Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

ИРАИДА СПАССКАЯ: НЕВОЗМОЖНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ФРАНЦИИ В РОССИЮ

 
Cпасибо Наталье Горбаневской за ссылку.
 
By Yaroslav Gorbanevsky

В четверг 16 августа, то есть ровно неделю тому назад, из собственной квартиры в парижском пригороде Медоне исчез бывший чемпион мира по шахматам Борис Спасский. С нами сестра Бориса Спасского, Ираида.


Ираида Спасская, гроссмейстер по стоклеточным шашкам,
сестра Бориса Спасского
http://shashki-spb.narod.ru/

RFI: Прошла неделя со дня исчезновения вашего брата, Бориса Спасского. Известно ли что-нибудь о его местонахождении сейчас?

Ираида Спасская
: Только что наши сестры, одна из них смогла дозвониться до женщины, которая располагает всеми сведениями о Боре, и узнали следующее: что Боря находится в московской клинике. (А вчера корреспондент «Комсомольской Правды» и «Советского спорта дал e-mail мне о том, что Боря находится в клинике)

И, к сожалению, эта женщина даже сообщила, что у Бори даже есть ночная сиделка, что очень мало мне понравилось. Потому что, можете себе представить, в каком положении находится Боря, если ему нужна ночная сиделка. В Париже этого не было. Я была в Париже 5 дней - до 13 августа. 13 августа я уехала. 16 августа я утверждаю, что Борю похитили.

Другая сестричка тоже пыталась узнать, в какой же клинике находится Боря, потому что мы уже знали, что вчера он был госпитализирован. Она дозванивалась через «Скорую помощь» города Москвы из Петербурга – в Москву. И по телефону, указанному именно этой женщиной, мы узнали, что 18-го вызывали «Скорую помощь», очевидно, для брата.

Но его не госпитализировали. Потому что, во-первых, у него нет документов. Я при этом не присутствовала, поэтому далее ничего не могу сказать. И мы сейчас очень надеемся, что буквально в ближайшее время мы узнаем номер клиники или «реабилитационного центра», как сказала эта женщина, в котором находится Боря.

RFI: То есть, до сих пор неизвестно, о какой клинике идет речь?

Ираида Спасская
: К сожалению, нет. Все, что я вам сообщила – это самые последние новости.

RFI: Вы говорите о какой-то женщине. Вы уже говорили о какой-то женщине в первой вашей беседе, опубликованной «Советским спортом» после исчезновения Бориса Спасского. При этом ни тогда, ни сейчас, вы не называете ее имени.

Ираида Спасская
: Могу сказать только одно: эта женщина – агент по бориным делам. Потому что, к несчастью, моя дорогая невестка, об этом грустно говорить, к сожалению, она нездорова и не могла сопровождать мужа в его поездках в Россию. Поэтому такую ситуацию я не хочу освещать, я не знаю, насколько я имею право это делать.

RFI: Речь идет о женщине, которая занималась делами вашего брата, Бориса Спасского, и сопровождала его в России?

Ираида Спасская
: В России. Да, в России. И, возможно, что она была в этот момент при похищении. Я допускаю такое. Скорее всего, возможно, это и так, но я этого не могу утверждать, я этого не знаю. Эта женщина занималась бориными делами в России. И она организовала – это можно утверждать.

RFI: Вы говорите о похищении, когда говорите, что она «организовала»?

Ираида Спасская
: Да. Но она, конечно, не могла организовать это похищение одна. Разумеется, она не могла это сделать одна. Ей помогали. Кто помогал? Я не могу утверждать. Я могу только об этом догадываться.

RFI: Вы были дома у вашего брата Бориса Спасского буквально за несколько дней до его исчезновения.

Ираида Спасская
: За три дня. Я улетела 13-го утром. 16-го, если не ошибаюсь, днем, знаю точно, но не могу точно вам сказать время, Бори уже не было дома.

RFI: В тот момент, когда вы находились во Франции, до 13 августа, эта женщина, о которой вы говорите, тоже находилась во Франции?

Ираида Спасская
: Я не могу этого сказать, я этого просто не знаю.

RFI: Вы ее не видели?

Ираида Спасская
: Нет, я ее не видела, и утверждать что-либо не могу. Поймите: чего не видела, того не видела.

RFI: Ситуация совершенно, по-моему, никому не понятная.
Бывший чемпион мира по шахматам Борис Спасский, человек широко известный, переживший инсульт, после которого врачи запрещали ему путешествовать, исчезает и, вероятно, появляется в России в какой-то московской квартире и потом в клинике. Между прочим, хотя здоровье его улучшалось в последнее время перед этим то ли похищением, то ли бегством…


Ираида Спасская
: Исчезновением. Да-да.

RFI: Все же оно, согласно французским врачам, не позволяло ему путешествия. Мы знаем, что Борис Спасский всегда хотел вернуться в Россию, будь то на время, будь то постоянно. Его всегда тянуло на родину. Вы можете это подтвердить?

Ираида Спасская
: Да, конечно-конечно. Вообще Боря очень трепетно относился к родине, мечтал. И он оказался в таком тяжелом состоянии, в котором он провел (я имею в виду в физическом состоянии), в котором он провел – очень деятельный человек. Его, конечно, безумно тянуло в Россию, потому что ему казалось, что он встанет на родную землю, и он пойдет. Это естественно, это понятно.

Но дело в том, что он также понимал, что это пока невозможно. В Париже, когда я была в последнее время, я с ним разговаривала, и он говорил: «Мне бы на три дня там оказаться, управиться со своими делами, съездить в Садки». Садки – это центр, где находится его шахматная школа, к которой он тоже очень трепетно относится. Я говорю: «Боренька, ну как же ты можешь это сделать? Ведь ты не можешь этого сделать. Нужно время, чтобы ты пришел в себя и это сделал». Он согласился. Мы очень тихо, очень миролюбиво разговаривали.

Да, конечно, люди в таком состоянии очень часто желаемое выдают за действительное. Все это так естественно, потому что он находился в очень трудном положении. Еще раз повторяю: такой деятельный, такой мощный человек прикован к своему роскошному креслу, у него было очень много приспособлений великолепных, но я должна вам сказать, что это как-то витало в воздухе.

Потому что я однажды выкатила коляску на балкон – очень большой, длинный. Там вообще изумительные условия, конечно же. И я встала в дальний угол балкона. Мы смотрели на садик. И вдруг я почувствовала взгляд и поняла, что вбежала одна из перепуганных помощниц – у вас не принято говорить «служанок», - которая ухаживала за Борей, а их было несколько, они менялись, и Марина, страшно обеспокоенная. И они успокоились, как только они увидели нас.

Что сказать, простите, я волнуюсь. Но для меня во всей этой истории речь идет только об одном – о здоровье, о жизни моего брата. Я бы хотела защитить честь его любящей жены и честь своей невестки. Потому что я часто говорила ей: «Мариночка, ну, скажи Боре, потому что он неправ, несправедлив, но он так любит справедливость, это присущее ему чувство справедливости. Скажи!».

Она говорит: «Я не могу. Твой брат болен. Боря болен. Я не могу этого ему сказать». Понимаете, когда Мариночка лежала в больнице, так получилось, так и должно было, наверное, получиться, я раньше, вероятно, должна была прилететь в Париж, но у меня не получалось. А Мариночка лежала в это время в больнице. Я говорила ей: «Прошу тебя, тебе не надо будет брать человека на ночь». «Я не могу, - говорит, - оставлять все равно его одного». Никогда не было ночных сиделок, но Марина была рядом. Она так чудно относилась к своим обязанностям, совершенно добросовестно, пунктуально.

И французская медицина была просто изумительна. Я видела, уход был отчаянно великолепным. Простите за слово «отчаянно», но я наблюдала и полагаю, поэтому мой братенька так потихоньку и поправлялся.

RFI: У меня к вам вопрос как раз по медицине. В странном, исключительно странном интервью, появившемся в газете «Комсомольская Правда», в частности, вашему брату Борису Спасскому приписываются слова о том, что его «травили фармакологией». Вы там были буквально за несколько дней до его исчезновения. Были хоть какие-то разговоры об этом, было какое-то ощущение того, что его подавляли лекарствами?

Ираида Спасская
: Нет-нет-нет. Ему смалывали все это в какой-то йогурт, и он с ложки это брал, не возражал. Это было при мне. Это были лекарства. Иногда трудно их глотать, их специально мололи. Нет, конечно.

Это внушенная мысль. Дело в том, что эта женщина имела очень большое влияние на Борю. Здесь – типичный «треугольник». Это так часто бывает в жизни. Она просто заинтересована. Я однажды сказала Боре только одну вещь: «Твоими руками эта женщина пытается уничтожить твою жену, которая так борется за твое здоровье». Ой, вы знаете, это грустная очень история, она очень печальная, когда она касается нас. Но таких историй очень много.

Я хочу вам сказать, что я была в очень счастливое время, поскольку я очень люблю смеяться – все мы очень любим смеяться, Боря очень любит смеяться – я видела за столом счастливых людей. Он рассказывал очень смешной анекдот, советский, с большой «бородой». Мне казалось, что пришла наша молодость, что мы сидим в московской квартире, я увидела совершенно прежнего брата, изменившегося, прежнего.

Я понимаю, что это не может быть долго, но я при этом присутствовала при счастье. Я видела супругов счастливыми. И узнать такую ужасную вещь… Сейчас речь идет о здоровье моего брата, и я хочу, чтобы честь моей невестки и любящей жены не была затронута.

RFI: Эта сцена счастья – это когда было?

Ираида Спасская
: Буквально за день или за два до исчезновения.
 
Tags: Россия, небылицы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments