Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:
  • Music:

ЭТО ИЗ СТАРЫХ МОИХ РАССКАЗОВ


ЯЙЦА
(Из цикла ВТОРАЯ ВОЛНА)


Первый, безумный день эмиграции подходил к концу. Позади остались вчерашние проводы, первое и последнее в жизни пересечение государственной границы СССР, перрон в Братиславе, австрийская охрана с автоматами наперевес, затурканная толпа, вывалившая на площадь перед Венским вокзалом, бесконечные проверки документов на пронзительном ветру, мини-автобусы Еврейского Aгентства и гонка по заснеженным, слякотным улицам вечерней Вены в поисках ещё незанятого беженцами пристанища.

Наконец всю нашу группу разместили на раскладушках в огромной ярко освещённой комнате, на третьем этаже старинного, порядком потрёпанного особняка. Чемоданы, узлы, пакеты, авоськи валялись кучами, в которых немыслимым казалось отыскать хоть что-нибудь.

Время приближалось к восьми вечера. Все были голодны, и несмотря на усталость, я вызвался пойти купить что-нибудь съестное в городе, пока лавки ещё не закрылись. Жена, мама и сын согласились, но неожиданно заупрямился папа.

“Я пойду!” – объявил он с апломбом, – “Никто из вас не знает немецкого языка. А я всё-таки кандидатский минимум сдал по немецкому!” Я пытался сказать, что мой английский лучше его немецкого, что здесь наверняка можно объясниться и по-английски, но старый офицер стоял насмерть, и я сдался.

Папа вытащил из кармана наличную валюту, отсчитал 10 фунтов стерлингов и исчез (в отличие от всех нас, обменявших позволенную сумму на доллары, папа, считавший, что разбирается лучше других в тонкостях валютного мира, обменял свои 300 рублей на фунты и всю дорогу рассказывал всем желавшим его слушать о преимуществах фунта перед американским долларом).

Мы сидели на своих раскладушках, ошеломленные событиями прошедших суток, поглядывали на часы, с минуты на минуту ожидая его прихода. Есть хотелось зверски. Прошло двадцать минут. Полчаса. Сорок минут. Час.

Наконец, неся пакет в руках, появился папа, с лицом мрачнее тучи. Он бросил пакет на раскладушку, сел в театральную позу, упёрши голову в руки и злобно сказал в мою сторону: “Вот тебе твоя эмиграция! И вот тебе твой капитализм! Посмотри, куда ты нас привёз! Я тебе говорил, что такое заграница, ты мне не верил – теперь ешь то, что ты натворил!”

Здесь надо объяснить, что папа категорически отказывался уезжать. Он недавно вышел на пенсию, и собирался провести оставшиеся ему годы на диване перед телевизором, с Клубом Кинопутешествий, Голубым Огоньком и любимыми им правительственными концертами. Понадобились месяцы уговоров, в которых учавствовали и мама, и моя жена и даже 15-летний сын. Но большая часть работы пришлась на мою долю. Он выгонял меня из комнаты, бросался стульями, кричал, что мы все можем убираться, но он не уедет с Родины ради того, чтобы стоять в очередях безработных, и чтобы ему дали спокойно умереть у телевизора. Наконец, когда мы заявили, что хорошо, мы все подаём документы на выезд без него, он сдался, но при условии, что я сам отправлюсь в партийную организацию, где он состоял на учёте, чтобы заниматься его исключением из Партии (первый раз, когда я произнёс слова “исключение из Партии”, я думал, его хватит кондрашка).

Теперь я смотрел на папу выжидательно, гадая, что он скажет, купил он нам что-нибудь поесть или нет, но он сидел в позе, изображавшей предельное страдание.

Наконец мама сказала: “Филя, что ты купил на ужин?”

“Яйца!” – трагически выдохнул папа.

“Ну, так слава Богу, хоть что-то есть на ужин.”

“О, да? А вы, все, знаете, сколько мне пришлось здесь заплатить за десяток яиц? Как ты думаешь, умник,” – обратился он ко мне, – “сколько стоит десяток яиц в твоём любимом капиталистическом мире?”

“Сколько?” – предвкушая неприятный ответ, промямлил я.

“Семь фунтов стерлингов!” – патетически прорычал папа.

“Не может такого быть. Ты что-то перепутал! Это ни в какие ворота не лезет!”

“Не лезет? Сходи в эту лавку, три квартала отсюда, и спроси сам, сколько это стоит!“

Я сидел, напряжённо пытаясь представить, что означает эта новость для нашего бюджета. Дело швах, это мне было совершенно ясно. При таких ценах нам пятерым не выжить до получения визы. И вообще - неизвестно, как скоро мне удастся устроиться на работу в Америке. Жена работать не сможет, она ни словечка по-английски не знает. Эти деньги, что нам обменяли, надо бы растянуть как можно дольше, но при таких ценах на продукты мы обречены!

Пока папа продолжал вещать, на повышенных тонах, о порядках в мире необузданного капитала, а я пытался продумывать стратегию выживания в этом мире, сын принялся разворачивать пакет с яйцами. Упаковано, надо сказать, было красиво. Под обёрткой из обычной бумаги была ещё бумага вощёная. Развернув её, сын достал коробку с надписью “10 Eier Speziell”, на которой были нарисованы серебристые яйца. И действительно, когда он открыл коробку, каждое из 10 находившихся в ней яиц оказалось завёрнутым в серебряную фольгу.

“Вот за эти их украшения мы и заплатили своими тяжело заработанными фунтами!” – начал было отец, но в это время сын уже развернул фольгу, и на свет показалось нормального размера яйцо, но ... сделанное из чистого шоколада!

Мы хором ахнули. Папа застыл посредине фразы в позе Городничего из последнего акта “Ревизора”.

Сын надкусил шоколад – и оказалось, что внутри яйца находилась крохотная модель автомобиля, великолепно выполненного, со всеми миниатюрными деталями, Мерседес-Бенца!

Все, кроме папы, разразились гомерическим хохотом. Папа сидел молча, ошалело глядя, как сын раскусывал одно за другим шоколадные яйца, доставая всё новые, разнообразные игрушки...

В первый наш вечер в проклятом мире капитала нам пришлось ужинать шоколадными яйцами.

Долго после этого, всякий раз, как папа начинал вещать на политические темы, кто-нибудь из нас неизменно произносил слово: “Яйца!” – и он обречённо замолкал...
Tags: рассказик
Subscribe

  • ДА, 21 АПРЕЛЯ ЧРЕВАТО ПРОВОКАЦИЯМИ И БОЛЬШОЙ БЕДОЙ… НО ЭТО УЖЕ БЫЛО.

    “Как потом в лагерях жгло: а что, если бы каждый оперативник, идя ночью арестовывать, не был бы уверен, вернется ли он живым, и прощался бы со…

  • ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

    «Мы сообщили российской стороне, что она несет ответственность за то, что происходит с Навальным под стражей. Они будут привлечены к ответственности…

  • Пишет МАРИНА ПАВЛОВА:

    В Канаде разразился скандал из-за того, что фермеры добавили пальмовое масло в корм скоту А теперь перечитайте ещё раз.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments

  • ДА, 21 АПРЕЛЯ ЧРЕВАТО ПРОВОКАЦИЯМИ И БОЛЬШОЙ БЕДОЙ… НО ЭТО УЖЕ БЫЛО.

    “Как потом в лагерях жгло: а что, если бы каждый оперативник, идя ночью арестовывать, не был бы уверен, вернется ли он живым, и прощался бы со…

  • ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

    «Мы сообщили российской стороне, что она несет ответственность за то, что происходит с Навальным под стражей. Они будут привлечены к ответственности…

  • Пишет МАРИНА ПАВЛОВА:

    В Канаде разразился скандал из-за того, что фермеры добавили пальмовое масло в корм скоту А теперь перечитайте ещё раз.