Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

thought

ПЕРСЕИДЫ

Будет ласковый дождь Персеид над безмолвной калифорнийской долиной. Ты, бесстыжий старик, будешь стоять в чем мать родила у себя за домом в саду, в два часа ночи, пялясь в небо, а вокруг будет звенеть тишина, какая бывает только вдали от больших городов и автомобильных развязок. Разбуженный тобой Пес будет шастать вокруг с беспокойством, пытаясь понять, какая нечистая сила подняла Человека средь ночи и не будет ли от этих тревог хоть какой-то раздачи еды.

Редкая облачность - подсвеченные четвертушкой луны белесые бесы - будут медленно плыть в черном свете со стороны Океана, остальной мир останется недвижен и нем.

Безразличная к Персеидам, Женщина во сне повернется на другой бок в постели, и дом ее тоже будет плыть на восток, вслед за редкими августовскими облаками.

Холод влажной травы под босыми ногами обещает вернуть и тебя в этот дом, но сперва нужно увидеть падение первой звезды и успеть загадать ей желанье.

Ты придумал заранее, о чем просить ежегодный поток метеоров.
Пусть Она будет жить.
Остальное неважно.


Re-posted from https://art-of-arts.dreamwidth.org/747316.html
thought

В США НЕЧЕГО ЕСТЬ. ПРО ПРОДУКТЫ. (ЗАПИСКИ РУССКИХ ИЗ США)

Как страшно жить!

Русский – не национальность, это способ мышления...

Руслан Викторов, May. 6th, 2017 at 11:00 AM



Collapse )

Re-posted from http://art-of-arts.dreamwidth.org/743384.html
Pan

ДЮКОША И ДУАЛИЗМ

Когда мы втроём - Женщина, Дюкоша и я, собакон редко вступает в разговор. Он занят - заглядывает хозяйке в глаза, прекрасно зная, что она не в силах противиться его чарам и непременно выдаст что-нибудь вкусненькое.

Только оставаясь наедине со мной, пёс соглашается вести беседу.

Вчера вечером после гулянья мы с ним устроились в саду на газоне, и я решил задать давно мучивший меня вопрос.

- Дюкоша, - сказал я, - как ты вообще относишься к оленям?
- Нормально отношусь.
- Тогда почему ты их всегда гоняешь? На мой взгляд, это недостойно твоего цивилизованного, аристократического происхождения.
- Не обижайся, деда, но ты плохо разбираешься в тонкостях аристократического происхождения.
- Ну да, я не записан в Геральдическую Книгу и не заседаю в Палате Лордов...
- Нет, ты просто забыл, что Английские Овчарки специально выведены, чтоб пасти низших, травоядных животных.
- Но ты же не пасёшь оленей, ты их по-чёрному гоняешь!
- Дед, у тебя на всё в порядке с логикой. Как я могу их пасти, если я их не догнал?
- У оленей от твоих гонок может быть серьёзный стресс.
- Вообще-то я предпочитаю овечек. Оленей всё равно не догонишь. Давно просил тебя купить мне пару овечек или козочек, пусть бы жили у нас здесь в саду, а я бы их пас.
- Ладно, тебе и Тоне лишь бы чего купить. Как ты в принципе относишься к оленям? Ты их любишь?
- Далась тебе эта любовь. В наших отношениях нет места любви.
- Но ты же любишь олений помёт! Я знаю. Чуть отвлекусь - ты уж тут как тут, жрёшь оленьи катышки, за обе щёки уминаешь.
- Они вкусные.
- Разве ты не видишь в этом противоречия? Ты не любишь оленей - но обожаешь оленьи катышки! А ведь без оленей и помёта бы не было...

Дюкоша пошевелил пальцами лап, вытянулся на траве, повертел хвостом и, наконец, неторопливо произнёс:

- Деда, это ДУАЛИЗМ. Тебе, агностику, всё равно не понять...

Pan

АРКАДИЙ БАБЧЕНКО О НОВОЙ РОССИЙСКОЙ САКРАЛЬНОСТИ


СВЯТЫЕ ПОМИДОРЫ


В России, кажется, образовалась новая сакральная идея, снова в момент объединившая крымнашистов и либералов, ватников и майдановцев, православных и атеистов, левых и правых.

Эта новая сакральная идея - еда.
Точнее, формула "еду выбрасывать нельзя".

Россия - страна, удивительно умеющая вырабатывать сакральность. Ничего больше она вырабатывать не умеет. Но сакральность - это просто божий дар какой-то этой стране.

Самая главная заповедь здесь - не трожь!!!!
Царь - сакральный, Крым - сакральный, война - сакральная, история - сакральная, министерство души - сакральное, памятник - сакральный, и даже помидоры теперь - тоже сакральные.

Я знаю, что такое голодуха. О, да! Уж поверьте.
Тот, кто служил в девяностых под Екатеринбургом, в тех самых Камышловских болотах, откуда сейчас толпами валят новые "добровольцы" на новую войну - зимой, при минус тридцати пяти на улице и плюс четырнадцати в казарме, стены которой были покрыты вечным шевелящимся ковром из комаров (сырость от болот была такая, что комары не переводились даже в середине января), в одной шинели, кителе и нательной рубахе, по четыре-шесть часов на морозе и ветру очищая дивизионный плац от снега скребками, лопатами и плащ-палатками, все это под крики "бегом, бегом!", с растущим тощим организмом под два метра, вечно требующим жратвы, и черпаком гнилого бигуса на обед и двумя ложками крупы ячневой сеченой на ужин - о, поверьте, этот организм знает, что такое ночами жрать из тюбика зубную пасту "Ягодка", которая нестерпимо пахнет едой.

Собственно, нас, духов, иначе как проголоды, обмороки, нехватура, гоблины - тогда и не называли.

Однажды в казарменном сортире, в помойке, я увидел целлофановый пакет с печеньем, который сержанты отобрали у партии вновь поступивших новобранцев, и выкинули в помоечный ящик.

Шмон молодых был одним из главных действий при поступлении новой партии - отбирали все, всю еду. Самое вкусное деды оставляли себе, а остальное выбрасывали.
Собственно, это было ровно то, чем занимается сейчас наша власть - маленькая групка сытых мордатых хозяев казармы отбирала рессурсы у толпы нищих голодных пейзан и показательно выбрасывала санкционную еду в ящик с использованной туалетной бумагой.

Выбрасывали именно показательно, чтобы служба медом не казалась, чтобы к новым законам приучить, чтобы дать понять тебе свое место. Потому что жрать выкинутое в армии самое главное западло.

Довести людей до животного состояния, до настоящего, всамделишнего голода, когда в глазах у жрущего человека, который спер в овощном цеху немытую морковь, засовав её в кирзачи, или на раздаче стырил бачок с кашей и стоит теперь жрет её в углу, давясь, торопясь, пока не отобрали и не начали пиздить, с совершенно животным выражением на лице, когда в глазах не остается ничего человеческого - а потом за это же состояние его и чморить - это то, чем и занимается наша власть сегодня.

Выбрасывать еду - это жест пахана.

Мне стоило диких усилий заставить себя не схватить этот пакет из сортирной помойки и не начать жрать прямо здесь, на очке. Жрать втихаря, в одинаря из помойки на очке - представить в армии преступления хуже этого невозможно. Хуже нет ничего. После этого тебе просто пздц. Лучше повеситься.

Но мне было плевать. Все что я видел - это жратва.
Так вот. Взять, и просто выйти, не схватив этот пакет, мне стоило каких-то нечеловеческих усилий. Это было больно именно физически, в прямом смысле этого слова. Вот прям по-настоящему. Когда я вышел, у меня болела каждая мышца, каждая косточка.

А потом в расположение с выражением лица, какое бывает у спаривающейся собаки, и абсолютно потерянным взглядом, залетел мой сослуживец, и с приглушенным полу-криком полу-шепотом "пацаны, смотрите, что я нашел" - поднял в руке этот пакет. И пацаны, не знавшие, где он это нашел, налетели на него как саранча, и жрали эти галеты из помойки, и мне второй раз стоило диких усилий не присоединиться к этой куче голодных, которая пихала друг друга за эти галеты и набивала их в рот горстями, потеряв все человеческое в своем образе.

Да, они не знали, где он взял эти галеты - но я то знал. И он знал. И именно поэтому он и принес специально всем, чтобы, если что, быть замазанным не одному, а вместе со всеми.

Второй раз удержаться было сложнее, кстати - потому что уже толпа, а в толпе можно все. Кажется, я, стоя в стороне и глядя, как они жрут эти галеты, даже плакал.

А тот, который этот пакет и притащил в распалагу, и жрал потом, зная где он эти галеты взял - стал впоследствии одним из самых жестоких дедов, или, как у нас говорили, "перцев" - круче только яйца, выше только небо. Молодняк бил и чмырил с удвольствием. За голодуху, да.

Так что что такое жрать зубную пасту месяцами я знаю, и потом, в Грозном, что такое жарить голубей на шомполе, знаю (голубю главное в голову попасть, потому что тушку автоматная пуля разрывает в брызги), и дальше, в горах, под Шаро-Аргуном, что такое жрать собачатину, тоже знаю (у собаки главное жир срезать, он горчит), и затем, в Грузии, что такое пить из болота или ручья, где выше по течению лежит труп теленка - знаю тоже.

В общем, что такое еда, когда хочется есть - я знаю.
Но никакого культа еды у меня не образовалось.

Я не стою над душой у ребенка с ложкой, чтобы он доел в тарелке все до последней крошки, только из-за того, что отцы и деды голодали - свободное незашоренное сакральностями развитие личности моего ребенка для меня куда важнее, чем ложка недоеденного пюре, которую меня совершенно не запарит выкинуть в ведро. Меня не повергают в шок испортившиеся продукты. Я радуюсь празднику кидания помидорами в Испании. И поддерживаю бельгийских фермеров, выливающих под свой Парламент тонны молока в знак протеста. А в Европе в темном прошлом с голодухи мерли не меньше нашего.

Нет, я совсем не говорю, что уничтожать еду - хорошо. Уничтожать еду - плохо. Вырастить полторы тысячи свиней, привезти их через океан в Россию и сжечь в крематории, потому что одному полоумному заклинило башню - это совершеннейшая дичь, конечно.

Но только не потому, что наше прошлое - чернуха, чернуха и еще раз чернуха.
Не с того конца заход.

Друзья мои, ну, если мы будем делать сакральность еще и из помидоров - стране тогда точно крышка. Из-под которой мы не выберемся никогда. Потому что ничего более совкового, чем сакрализация еды, придумать нельзя.

Для меня все происходящее ассоциируется не с карточками во время войны.
Для меня все происходящее ассоциируется только с одним - с группкой мордатых сержантов в каптерке, тумбочки в которой забиты отобранной у нищих пейзан колбасой; с существованнием в своем теплом сытном уютном мирке группы окончательно ушедших в астрал милиардеров, выбрасывающих на глазах толпы голодных проголодов санкционку в сортирную помойку и вводящих самые жесткие меры наказания за то, что кто-то эту санкционку будет жрать. И уверенных, что так и надо, что они правы. С кривым, совершенно уебищным, диким миром казармы, в которую они превратили всю страну, с его извращенной, совершенно животной моралью, ублюдочной нравственностью, пизданутостью душой и мозгами. С властью, которая рассматривает все остальное население барака своей собственностью, и населением, которое соглашается с этим и готово жрать галеты из сортирной помойки, и желательно, чтобы по возможности замазать еще и всех вокруг - но лишь бы только не возвысить голос, не заблеять, не заявить о своих правах и своем достоинстве, не стать не таким, как все.

Так что сжигание сыров в специально закупленных для этого передвижных крематориях и давление помидоров бульдозерами говорит совсем не о том, что помидоры святые.
А только и исключительно о том, что Верховный Сакральный - ебнутый. Впрочем, большинство населения страны, хрен там говорить то, под стать властителю - их это либо устраивает, либо оно готово с этим мириться.

С лопат из-за решетки жрать готовы, лишь бы вместе со всеми, и не блеять.

А я не готов. Потому что хочу оставить детям другую страну. А не ту, которую оставили нам наши деды.

Даже несмотря на то, что они голодали.


В рамках проекта "Журналистика без посредников"
Как обычно, кто считает нужным, сколько считает нужным:
Яндекс-кошелек, номер 410 011 372 145 462.
Долларовый кошелек номер: Z525692199692
В Сбербанке карта номер 4276 3801 0488 9691.
Для пользователей WebMoney рублевый кошелек номер R361089635093.
Для пользователей WebMoney долларовый кошелек номер: Z525692199692
Для пользователей MasterCard, VISA и Maestro карта номер 4276 3801 0488 9691.
Либо просто кинуть на телефон (МТС) 8 915 237 41 78.

Спасибо

Pan

ЧТО ВИЖУ, ТО ПОЮ. АПРЕЛЬСКИЕ ФОТОГРАФИИ.


                         "...лезет всюду, как Кальмейер со своим фотоаппаратом!"
                         - из сакраментов Любимой Женщины


Marin: Corte Madera shopping center и славный город Tiburon
Китайский ресторан в San Francisco
Belmont nursery
Два домашних фото

Collapse )
Pan

ВОЙНА. ЦЕНА СВОБОДЫ.

Originally posted by turtaniat at Война - это очень страшно. Но не так, как я думала.
Оригинал взят у sitebureau в Война - это очень страшно. Но не так, как я думала.

Когда в двухстах метрах от тебя раздается первый взрыв, накатывает паника. За первым, почти сразу же - второй. У меня начинается истерика и я рыдаю уже в голос, хорошо, что под маской лица почти не видно... Но мне сказали, что молоко нужно именно на передовой баррикаде, у стеллы Независимости... Поэтому, давясь истерикой, продолжаю идти вперед...

Третий взрыв, четвертый... От слез и страха почти ничего не вижу. Ставлю рюкзак на землю, достаю камеру и пытаюсь снимать. Потому что мир должен ЭТО видеть.

ЭТО - уже не сердитый кураж Грушевского. ЭТО - отчаянная решимость горящего Майдана. ЭТО - сила духа и воля маленьких бесстрашных хоббитов. Перед черным лицом настоящего Мордора...



Collapse )

Pan

"ТОВАРИЩИ КАЗАКИ, ВОТ ВАМ ВАШ ЛЮБИМЫЙ АРБУЗ!"

 
Многие из покинувших Россию гнилых интеллигентов наверное думают, что их заменить некем.
Ошибаетесь, предатели Родины.
Русский народ встал наконец с колен.

А вот вам МАРУСЯ!

thought

VEGETARIAN PASTA TOSCANA

 
Кончается сезон помидоров. Задумался: что делать с оставшимся урожаем.
А тут как раз женщина звонит, говорит - приеду с друзьями, и я решил приготовить Vegetarian Pasta Toscana - так, как меня учили готовить в Италии. Под катом - рецепт с соотв. фотографиями процесса и занудными стариковскими комментариями.

Collapse )
 
thought

ЧТО ТАКОЕ "КУЛЬТУРА"?

 
Людям, выросшим на просторах Родины чудесной, ясно, конечно, что дороги их Родины и западной цивилизации давно разошлись в разные стороны, так что прогресс приходится импортировать из-за рубежа, а демократию даже и импортировать невозможно. И всё же, - убеждает себя россиянин, - у нас есть то, чего нет и никогда не будет у Запада со всем его прогрессом! - Особый Путь России, Особая, Присущая Только России, Духовность, и Подлинная Культура.

В одном из взаимно-дружественных журналов, под постом о небывалых качествах выпекаемого некими провинциальными тётечками Особого истинно русского хлеба, я вчера оставил невинный комментарий. "Эх, не в ту страну Вы за хлебом ездите!" - пошутил я и порекомендовал товарищу попробовать как-нибудь выпечку парижских boulangeries и pattiseries. В ответ мне товарищ написал много разных вещей:
- Да усраться... и что? Не был я в Вашем Париже, извините, невыездные мы были завсегда, а потом всё как-то недосуг....
- Против усраться действительно возразить нечего... - заметил я.
- Извините за маргинальную лексику, однако не люблю, когда посмеиваются над тем, что мне мило. При всём уважении. Я-то здесь живу, в этом пейзаже и в этом языке...

В дальнейшем ходе беседы мне было объяснено, что я изъясняюсь не по-русски, а на эмигрантском воляпюке, что живу в стране "молодой и глуповатой, лишку сытости", где "еда препоганая", и что "не стоит высокомерно говорить о стране, которую Вы покинули".

"То, что у нас, - это наше, не Вам судить. Россия действительно отстала страшно, это вина и власти, и народа, но - не в культуре, здесь я специалист, чесслово..."

Подобная реакция заставила меня задуматься о том, что же это за зверь такой - культура - и с чем её едят.

Можно измерять культуру числом толстых журналов со статьями литературоведов, пишущих о литературоведах, которые пишут о всё новых поколениях подающих надежды литераторов. А можно считать культурой улыбку незнакомца, кивнувшего тебе утром на улице.

Можно называть культурой идущие десятилетиями дискуссии учёных умников на тему о том, "как нам обустроить". А можно считать культурой возможность не запирать дом и оставлять гараж на ночь открытым, зная, что никто посторонний не зайдёт и ничего не тронет.

Можно мерять культуру достижениями "в области балету". А можно - отсутствием мусора на тротуарах.

Можно полагать, что культура заключается в числе публикаций или в коллекции учёных степеней и званий. А можно считать, что культура заключена в умении слушать собеседника и вести спор, не переходя на личности.

Некоторые считают признаком культуры знакомство с цитатами из всех переведенных на русский язык авторитетов. Другие - желание и умение прочесть книгу на языке оригинала.

Короче, надо полагать, сколько людей - столько мнений о том, что такое культура.
Но мне известен лишь один язык, в котором принято говорить не о людях разных культур или людях другой культуры, но - о "культурных" и "некультурных". И это тоже признак особой "культуры".

А что вы понимаете под словом "культура"?
В чём, на ваш взгляд, заключаются преимущества именно русской культуры?
В состоянии ли Запад постичь и оценить превосходство России в области культуры или ему, Западу этому, так и суждено угаснуть, не причастившись подлинной культуры?