Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПАРКИ АЛЬБЕРТЫ, 2015. Часть 3.


JASPER - MIETTE HOT SPRINGS.

Под катом карта - Jasper National Park. Карта слишком мелкая, чтоб можно было разглядеть всё в деталях, но даёт общее представление о местности.


Следуйте от Джаспера по 16-ой хайвэю в сторону Эдмонтона, и не доезжая границы Парка, у посёлка Покахонтос, сверните направо, на юг. Вьющийся по горным склонам серпантин приведёт вас к горячим источникам Miette Hot Springs (номер 3 на карте).

В детстве одной из любимых мною книг был научно-фантастический роман Обручева «Земля Санникова». Не знаю, приходилось ли кому из вас читать эту старую-престарую книжку (она была написана в двадцатых годах прошлого века). Эта книга произвела на меня ошеломляющее впечатление и - вместе с «Рассказами о животных» Сетон-Томпсона - сформировала моё первое представление о мире. Обе книги были зачитаны до дыр. Я думаю, им я обязан любовью к природе и страстью к путешествиям.

Так вот, пейзаж по обеим сторонам дороги живо напомнил мне ландшафты Земли Санникова.

Дорога сперва следует вдоль реки, потом русло уходит в сторону; с севера на горизонте встают высокие, непроходимые горы, пространство между горами и дорогой перемежается лесными массивами, болотцами, озёрами.


Лес преимущественно хвойный, но встречаются и необыкновенно красивые осиновые рощи.


С южной стороны дороги круто подымаются обрывы серо-жёлтых скал.


Поначалу кажется, что на этих скалах не может быть никакой жизни... Внезапно краем глаза ловлю легкое движение справа на скалах и бью по тормозам. Там кто-то есть. Хватаю камеру, трясущимися от возбуждения руками привинчиваю телеобъектив и выскакиваю из автомобиля. Горные козы! До чего ж эти животные здорово маскируются! Пока они неподвижны, взгляд не выдаляет их из скал заднего плана.




Вдоволь нащёлкав этих горных коз, я увидел, что прямо у дороги мирно пасутся ещё две козы - мать с козлёнком. На самом деле они не паслись, в смысле - не щипали траву. Козы со страстью лизали придорожные камни, не обращая ни малейшего внимания на мчавшиеся мимо машины.


Дело в том, что для нормальной работы пищеварения козам необходимо определённое количество минеральных солей, недостающих в их обычном меню. Зимой в Альберте, чтоб избежать скольжения машин на обледенелом шоссе, дороги посыпают солью. К лету снег и лёд стаивают, но налёт соли остаётся на придорожных камнях. Вот за этим драгоценным продуктом козы и спускаются с гор к людям.


Закончив свои процедуры, мамаша с козлёнком пренебрежительно повернули ко мне свои белесые зады и неспешно удалились вниз к озеру.


Я обратил внимания, что среди коз не было козлов. Круторогие козлы в это время года ещё живут отдельно от стада самок. Позже, когда начинается rut (время козлиных свадеб) самцы спускаются к самкам, и тогда на горных склонах разыгрываются головокружительные - лоб-в-лоб - дуэли...

Не хотелось думать, что охотники перестреляли этих восхитительно красивых животных...


(Господи, как можно убить такое великолепное существо ради забавы!? Я бы понял, если б этому сукину сыну нечем было кормить своих голодных детей, но... Ладно... Я не могу изменить человеческую породу и её желание уничтожать всё и всех вокруг себя!...)

Чёй-то пришло вдруг на память стихотворение Робинсона Джефферса, которое я перевёл на русский лет 8 назад:

              ТАМ, ГДЕ ОЛЕНИ СКЛАДЫВАЮТ КОСТИ

              Я пробирался по обрывистой тропе, на полпути к вершине
              Над ущельем, по дну которого бежал ручей.
              Тропу пересекал источник, прыгавший по скалам через корни,
              Расшатывая опахала папоротников, убранные бриллиантами росы.
              Вода пузырилась, прозрачна и чиста, но место издавало трупный запах.
              Пытаясь выяснить, откуда этот смрад, я сполз по стенке вдоль потока
              И футах в сорока внизу, между кустами дубняка и лавра
              Увидел вдруг зелёную лужайку и маленький бассейн, похожий на гнездо.
              Трава вокруг была усыпана отбеленными временем вонючими костями.
              Рогами и костями. Что ж, понятно. Последнее убежище подранков.
              Как много раненных оленей ускользают от охотника, чтобы приковылять сюда,
              Укрыться у ручья для утоления последней страшной жажды
              И тихо умереть средь лавров под угрюмым склоном...

              Погребальное святилище, где сладковатый ветер подымается со дна ущелья.
              Я бы и сам хотел своим костям найти приют поблизости с оленьими костями.
              Но в этом как-то глупо признаваться, а может и трусливо. Наша жизнь,
              Вообще-то говоря, вполне терпима, в ней примерно поровну хорошего с плохим.
              Но если всё продумать вплоть до туманного конца, какими б ни были
              Волшебная трава, вода и пропасть, боль от ран – смерть всё равно желанна.
              Жизнь нам дана – не бог весть что за дар – но надо честно всю прожить до точки.
              Моя пуста с тех пор, как умерла любовь... Пуста?
              Вот внучка с ярким пламенем волос, с глазами голубого неба.
              Не правда ли, похожа на неё? Что я могу для этого ребёнка сделать?
              Не в силах отвести глаза, я пялюсь на неё и думаю: какой к чертям мужчина
              Перед крушеньем мира... Вот в чём беда: я стал ужасно стар. Придётся, видно,
              Детям и внукам самим искать свой путь. А мне зачем, дожив до возраста
              Шестидесяти семи, ждать лишних десять лет? Пройдёт лет десять,
              Парой больше или меньше, до той поры, как я взберусь на край скалы
              И жизнь перекушу, как волк, который потерял волчицу.
              Скоро тридцать лет как я повязан собственным решеньем: кто пьёт вино,
              Тот должен быть готов испить в конце осадок.
              Что ж, может быть и в донной гуще жизни содержатся последние открытья...
              Олени здесь свои сложили кости. А мне пока нести свои.


Может потому вспомнил, что вот и мне уж 77. Жизнь так долго длится.

Дальше к северу от дороги тянется Jasper Lake. Озеро это очень мелкое. Бредёшь-бредёшь от берега - а всё по щиколотку. На мелководье вода хорошо прогревается летом, и путников (особенно детей и собак!) прям-таки тянет побродить по воде, наподобие сами знаете кого. Страсть человека к водохождению я называю "жаждой чуда"...








Покахонтас, где нам нужно было сворачивать на юг, - крохотулечный кэмпграунд в 38 километрах от Джаспера - возник сравнительно недавно на месте старого шахтёрского посёлка. В 1908 году здесь были найдены залежи коксующегося угля, в 1910-ом заработала первая угольная шахта. К тому времени, когда в 1911-ом году в Покахонтас была протянута железнодорожная ветка Grand Trunk Pacific Railway, шахта готова была грузить уголь. Когда-то здесь было всё, что полагается иметь уважающему себя шахтёрскому посёлку: салун, лавка, почта, гостиница, отделение Конной Канадскаой Полиции, железнодорожная станция, столовая и даже купальня для рабочих. К 1921 году уголь был выработан, жители быстро рассеялись, и сегодня на месте посёлка - ghost town. Мёртвый город.

Мы с Тоней немного походили молча по лесу, где сто лет назад кипела жизнь.Набрели на руины купальни, котельной, ещё какие-то невразумительные рахвалины.

Вход в старую шахту. Надпись предупреждает: не входить, здесь опасно:


В роще среди осин мирно ржавеют осколки былого предпринимательского бума


Опять (я вас не утомляю?) цитата из Джефферса: "люди – прилив: нахлынет, накроет волной и откатит назад, за собой не оставив следа"...

Рядом с чугунной болванкой, как ни в чём не бывало, стелется зеленью мох, вызывающе светятся красным головки сыроежек. Бесконечно терпенье природы.


А там, где когда-то была железнодорожная станция, подняли ядовито-красные крыши кабины для туристов. Ещё одно деловое начинание человека. По крайней мере не направленное на насилование природы. Однако веранды этих домиков выходят прямо вдоль шоссе, и мне не хотелось бы в них останавливаться.


Дорога на юг вьётся серпантином по очень красивой долине, сперва через плато, поросшее еловыми лесами,


но очень скоро дорогу с обеих сторон обступают высоченные горы. Уникальные ландшафты мелькают, проносясь мимо, но остановиться, чтобы сфотографировать эту красоту, негде: две полосы без обочины, за ними слева и справа обрыв.

Мне удалось всего два раза остановиться в весьма рискованных местах, чтобы сделать снимки каньона.
Слева - восточная стена серого камня встаёт на высоту, передать которую моя фотография не в состоянии:


Можете сами судить о высоте этой стены по столетним елям, растущим вдоль её гряды. Захватывающее дух зрелище!

Справа высится серая громада пика Roche Miette (2377 метров):


Слово "Miette" вероятно происходит от слова " Myat", что в словаре индейского племени Кри означает "круторогие бараны", хотя я слышал и другие объяснения.

Как бы там ни было, через полчаса мы прибыли к пункту назначения. В этом месте на поверхность выходят горячие источники. Вода имеет температуру 129 градусов Фаренгейта (54°C), и её приходится охлаждать до комфортабельных 40°C до того, как подавать в бассейн, дабы не обжечь изнеженную кожу туристов.

Над долиной, где расположены источники, с одной (южной) стороны поднимается стена неизвестного мне названия, с другой (северной) стороны высится Ashlar Ridge



Мы с Женщиной поднялись к источникам, глянули на людей в бассейне, и нам почему-то расхотелось лезть в эту коммунальную ванну.


Вместо групповых купаний решено было отправиться перекусить в стоящую рядом "Ann's & John's" кафешку


Изрядно проголодавшись, мы заказали по сэндвичу с бокалом холодного канадского пива - и путешествие повернулось к нам своим добрым материнском лицом...


Кроме кормления оголодалых путников, хозяева кафе могут сдать вам одно из таких вот bungalos


Здесь я, пожалуй, мог бы жить... и ходить вечерами окунаться в горячую воду источников, когда туристы усядутся в свои автобусы и уберутся подобру-поздорову...

Нa обратном пути сделали несколько фото-остановок у берегов Talbot lake. Вначале озеро представляет собой узкую полоску воды между дорогой и серо-жёлтыми козьими скалами.




В озере есть красная рыбица, свидетельством чему - рыбачки, занявшие стратегические позиции вдоль берега.


Потом горы отодвигаются на юг, рельеф становится более пологим. Под лучами солнца прозрачная вода озера играет всеми оттенками сине-зелёного - от малахита до бирюзы, от лазурита до амазонита.

Особенность цвета всех здешних рек, ручьёв и озёр, питаемых водами ледников заключается в том, что в воде присутствует так называемая "каменная мука". Ледники, словно наждаком, истирают скалы, измельчая частицы камня до уровня пыли. Ледниковые воды несут эту тончайшую муку в водоёмы, где она не оседает на дно, но остаётся в воде в виде взвеси, отражая зелёно-голубую составляющую солнечного спектра. За этим цветом я и ехал в Альберту!

Это, возможно, максимальное приближение к картинке рая, доступное современному человеку...




Продолжение следует

Tags: Канада, о себе, переводы, природа, рассказик, фотки
Subscribe

  • ИЗРАИЛЬ, О КОТОРОМ ВЫ НЕ ХОТИТЕ ЗНАТЬ

    "все нормальные люди давно разошлись, а мы пили по очереди из фляжки и орали «Народ Израиля жив»" ЭСТЕР, КРАСНЫЙ ЦВЕТ * * * Здравствуй, папа!…

  • ЗНАКОМЬТЕСЬ: РОИ ХЕН. ИНТЕРВЬЮ.

    «ЧТЕНИЕ НЕ ДЕЛАЕТ ЛЮДЕЙ УМНЕЕ» Диалог c Рои Хеном – о книгах, чтении и русских в Израиле – на русском языке Автор: Виктория Паршкова 08.05.2018…

  • ОТВЕТ ИЗРАИЛЬСКОМУ ДРУГУ

    Начну с переписки, породившей этот текст: M: Артур, я периодически спорю (по большей части, мысленно) с Вашей оценкой деятельности Трампа. Вот…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • ИЗРАИЛЬ, О КОТОРОМ ВЫ НЕ ХОТИТЕ ЗНАТЬ

    "все нормальные люди давно разошлись, а мы пили по очереди из фляжки и орали «Народ Израиля жив»" ЭСТЕР, КРАСНЫЙ ЦВЕТ * * * Здравствуй, папа!…

  • ЗНАКОМЬТЕСЬ: РОИ ХЕН. ИНТЕРВЬЮ.

    «ЧТЕНИЕ НЕ ДЕЛАЕТ ЛЮДЕЙ УМНЕЕ» Диалог c Рои Хеном – о книгах, чтении и русских в Израиле – на русском языке Автор: Виктория Паршкова 08.05.2018…

  • ОТВЕТ ИЗРАИЛЬСКОМУ ДРУГУ

    Начну с переписки, породившей этот текст: M: Артур, я периодически спорю (по большей части, мысленно) с Вашей оценкой деятельности Трампа. Вот…