из забот о приёме лекарств, ты всегда о них забываешь,
Из света и тени в синий час, когда солнце встаёт на востоке,
Или из зыбких очертаний золочёных заходом солнца предметов,
А между этими двумя часами, всё что слепит, исчезает бесследно,
Как - спасибо за то Мирозданью - исчезает вся грязь,
Вся подлянка, что тобою и ими оставлена для других поколений...
thought

ВАЖНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Настоящее имя Доктора Зюсса, любимейшего автора книжек американской ребятни, - Theodor Geisel. Живи он сегодня - справлял бы свой 117-й день рождения.


И именно сегодняшний день был выбран, чтобы объявить о том, что отныне шесть его книг больше не будут переиздаваться.

Список подверженных остракизму книг возглавляет "And I Think That I Saw It on Mulberry Street", впервые изданная в 1937 году и первая из подписанных авторским именем Dr Seuss. Следующие пять жертв:

"If I Ran the Zoo"
"McElligot's Pool"
"On Beyond Zebra!"
"Scrambled Eggs Super!"
"The Cat's Quizzer"

Объявленная причина табу - "they portray people in ways that are hurtful and wrong" - картинки, сопровождающие любимые детишками книги, признаны расистскими. Нет-нет, не правительством признаны, нет нужды собираться на демонстрацию в поддержку Первой поправки! Решение о приостановке публикации книг не было принято государством.

Эпитимью наложила на себя кампания Dr. Seuss Enterprises, обладающая правами на литературное наследие Доктора Зюсса! Добровольно сами себя выпороли, сами подсуетились в угоду входящей в моду войны с культурой, "Cancel Culture": "Прекращение продажи этих книг только частично отражает нашу решимость превратить каталог изданий Dr. Seuss Enterprises's в представительную организацию, поддерживающую все общины и семьи".

Вспоминаю посещение президентом Обамой и его супругой одной из начальных школ Америки: Барак Обама читал детишкам как раз вот эту вот, запрещённую сегодня книжку Доктора Зюсса "And I Think That I Saw It on Mulberry Street". До объявление войны американской культуре оставалось ещё шесть лет, и некому было подсказать первому чёрному президенту, что он читает школьникам расистскую книжку!

Но в 2019-ом году заботами левых товарищей, объявивших войну культурным традициям Запада, была опубликована "научная работа", утверждавшая, что добрый Доктор Зюсс, начиная с 1920-х годов занимался распространением расистских и антисемитских стереотипов (Journal "Research on Diversity in Youth Literature.") И вот сегодня борцы с культурой одержали первую победу над мёртвым писателем.

Увы, отвратительный этот факт нельзя назвать из ряда вон выходящим.

Вчера одна из замечательных виртуальных подруг прислала мне в личку сообщение, уведомляющее преподавателей частной музыкальной школы об изменениях в репертуаре для будущих музыкантов. "Две пьесы Дебюсси - Golliwogg's Cakewalk и Le Petit Negre - в дальнейшем должны быть исключены из нашего культурного и музыкального ландшафта. Мы должны сделать нашу школу [...] местом, где все ученики чувствуют поддержку, а обе эти пьесы несут отживший расовый посыл".

"Американцы сошли с ума!" - решит читатель. Велика печаль моя, дорогой читатель, частная музыкальная школа, о которой идёт речь, - русская.

Ну ладно, литература, изобразительные искусства, музыка - при очень большом желании можно если не обнаружить, то хотя бы придумать в произведении расистские тенденции. Но математика!?... Как? И математика тоже?

Естественно! Если вы удивлены, значит до сих пор не поняли, что удар направлен не на гуманитарные дисциплины, внезапно ставшие анти-гуманитарными. Война объявлена ВСЕЙ КУЛЬТУРЕ. Помните мем гитлеровских времён "арийская физика против еврейской"? Вот так же обстоят дела сегодня с изобличением порочности точных наук, в первую очередь математики.

MATHEMATICS ASSOCIATION DECLARES MATH IS RACIST!
"Математическая Ассоциация Америки в пятницу обнародовала заявление, декларирующее, что математики должны "принять участие в некомфортабельном разговоре о расе."

Ассоциация призывает к “pursuit of Justice" в математике!

"Время всем нашим профессионалам признать, что математика создана людьми и, следовательно, ей также присущи свойственныe людям погрешности. Пока мы не сделаем этих выводов, наше сообщество и наши студенты не смогут достичь своих полных потенциальных возможностей. Достижение потенциала в математике зависит от участия академии и университетских кафедр в критическом, требовательном и не всегда комфортабельном разговоре об отрицательных эффектах в вопросах расы и расизма в математике. Пришло время сдвинуть математику и обучение математике в сторону равноправия".

Новости борьбы с культурным наследием Запада можно цитировать до второго пришествия.
Можно удивляться. Можно возмущаться. Можно смеяться.

Но я хочу сделать следующее короткое заявление от своего имени:

1. Пропагандируйте сколько угодно свою культуру, но НЕ СМЕЙТЕ отрицать моё право на культуру, которую я считаю своей, - от Бетховена и Ван Гога до Томаса Джефферсона и Георга Кантора.

2. Я считаю Cancel Culture проявлением расизма. Да, это reverse racism, но от этого вкус его не становится более приемлемым.

3. Я стар. Жизнь не оставила мне времени для борьбы с вашим новым расизмом. Но моё завещание детям и внукам - никогда не позволяйте внутреннему цензору ограничивать ваше право на свободу слова и свободу совести.
thought

АЛЕКСАНДР ГАЛИЧ:

Сердце мое заштопано
В серой пыли виски
Но я выбираю Свободу
И - свистите во все свистки!
И лопается терпенье
И тысячи три рубак
Вострят, словно финки, перья
Спускают с цепи собак
Брест и Унгены заперты
Дозоры и там, и тут
И все меня ждут на Западе
Но только напрасно ждут!
Я выбираю Свободу
Но не из боя, а в бой
Я выбираю свободу
Быть просто самим собой
И это моя Свобода
Нужны ли слова ясней?!
И это моя забота
Как мне поладить с ней!
Но слаще, чем ваши байки
Мне гордость моей беды
Свобода казенной пайки
Свобода глотка воды
Я выбираю Свободу
И пью с ней нынче на "ты"
Я выбираю свободу
Норильска и Воркуты
Где вновь огородной тяпкой
Над всходами пляшет кнут
Где пулею или тряпкой
Однажды мне рот заткнут
Но славно звенит дорога
И каждый приют - как храм
А пуля весит немного
Не больше, чем восемь грамм
Я выбираю Свободу
Пускай груба и ряба
А вы - валяйте, по капле
Выдавливайте раба!
По капле и есть по капле
Пользительно и хитро
По капле - это на Капри
А нам - подавай ведро!
А нам - подставляй корыто
И встанем по всей красе!
Не тайно, не шито-крыто
А чтоб любовались все!
Я выбираю Свободу
И знайте, - не я один!
И мне говорит "свобода"
Ну что ж, - говорит, - одевайтесь
И - пройдемте-ка, гражданин
thought

УПРЯМЕЦ

Входил не раз в одну и ту же реку,
Бывал - бессмысленно - насильно мил,
Я днем с огнем искал здесь человека,
Но лишь лягушек в тине находил.

Теперь в чужие сани снова лезу
И первый блин жую, который - ком.
Кую давно остывшее железо.
Плюю в колодец. Спорю с дураком.

Не зная броду, снова лезу в воду.
Не научаюсь век, хоть век живу.
Не поклоняюсь до земли народу,
Хожу один над пропастью во рву.

Иваном-дураком лежу на печке,
Жду от волков награды за труды,
Копаю свой колодец возле речки
И под лежачим камнем жду воды.

Мал золотник мой старый, но не дорог,
И на распутье у семи дорог
Я сам себе свой самый злейший ворог -
Семь раз отмерив, выбрать путь не смог.

И потому опять мне в праздник груша.
Лицом пригож, но как-то не хорош,
Я принимаю ванну вместо душа
И после драки лезу сам на нож.

Мне по белу лицу печаль-кручина.
Высок репей, да черт ему не рад.
- Вы что вообще затеяли, мужчина?
- Мощу добром свою дорогу в ад.
thought

СРЕДИ НИХ НЕ БЫЛО СТУКАЧЕЙ

Marina Sotnikova
Facebook, October 19, 2019 ·

«Среди них не было стукачей». Бандеровцы и «сучьи войны»...


«Ночью бандеровцы вошли в барак и вывели двух бандитов. Те поняли, что их убьют».

В конце 1940-х в лагерях ГУЛАГа вспыхнули так называемые «сучьи войны». В центре криминальных «разборок» оказались и украинские политузники — «бандеровцы».

...«На воле я слышал о бандеровцах только черные слова, — пишет поэт Анатолий Бергер в мемуарах „Этап“. В 1969-1974 годах он отбывал наказание за „антисоветскую агитацию и пропаганду“ в Мордовии. — Вероятно, и такие слова нелживы: убийств и жестокости у них хватало. Но в лагере эти люди производили сильное впечатление. Лица у них были не такие, как у полицаев. Эти лица светились, дышали убежденностью и верой.

Среди них не было стукачей. Сидя те же 25 лет, они сносили тяжкое наказание достойно. К евреям в лагере относились дружелюбно. Да и вообще среди бандеровцев было много людей образованных, знающих европейские языки. Они твердо верили в свое предназначение, в грядущую независимость Украины, в правоту своего дела»...

...«Они также отличались от всех, — вспоминает еврей Анатолий Радыгин в книге „Жизнь в мордовских концлагерях вблизи“. В 1974 ее издали в Мюнхене на украинском языке. — Когда вдруг к ковырявшейся массе подоходил мужчина подтянутый и аккуратный, спокойный и малословный, выбритый, в чистой рубашке и вычищенной обуви, в бережно разглаженной арестантской одежде, можно было почти без ошибки угадать его национальность, партийность и знамя, под которым он воевал»...

«Воры в законе пытались держать в полном подчинении и остальных зэков, — пишет Валерий Ронкин в книге „На смену декабрю приходит январь“. — Коллега рассказывал и о том, как к ним в зону, где царил воровской закон, прислали большой этап бандеровцев. Те пошли к пахану и попробовали договориться с ворами, чтобы они не трогали политиков.

Но на следующий день демонстративно был убит политический, не пожелавший делиться посылкой с ворами. После очередного убийства бандеровцы подожгли воровской барак, предварительно заколотив его двери. Выскакивавших из окон бросали обратно. С той поры воровская власть в зоне кончилась».

«Конфликты между враждующими лагерями „блатные“ — „суки“ были нам очень на руку, — вспоминает закарпатец Василий Рогач в воспоминаниях „Счастье в борьбе“. — После таких „разборок“ одних сажали в БУР (барак усиленного режима), других отправляли на этап. А в жилой зоне на некоторое время устанавливалось затишье — прекращались грабежи, кражи, опасные схватки. Позже мы даже старались провоцировать эти конфликты. И долгое время они нам удавались».

Рогач отбывал наказание в лагерях РечЛАГ вблизи Воркуты. Администрация решила завезти сюда две сотни уголовников, чтобы поставить на место «бандеровцев».

— Замолчать, стерва бандеровская! Скоро мы вам рога обломаем, — бросился авторитет Чернобров на украинца, который вечером играл на мандолине в бараке.

— Думать нечего — утром будет поздно. Целый барак освобождают, готовят для блатной швали, — решили его земляки после короткого совещания.

Через час Чернобров пошел в туалет и больше не вернулся. Когда утром привезли остальные «блатных», те узнали, что их «атамана» убили. Селиться в одном бараке с украинцами отказались. На следующий день их увезли в неизвестном направлении.

Мирослав Симчич, который отбывал наказание на шахте в Бутугычаке в 500 километрах к северу от Магадана, вспоминает: «В лагере администрация с помощью прихвостней бесчинствует, особенно достается каторжанам-украинцам от нарядчика Бубновского. Весь лагерь, огромная колонна невольников, стоит на разводе. Выкрикивают номера каторжан. Цимбалюк на свой ​​номер вышел из колонны и направился к нарядчику. Не успел Бубновский опомниться, как лежал с расколотой головой. Цимбалюк отдал топор конвоиру и отправился в режимную часть за новыми 25 годами».

«Не знаю, где и как, а у нас это началось с приезда Дубовского этапа — в основном западных украинцев, ОУНовцев, — пишет о сопротивлении уголовникам Александр Солженицын в романе «Архипелаг ГУЛАГ». — Для всего этого движения они повсеместно сделали очень много, да они и стронул воз. Дубовский этап привёз к нам бациллу мятежа. Молодые, сильные ребята, взятые прямо с партизанской тропы, они в Дубовке огляделись, ужаснулись этой спячке и рабству — и потянулись к ножу.

Солженицын также ввел термин «рубиловка». Так назвал очищение лагерей от прислужников администрации — жестоких бригадиров и «секретных сотрудников». В СтепЛАГе в Казахстане она проходила в одно время — в ​​5.00, когда надзиратели только открывали бараки.

Узник СтепЛАГа Михаил Король описывает в книге «Одиссея разведчика»: «Ночью бандеровцы вошли в барак и вывели двух бандитов. Те поняли, что их убьют. Один убежал, а второго так покалечили, что он остался лежать на месте. А бандеровцы пошли на вахту и доложили: „Идите, подберите блатного. Мы его убили“. На следующий день руководителя бандеровцев арестовали, повели на вахту и в тюрьму. Бандеровцы догнали повозку и отбили своего».

«В этом жутком спорте ушам заключённых слышался подземный гонг справедливости», — добавляет Солженицын.

«Беспощадному террору МГБ противостояли, насколько возможно, только бандеровцы — украинские повстанцы Степана Бандеры, — вспоминает венгр Ирани Бела. — Несколько месяцев они вели себя очень тихо, а потом сориентировались и начали действовать. Они были хорошими рабочими и везде завоевывали доверие руководства лагеря и дружбу членов бригады. Всех поразила невиданная доселе серия убийств людей, которых подозревали в доносах на своих товарищей. Виновников не смогли поймать, и это смущало политофицера».

Хладнокровие, с которым происходило уничтожение «сексотов», сеяло страшную панику. Многие умоляли о помощи руководство. Просились в этап или клялись прекратить «черные дела».

Такая работа требовала большой внутренней дисциплины. Еврей Давид Цифринович-Таксер в книге «Страна Лимония» описывает, что повар-«бандеровец» боялся себе налить порцию гуще, чем другим. А украинец, который нес сахар на целую бригаду, не удержался и попробовал немного, был вынужден ходить от барака к бараку с табличкой «Я у своих товарищей украл сахар». От предложения надзирателей закрыть его в БУР — барак усиленного режима — украинцы отказались. В лагере они сами могли вершить судопроизводство.

«Бандеры, что на этом лагпункте заправляют, — пишет Цифринович-Таксер, — мало того, что своему Богу молятся, так организовали и для евреев, и для мусульман их праздники. Выставляют людей на шухере, чтоб предупреждать, если надзиратель поблизости».

В последующие десятилетия криминальный элемент с удивлением и часто с уважением воспринимал политических осужденных. Воин УПА Мирослав Симчич после отбытия 25 лет продолжал сидеть — теперь уже по статье «лагерный бандитизм». Свой очередной срок он отбывал среди уголовников:

«Неожиданно для них и для себя я стал в камере „авторитетом“ для воров. Они часто спорили между собой, а меня, как тюремного „долгожителя“, просили рассудить».

http://argumentua.com/stati/sredi-nikh-ne-bylo-stukachei-banderovtsy-i-suchi-voiny?fbclid=IwAR3wxSQc1ajXWZ_N99c0jpDTqoHX7S6rDY2PZSYzugTCakdH0QHjw_Zp7M4


Автор текста Александр Липовецкий
thought

ЧУЖИЕ СТИХИ: АЛЕКСАНДР ГУТИН

У нас в деревне насрано за баней,
Корова сдохла, спиздили пшено,
Сарай вчера сгорел у бабы Мани,
На удобренье кончилось говно.

Сломались трактор, сеялка и ГАЗик,
И не несутся куры третий год,
Работы нет, но каждый день, как праздник,
И хорошо живёт у нас народ!

И пусть уже лет пять сгорела школа,
И у доярки Даши гепатит,
Но Гарри зря отрёкся от престола,
Ему Россия это не простит!