Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

MENDOCINO. Часть 1 - "AMERICANA"

C детских лет, ещё со времён Чухлинки, во мне кипит неуёмная страсть к переменам. Даже теперь, когда мы живём в одном из красивейших мест Калифорнии, эта страсть уедает меня ничуть не меньше, чем в детстве: КАРТИНКА ДОЛЖНА МЕНЯТЬСЯ!

Жажда перемены картинки гоняла меня по планете со дня пересечения границы государства невыездных граждан.

Теперь врачи велят избегать солнечных пляжей. Farewell, гавайские пальмы, каменистые берега Альгарве с девицами topless, не поминайте лихом, Baio da Sancho, Antigua, Aruba и Isla Mejeres... Память ехидно подсовывает финальную сцену из кинофильма All That Jazz в постановке Боба Фосси... Ну всё же, пока жизнь более или менее продолжается, приходится искать смены декораций в северном направлении.

Мы и раньше бывали в Mendocibo county, и я даже выкладывал в ЖЖ фотографии и писал о поездке в Howard Ranch Creek, но собственно о городе Mendocino никогда раньше не рассказывал. На прошлой неделе мы с Женщиной и Собакой провели там три дня, и мне пришло в голову рассказать вам об этих местах.

Я разделил фотографии на две части. Вторая посвящена исключительно картинкам природы и нуждается в минимуме пояснений. Первую часть – рассказ под заголовком «Американа», – вы найдёте здесь под катом.

Слово «американа» не слишком знакомо русскому читателю. И не только ему. Множество жителей СССР, покинув пределы Родины, осели в мегаполисах Америки, обретя новый мир в этнических гетто Нью-Йорка или Лос-Анджелеса, имеющих мало общего с «американой»: словари определяют это понятие как характерный феномен, свойственный исключительно американской культуре. Вы ведь не стали бы делать выводы о жизни обитателей Алпатьевска или Кургана на основании знакомства с жителями Садового Кольца? Ну вот, а здесь разница ещё существенней.

Можно извести страницы печатного текста, поясняя сей феномен. Я лучше просто расскажу вам о калифорнийском городе Мендосино

АМЕРИКАНА

Огромный, совершенно пустынный песчаный пляж под серым тихоокеанским небом и старик со своей собакой, медленно бредущие вдоль кромки воды...
1.

От моего дома сюда 150 миль (240 километров), но полдороги – за Кловердэйлом – приходится на вьющееся серпантином двухполосное шоссе с ограниченной скоростью. Короче: это уже глубинка.

Одна из особенностей Mendocino county связана с выращиванием марихуаны. Согласно законам США, производство этой травки всё ещё считается федеральным преступлением, но вся экономика района Мендосино построена на выращивании марихуаны. Три counties - Humboldt, Trinity и Mendocino часто называют «Изумрудным треугольником»: прекращение лесоразработок привело к тому, что в последние десятилетия главной коммерческой агрикультурой здесь стала марихуана. Выращивание её вполне легально в окрестностях Мендосино. Что касается федеральных законов, здесь к ним относятся с презрением. В культурном отношении люди, живущие в этих местах, зачастую исповедуют удивительную смесь первопроходческого либертарианского американизма, идей опрощенчества (simplicity as a life style) и почерпнутых в Бёркли социалистических утопий. Да, здесь осело множество публики из Бёркли, уставших от крысиных бегов Сан-Франциско и Силиконовой долины.

До прихода европейцев индейские племена Pomo, Yuki, Cahto и Wintun населяли прибрежные сосновые леса, селясь на склонах каньонов и берегах впадающих в океан рек. Город получил своё название от знаменитого испанского мореплавателя 16-го века, Хуана Кабрийо. Juan Rodriquez Cabrillo приплыл сюда в 1542 году, исследуя тихоокеанское побережье, и решил назвать его в честь Don Antonio de Mendoza, Вице-Короля Испании, покровителя и спонсора его путешествий.

Сегодня всё население города – где-то около 900 человек. Это место служит домом для людей, считающих себя художниками, артистами, вообще людьми искусства (марихуана, ясное дело, этому отнюдь не препятствует). Главный бизнес в городе – сдача домов внаём посетителям из других калифорнийских центров, путешествующих в поисках «аутентичной Америки».

2. Вы жаждаете опрощения? Это у нас есть!

3. Остановка автобуса.

4. Это главная улица. Так и называется – Main Street. Упирается, угадайте куда? Правильно, в Тихий Океан.

5. Местами эта улица выглядит весьма живописно (внезапно пробежавшая по мостовой белочка оживила мой следующий снимок)

Я уже писал выше, что летом эти места привлекают туристов, и что главным бизнесом городского населения является сдача жилья. Местные отели непритязательны и не чрезмерно дороги. На сaмом деле это просто жилые дома, переоборудованные под некое подобие гостиниц.

6. Вот одна из фешенебельных гостиниц города:

7. Большинство гостиниц выглядят как вот этот домик с чайкой

8. А это гостиничка, выбранная нами (главным образом потому, что туда пускают с собаками!). Год постройки – 1882.

9. Здесь моя Женщина с сигаретой осваивает деревянное кресло перед домом. Гостиничка имеет гордое название Dijeridoo Dreamtime Inn!

10. Диджериду стоит напротив Пресвитерианской Церкви – готического здания постройки 1859 года.

11. Это одна из старейших постоянно функционирующих пресвитерианских церквей в Калифорнии.

12. Фасад церкви, обращённый в сторону океана

13. ...здесь, за церковью, собираются бездомные бродяги, и добрые прихожане выставляют сюда для них еду.


Я сфотографировал собирающуюся здесь публику за пару минут до того, как эти ребятишки достали ножи – страсти разгорелись, видать, не поделили марихуану... Как по мановению волшебной палочки, появились две машины блюстителей порядка – одна полицейская, вторая крузер службы шерифа – и всю группу разобрали до того, как понадобились услуги паталогоанатома...

14. Столб на месте сбора бродяг свидетельствует о моральных ценностях этой части мозаики, называемой «американой».

15. Но не стоит делать далеко идущих выводов: основная часть населения вполне патриотична, о чём несомненно свидетельствует флаг с орлушей и сакраментальной надписью «Gof Bless America».

16. Помимо американского орла почётное место в пантеоне героев занимает Джерри Гарсия, обеспечивший психоделическому рок-н-ролу прописку на западном побережье Америки.

17. На улицах здесь, прямо скажем, не толпливо...

18. Одна вещь в силуэте города обращает внимание посетителя: множество водонапорных башен.

19. Дело в том, что в Мендосино нет водопровода. Вода здесь на вес золота. Каждый землевладелец является обладателем скважины и качает себе воду из гидрологического горизонта. Беда в том, что в засушливые периоды и горизонт пересыхает. Поэтому каждая капля воды запасается «на чёрный день» в цистернах водонапорных башен.

20. Здесь воду из скважины качает ветряк

21. Слово в защиту архитектурного стиля здешних мест: опрощение не всегда означает уродство...

22. ...даже когда жилой дом явно (с минимальными затратами) переоборудован из сарая, на нём висит гордая табличка: “McCallum House Barn”.

23. На выезде из города стоит комплекс зданий, тоже теперь превращённый в гостиницу. Раньше здесь было ранчо – одно из первых в этих местах – под названием Spring Ranch (1869 года постройки).

24. Бродя по городу, я легко знакомлюсь с людьми. Познакомился и с вот этим мужичком.


Адам переехал в Мендосино, закончив докторантуру в Беркли. Здесь он совмещает обязанности куратора в местном «краеведческом» музее с работой садовника, ухаживая за музейным садиком. Мы с ним с удовольствием обсудили последние политические новости, полностью сошлись в оценке Трампа и его команды и даже побеседовали о преимуществах и недостатках практического марксизма. Не хотелось прерывать хорошую беседу, но Женщина всегда тащит идти дальше, ей эти разговоры не интересны...

25. Социалистический флер является непременным фоном в жизни этого крохотного городка. Вот, почитайте стихотворение местного поэта, вывешенное в холле нашей гостинички. Стихи посвящены Бараку Обаме и называются блядь очень трогательно: «Президентские слёзы».


Для меня вот что в этом было интересного: социализм даже американского разлива неизбежно приводит к соц.реализму в искусстве (если считать это искусством...), с явным уклоном в культ личности. Конечно, культ помягче, но ить они ж ещё не пережили октябрьского переворота...

26. Здесь любят кооперативы. Вот это бывшее здание церкви перекрашено в революционный багровый цвет и ныне используется в качестве торгового кооператива, снабжающего население «органическими продуктами».

27. Кооператив принадлежит работающим в нём людям.

28. И всё же социализм здесь не полный - слишком уж он разбавлен чисто американскими, либертарианскими ценностями. У входа в каждый магазин, ресторан, даже ремонтную мастерскую, согласно постановлению городского совета, висит обязательная Декларация Равноправия. Мне она пришлась очень по душе:

29. Ну, раз равноправие, значит всё же капитализм, а раз капитализм, значит есть и здание банка. «Сберегательного Банка», как его здесь именуют. Обратите внимание на фигуры, украшающие здание сверху. Дело в том, что первоначально это здание было масонским храмом, и только в 1977 году этот исторический памятник был передан в пользование банку (кто знает, может новое поколение масонов стало банкирами, такие подробности мне не известны...)

Строительство масонского храма началось в 1866 году и заняло семь лет. Большая часть работы была выполнена служащим местной лесопилки по имени Erick Jensen Albertson. Старые записи показывают, что члены масонской ложи Мендосино собрали на постройку $1000, но суммы этой оказалось недостаточно, и пришлось занять на стороне ещё $2000, ну и за семь лет члены ложи отдоили ещё $860. Чтобы уложиться в эту весьма скромную сумму, мистеру Альбертсону пришлось тратить всё своё личное время, работая топором и пилой на пляже при впадении Большой реки в океан (я покажу вам снимки этого места в следующей части моего рассказа) - он собственноручно вытёсывал фигуры, являющиеся масонскими символами, из сосновых стволов, вынесенных рекой на океанский берег.

30. Пьедестал, венчающий здание, украшаeт символическая сцена: «Father Time, the Hourglass of Transience, the Weeping Maiden, the Anointment of Her Hear, the Acacia Branch and the Sacred Urn, the Sundered Column and the Book of Light».
(Не спрашивайте у меня о значении этих символов).

31. Ну вот, o гостиницах, жилых домах, водонапорных башнях, о церкви и о банке я вам рассказал. Осталось рассказать о кладбище.

32. Кладбище содержится в образцовом порядке. Самые старые захоронения относятся к началу 1850-х, т.е. к периоду золотой лихорадки, когда в Калифорнию хлынули из восточных штатов любители быстрого обогащения. Переезд тяжело давался детям и женщинам...

33. На кладбище выделен и участок для еврейских могил, символически отгороженный врытой в землю тонкой сосновой планкой от остального кладбищенского народа. Надпись и стиль вот этого надгробия заставили меня улыбнуться.

34. Ну и евреям-выкрестам нашлось место с краюшку христианской community… ;)

35. Там, где есть мёртвые, неизбежно появляются и люди, зарабатывающие на жизнь торговлей медитациями.

36. Культурная жизнь не ограничивается медитациями. Здесь – как свидетельствует реклама на заборе – проходят и мировые музыкальные фестивали.

37. Музыка утром во время завтрака в нашей гостиничке. Выступает Холли. Она поёт и играет на музыкальном инструменте, носящем название appalachian lute или Appalachian dulcimer или hog fiddle.

38. Holly трансплантирована в Мендосино из Нью-Йорка. Выросла в строгой еврейской семье, поступила в университет Бёркли, где один из бой-френдов познакомил её с аппалачской лютней. Вернувшись в Нью-Йорк, побывала замужем за крупным дельцом уолл-стрита, но «брак не сработал», и она, прихватив hog fiddle, отправилась обратно на вольную калифорнийскую землю. В Мендосино Холли счастлива со вновь найденной здесь любовью и занимается делом, которое доставляет ей радость – пишет и исполняет песни.


Ниже запись её собственной песни под названием «Bonobo» (I want to be a bonobo, I’m a bonobo wannabe).


39. Не все зарабатывают на жизнь искусством. Гражданам, лишённым таланта, остаётся искать сокровища на пляже с использованием электронного искателя (заметьте: в левой руке у этого антрепренёра ситечко для просеивания песка - как в лучших домах Филадельфии).

40. Те, кто уже нашёл свои сокровища (или уже распродал свою марихуану), пользуются пляжем для упражнений, развивающих седалищные мышцы.

41. В заключение расскажу вам о русской женщине по имени Вера, живущей в Мендосино. Она никогда не бывала в России, но вы поймёте, почему я называю её русской.


Мы с Тоней только что прибыли в гостиничку и, стоя в регистрации, бегло обменялись парой слов по-русски. После чего регистрировавшая нас моложавая полненькая девица в коротком розовом сарафанчике радостно спросила, с заметным акцентом: «Ой, вы говорите по-русски!?» - Говорим, - ответили мы – и получили в вознаграждение удивительную историю.

Отец Веры – из семей, нашедших после революции убежище в Китае. Он родился в Харбине и и никогда не бывал в России. Но в 1945 году советские войска явились «освобождать Харбин», и русская община бросилась спасаться куда кто горазд от забот непрошенных освободителей. Семья её отца – фамилия их Абрамовы – пробралась в Бразилию (само описание этого путешествия и последующие мытарства русских в Южной Америке – тема совсем других, страшных рассказов) и осели в городе ПаранА. В этом городе, в русской православной церкви, Николай Абрамов и встретился с девушкой, которой суждено было стать матерью Веры. Она тоже никогда не бывала в России, но российская история определилила и её судьбу: семья бежала во время гражданской войны с Украины в Румынию. Из Румынии перебрались в Аргентину. Оттуда в Бразилию.

Поженившись, Абрамовы не торопилась обзаводиться детьми, пока не перебрались в США. Осели в Калифорнии. Здесь и родилась Вера. Родители заставили девочку говорить по-русски ещё до того, как она заговорила по-английски. «Папа и мама были очень строгими, жёсткими людьми, - рассказывает Вера, - меня много и часто наказывали, я много от них перетерпела... не знаю, как сказать child abuse по-русски. Может, это сыграло роль в том, как дальше сложилась моя жизнь...»

Вера лесбиянка. Она и её напарница работают вот уже год в гостиничке Диджериду (напарница не разрешила себя фотографировать, она явно доминирует в этом семейном устройстве). Ещё у Веры есть собачка, якобы гладкошерстный терьер, по имени Ромео. Ромео чувствует Верину доброту и проводит всё время с ней, игнорируя её напарницу. Вот такие бывают встречи.

А всё это вместе и есть АМЕРИКАНА...



Во второй, заключительной части рассказа будет очень мало слов.
Только фото природы Мендосино.
Я уже здесь достаточно выговорился...



Re-posted from http://art-of-arts.dreamwidth.org/744985.html
Tags: америка, о себе, путешествия, размышления, фотки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments