Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

thought

ОТЪЕЗД. Часть 2.

ОТЪЕЗД

ЧАСТЬ 2. ПРЕДАТЕЛИ РОДИНЫ


В марте 1977 года мы оба всё ещё работали. Ситуация сложилась не простая. С одной стороны, у нас не было лишних средств, чтобы позволить себе уволиться, не зная, когда удастся выехать (если вообще удастся - в те времена шанс беспрепятственно получить разрешение на выезд хотя и превышал вероятность попасть в отказ, но не на много). С другой стороны, подавая заявления на выезд, ты не только сам становился отщепенцем и предателем Родины, но и подкладывал мину под своего непосредственного начальника.
Володя Кретов, взявший меня к себе на работу главным инженером в вычислительный центр Киевпроекта, был моим другом ещё со школы. Он был безупречно порядочным человеком, и я не хотел подвести его под монастырь. У нас был серьёзный разговор, в конце которого он сказал: "Поступай как решил, я отобьюсь, ничего они со мной не сделают. Важно постараться так всё организовать, чтобы они тебя не уволили, ещё не известно, как оно всё обернётся с вашим отъездом."

Посоветовавшись с Тоней, мы решили, что мне следует первым подавать заявление на работе, чтобы она потом могла поставить своё начальство перед фактом отъезда мужа и сына - не виноватая, мол, женщина, нет причин для увольнения.

Издавна рассчитывая свой будущий отъезд, я никогда не подписывал никаких бумаг о допуске. Однажды (я тогда работал в Киевском Теплоэлектропроекте) у меня развернулась настоящая война с начальником спецотдела Леонидом Буяновым. Он требовал, чтобы я подписал секретный допуск, поскольку моей группе собирались выдать задание на выполнение расчётов по Балаковской АЭС. Я наотрез отказался. Спецотдел потребовал письменных объяснений. Я написал, что от природы не умею держать секретов, посему наверняка всем всё разболтаю. Буянов начал мстить, и я понял, что спастись можно только убравшись подальше от Киева. Я тогда вызвался отправиться начальником авторского надзора на строительство двух тепловых электростанций, в Углегорск (Донбасс) и Запорожье, и на год исчез из поля зрения начальства. После возвращения вместо ТЭПа пошёл работать в ВЦ Киевпроекта. Теперь, весной 1977-го вроде не было никаких оснований для отказа мне в эмиграции, но всё равно требовалась большая осторожность.

Список требуемых для отъезда документов я получил в Киевском ОВИРе, выстояв длинную очередь на регистрацию: евреи с израильскими вызовами записывались в очередь, где приходилось отмечаться в течение нескольких дней, если не недель. Все были чрезвычайно возбуждены, страсти разыгрывались нешуточные, но это был всего лишь фон, и память благосклонно отсеивает второстепенные детали. Регистрация в ОВИРе означала, что ты в открытую объявил Народу и Родине о желании навсегда с ними расстаться. Пути назад не существовало. Я в те дни жил в наркотическом опьянении адреналином.

В марте родился замечательный в своём идиотизме документ:

"Заявление
Директору, Секретарю Парторганизации и Председателю Профкома института Киевпроект
от главного инженера Вычислительного Центра А.Ф.Кальмейера
Прошу выдать официальное разрешение на подачу документов для выезда на постоянное место жительства в государство Израиль для объединения семьи с проживающими там родственниками.
Копию вызова от родственников прилагаю."

Шедевр этот жёг мне руки, и я был ошарашен, когда секретарша директора заявила, что никакого заявления она у меня принимать не будет. Новость о заявлении Кальмейера между тем разошлась, как волна цунами, по институту. Володю Кретова вызвали на ковер давать объяснения. Что он там говорил, мне не известно, но секретарша позвонила, чтобы я принёс свою бумажку, и что она будет рассмотрена. На вопрос, когда рассмотрена, мне кратко ответили "вам сообщат". Я отдал заявление и вернулся к себе в отдел, пытаясь сосредоточиться на работе.

Прошла неделя. Ответа не было. В конце второй недели, сдерживая злобу, я отправился в приёмную директора для объяснения. Ждать приёма пришлось около часа, но я упорно сидел. Наконец меня пригласили в оформленный багровыми тонами огромный кабинет директора института. Николай Константинович Шило руководил Киевпроектом ещё со сталинских времён. Архитектор он был никакой. За ним числился лишь сделанный ещё в 1955 году проект здания Минсельхоза Украины, после этого он только ставил свою фамилию в качестве соавтора на разработки подчинённых. Но он был ушлый мужик и знал, как угодить начальству.

Грузный человек, сидевший за огромным письменным столом в конце комнаты, встретил меня исполненным ненависти взглядом. Приглашения сесть не последовало, и в течение разговора я стоял, ощущая себя каменной статуей.

- Кальмейер? Вы хотите уехать?
- Да, родственники прислали вызов для объединения семей.
- Уезжайте.
- Чтобы уехать, необходима подписанная вами справка для ОВИРа.
- Увольняйтесь и получите свою справку.
- По какой причине вы меня увольняете?
- Я вас не увольняю, но справку вы получите только после того, как уволитесь.
- Я не собираюсь увольняться.
- Ну, тогда и справку не получите.
- Это противозаконно. Я буду жаловаться.
- Жалуйтесь, куда хотите. Ваше дело.
- Напрасно вы так, Николай Константинович. Кто знает, может, когда-нибудь и вам понадобится такая справка. Шило - название древнейшей, первой столицы Израиля...
- Отправляйтесь умничать к себе в вычислительный центр. До свиданья.

Ну да. Жаловаться на директора. В СССР. Кому?...
Директор - номенклатура горкома партии. Значит, жаловаться надо в горком.

После нескольких звонков удалось записаться на приём к референту секретаря Киевского горкома. Для храбрости и в качестве свидетеля разговора я взял с собой давнего киевского друга Алика Миндича. После трёх лет в Норильске он тоже собрался воссоединяться с израильской тётей, и ему был интересен мой опыт.

Не знаю, видели ли вы когда-нибудь здание, в котором размещался в те годы Киевский горком. Проект ленинградского архитектора Иосифа Лангбарда победил в 1937 году на конкурсе проекта правительственного комплекса застройки Михайловской площади. Для его возведения были снесены Трехсвятительская церковь, построенная князем Святославом Всеволодовичем в 1183, и Михайловский Златоверхий монастырь времён князя Святополка Изяславича (1113). Украинские архитекторы и деятели культуры пытались протестовать, но вотще. К 1939 году, когда было завершено строительство здания, с протестовавшими деятелями культуры уже разобрались соответствующие органы, и на площади возник шедевр в стиле сталинского ампира - громоздкий каменный гроб с колоннадой коринфского ордера, знамёнами и гербом СССР на портике, закрывший вид с площади на долину Днепра и подавивший своей массой резной профиль Андреевской церкви. Там на площади ещё должен был стоять лицом к Днепру 75-метровый Ленин, а знаменитый киевский фуникулёр на Подол предполагалось заменить (для удобства горожан, естественно) огромными лестницами, но, к счастью, деньги кончились. Во время оккупации Киева в доме с колоннами гитлеровцы разместили гестапо, с тюрьмой в обширных подвалах.

Вот в этот серый дом меня и пригласил референт, согласившийся выслушать претензии Кальмейера к Киевпроекту.

Мусора на входе удостоверились, что мы с Миндичем не несём с собой оружие и взрывчатку, и лифт мягко поднял нас из лобби на второй этаж. Всего 15 минут ожидания, и нас пригласили в просторный кабинет, выходивший окнами на Михайловскую площадь. Референт, с иголочки одетый во всё серое элегантный молодой человек, принял нас почти радушно, усадил в глубокие серые кресла и, сказав "я вас слушаю", внимательно, не перебивая выслушал мой рассказ.

- Чего вы ожидаете от меня? - спросил он, когда я закруглился.
- Я думаю, горком партии должен бы поправить директора, нарушающего трудовое законодательство.
- Трудовое законодательство не регламентирует выезд в Израиль, этим занимается ОВИР. Вы хотите от директора, чтобы он принял решение, за которое мы его самого по головке не погладим.
- Трудовое законодательство запрещает требовать моего увольнения за желание воссоединить семью с живущими за рубежом родственниками.
- Ну, он же вас не увольняет.
- Да, но он отказывается выдать справку, которую требует другое советское учреждение - ОВИР.
- Что вы будете делать, если Шило так и не выдаст вам эту справку? Скорее всего оставите мысли об отъезде и вернётесь к продуктивной работе...
- Нет, будет не так, - перебил я, - Вы сами прекрасно понимаете, что у человека, зарегистрировавшегося на выезд из СССР, обратного пути нет. У меня много друзей и родственников за рубежом, и не только в Израиле. Я вынужден буду сообщить им, что мне фактически отказано в выезде для воссоединения семей и что мне не смогли помочь даже вы - референт Киевского горкома, последняя инстанция, куда имело смысл обращаться.
- Это было бы крайне неблагоразумно. Вместо того, чтобы уехать на запад, можно ведь уехать и далеко на восток.
- Я понимаю, государство бесконечно сильнее меня, одиночки. Но ведь при нынешних обстоятельствах и государству не особо выгодны публичные скандалы, особенно когда называются конкретные фамилии...

Референт был не глуп. Он всего на минуту задумался, потом сказал:

- Давайте, я прямо сейчас позвоню вашему директору, посмотрим, что он скажет.
Он стал связываться с приёмной Шило. "Серые начинают и выигрывают", - мелькнуло у меня в мозгу. Миндич из своего кресла значительно посмотрел мне в глаза и слегка подмигнул. Разговор с Киевпроектом был на удивление короток. Референт объяснил, что горком не видит принципиальных препятствий для выдачи Кальмейеру справки в ОВИР, если не будет возражений со стороны институтского партбюро и профсоюзного собрания. Не знаю, что ответил ему Шило. Когда референт повесил трубку, я осмелел и задал последний вопрос:
- Что делать, если я сейчас вернусь к себе в институт, а мне снова откажут в выдаче справки?
- Вот вам мой прямой номер телефона. Если директор откажется выдать справку, звоните мне прямо из его кабинета.

Я потом часто вспоминал этого референта - человека новейшей плеяды партаппаратчиков. Сообразив, что любой скандал способен повредить лично им, они быстро учились ориентироваться в условиях навязываемой Западом открытости информации. Коммунистическая идеология их не интересовала - только карьера и деньги. Когда распадётся совок, эти парни с помощью ваучеров первыми приберут к рукам бесхозные ценности державы...

Но это всё потом, потом. А сейчас мне предстояло думать о следующем шаге - профсобрании Киевпроекта.

Миндич и я выбрались из серого чрева горкома на освещённую весенним солнцем Михайловскую площадь. Прямо перед горкомом остановился туристский автобус, и из него стали выходить интуристы, которых привезли знакомиться с историческим зданием - старички с фотокамерами, в джинсовых штанах, клетчатых пиджаках и бейсбольных кепи и оживлённые старушки с седыми букольками, выкрашенными в цвета зеленоватых или розоватых оттенков. По выговору я понял - американцы. Их выпускал из дверей автобуса и тут же вслух пересчитывал массивный мужик, надо полагать, гид, он же отгораживал туристов от столпившихся на тротуаре зевак, в числе коих были и мы с Миндичем.

- Гляди, Алик, сказал я, - завтрашние соотечественники! Вот они рядом, на расстоянии протянутой руки, свободные люди, которым сейчас вот этот жлоб поведает, как нам с тобой прекрасно и вольно тут живётся, и они повезут куда-нибудь домой в Арканзас великую правду о том, как красив Киев и как счастливо живут в нём люди.
- Надеюсь, ты не станешь никому прямо здесь, не отходя от кассы, что-нибудь объяснять, - среагировал Миндич.
- Нет, не стану. Но одну вещь всё-таки попытаюсь сказать...

И я достаточно громко, ни к кому не обращаясь, произнёс "This building's been used by the Nazis since 1942". Услышав английскую речь с тротуара, гид дёрнулся, но Миндич уже втянул меня в толпу.

Профсобранию предстояло обсудить вопрос об отъезде в Израиль двух ведущих сотрудников Киевпроекта - главного инженера вычислительного центра Артура Филипповича Кальмейера и главного архитектора 4-й архитектурной мастерской Михаила Пинхасовича Будиловского (до этого его величали Михаилом Петровичем). Профсоюзному коллективу предстояло вынести решение, осуждающее недостойные поступки указанных товарищей, и если повезёт, открыть им дорогу в проклятый мир потенциального противника.

Не припомню сейчас, почтил ли своим присутствием проф-судилище Миша Будиловский. Я со своей стороны решил, что стоит присутствовать. Есть вещи тотальные и потому уникальные, и не гоже уклоняться от бесценного опыта, который предлагает знающее толк в жизни Мироздание.

В душный тёмный зал собраний Киевпроекта набилось на удивление много людей. Тема интересовала многих. Сперва бесцветно выступил с сообщением председатель профкома. После него две профкомовские бабёнки-активистки со страстью заклеймили обоих отъезжантов как предателей. Родина, понимаешь, их защищала, поила-кормила, бесплатно обучала, в коллектив приняла, позволяла отдыхать в своих лагерях и санаториях, а они неблагодарные на заботу ответили бесстыдной неблагодарностью, можно сказать, предательством. Следом на трибуну взгромоздился Борис Могилевский - один из полезных активистов-евреев. Он объяснил собранию, что предательский поступок отъезжантов может отрицательно отозваться на остающихся: из-за таких, как вот эти двое, некоторые могут сделать неверные выводы о том, что советским людям определённой национальности нельзя доверять, и потому нам всем необходимо давать отпор сионистской пропаганде. Собрание зевнуло и проголосовало осудить обоих возмутителей спокойствия и выдать им справки для ОВИРа - пусть убираются, без них воздух в Киеве чище станет.

После собрания меня поймал в коридоре главбух, от которого исходило лёгкое алкогольное амбре. Оттеснив меня в закоулок коридора возле своего кабинета, он доверчивым шепотом сообщил, что я всё правильно делаю, что он желает нам успеха. И что у него есть ко мне личная просьба.

- Вызов? - спросил я.
- Нет, не вызов. Скажи, ты через Вену ехать собрался?
- Наверное. Мы ещё о деталях не думали.
- Так вот, если через Вену: там на вокзале и на автовокзале есть киоски, где продаются стальные зажигалки с вот такими картинками, - он вытащил из бумажника и показал мне фотографию, - сделай мне личное одолжение, купи пару штук и пришли на домашний адрес, вот! - он сунул мне в руку крохотную писульку с адресом, - Сделаешь?
- Почему не сделать, - согласился я, - важно, чтоб зарплата, пока я здесь, поступала без перебоев.
- Можешь на меня положиться.
- Замётано!

Через неделю Володя Кретов принёс в клювике из приёмной директора подписанную тройкой бумагу для ОВИРа, с печатью.
Референт знал, что делал.
С Николаем Константиновичем Шило я так больше и не увиделся.

Путь к предательству Родины был открыт.

Тоня подавала заявление у себя в ЗНИИЭПе, приложив копию моей справки. План сработал безукоризненно, у неё всё прошло гладко, даже без собраний. Теперь она, как и я, могла работать без помех до получения разрешения на выезд.

Мне казалось, все наши заботы позади.
Я был не прав.

(продолжение следует)
thought

СЕРГЕЙ ПЛОТОВ ЗАЖИГАЕТ:

БАЛЛАДА О ДВОРЦЕ

Ищет общественность, ищет полиция,
Ищет столица и ищет провинция,
Ищут давно – не находят пока
Дворцевладельца из Геленджика.

Дима и Игорь, и Дима другой
В этот дворец не ступали ногой.
Может, Алина?.. Да нет. И она
Тоже не знает о нём ни хрена.

Так же уходят в глухую отказку
Греф, Ротенберг, Вексельберг, Дерипаска,
Маршал, священник, известный певец…
Мало ли чей этот самый дворец?

Может крестьянин растил огурец
И заработал себе на дворец.
Вдруг инженер в неказистом пальто
Выиграл этот дворец в спорт-лото.

Или росгвардии скромный боец,
Или в космической области спец,
Или способный ай-тишик юнец –
Каждый способен построить дворец.

Ищет общественность, ищет полиция,
Ищет столица и ищет провинция…
И холодок ощущая в паху,
Даже спросили на самом верху.

- Да у меня, - информирует Вова –
Только полуторка есть в Бирюлёво,
Дача в шесть соток и старая «Лада».
Что до дворца - мне такого не надо.
Я всех на свете честней и скромней.
В случае крайнем – готов в Мавзолей.

Этот достойный ответ, господа,
Надо в граните отлить навсегда.

Так же добавлю, что вместо гвоздей
Ёршики б делать из этих людей.
thought

МАЙСКИЕ ФОТОГРАФИИ

В смысле фотографии май 2017-го выдался «голодным» месяцем: слишком много времени пришлось потратить на госпиталь, операцию, выздоровление и прочую жизненную шелуху. Майский голодный паёк включает фотки, сделанные во время посещения Сан-Франциско, и пару кадров, снятых на территории Медцентра Стэнфордского Университета. Всё сделано новой игрушечной камерой Fujifilm X-T20. Она, правда, уступает Nikon’у в глубине проработки тени... но я всё равно продолжаю ею снимать - Nikon-овскую пушку мне болезному пока тяжело таскать.

Collapse )
thought

ВМЕСТО МАРТОВСКИХ ФОТОГРАФИЙ

Вынужден изменить обычаю по крайне мере раз в месяц публиковать в ЖЖ свои фотографии. Причин тому несколько. Во-первых, доктора и госпитали забрали у нашего семейства значительную часть марта. Во-вторых, истощающая работа в саду – борьба с сорняками, внесение удобрений, пересадка роз и посадка деревьев. В-третьих: Женщина подарила мне в конце февраля, на день рождения, новый фотоаппарат – крохотулечный Fujifilm X-T20, и я провёл доооолгие часы, пытаясь разобраться в деталях инструкции к этой забавной машинке.

Дабы возместить ущерб тем из читателей (теперь уже очень немногим), кто привык рассматривать мои фотки, я сделал небольшую, посвящённую архитектуре, выборку из своих старых фотографий (разгребал фото архивы в своём компьютере и наткнулся на фоответствующий файл).

Не обессудьте, некоторые из этих фоток были в своё время пересняты со старых аналоговых карточек, так что разрешение снимков не чересчур высокое. Зато там временами попадаются ещё молодые Женщина и ваш покорный...

Collapse )
Pan

SLO AT 54 (Окончание)


Part 6. TIME MACHINE

                                              In suggesting gifts: Money is appropriate, and one size fits all.
                                              - William Randolph Hearst


В 1920х - 1930х годах считалось шикарным получить от Хёрста приглашение провести викенд в его замке. Сюда устремилась политическая и голливудская элита. Высокопоставленные гости могли воспользоваться аэродромом, построенным вблизи замка либо частным поездом Уильяма Хёрста, ходившим в Сан-Семион из Лос-Анджелеса. В списке гостей газетного магната были Калвин Кулидж, Франклин Рузвельт, Уинстон Черчилль, Чарлз Линдберг, Чарли Чаплин, Кери Грант, Грета Гарбо, Боб Хоуп, Джоан Кроуфорд, братья Маркс, Джеймс Стюарт.


Чарли Чаплин развлекает гостей в замке Хёрста

Здесь вы найдёте много других фотографий того же периода.

Сегодня замок открыт для дневных и вечерних экскурсий более демократической публики. Если вы решите посетить это удивительное место, рекомендую выбрать вечерний тур (с 6:30 до 8:30 вечера). Дело в том, что вечерами замок снова населяют привидения давно ушедших времён, и посетителя не покидает щемящее ностальническое ощущение - как будто ты неожиданно оказался перенесенным Машиной Времени в тридцатые годы.

Ряжёные - не профессиональные артисты. Это местные волонтёры, которым нравится их вторая жизнь - гостей Уильяма Рэндолфа Хёрста.

Ну вот. А теперь расслабьтесь, включите, если хотите, музычку, к случаю припасённую мной в конце этого поста, и - добро пожаловать в год 1933:

Collapse )
Pan

CЛОВЕНИЯ: ЛЮБЛЯНА, СТАРЫЙ ГОРОД (окончание)

 
Слав.богу, отчёт о путешествии в Далматию приближается к концу, скоро я наконец смогу заняться другими делами, а то всё отложено на завтра из-за разбора кучи фотографий.
 


Collapse )