Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

OCCUPY BERKELEY!

 
Впечатлившись скороговоркой местных TV-каналов, ежедневно выдающих буржуинам новые сценарии захвата "оккупантами" оклендских площадей, сан-францисского банка, университетского кампуса Бёркли, я погрузил в автомобиль свой photo hardware и отправился через залив - запечатлеть для потомства, как Народно-Демократическая Республика Бёркли зажигала искру всемирной революции ноябрьскими днями 2011 года.

Бёркли - патриархальный городишко, жмущийся невзрачными двухэтажными домиками и полуоблетевшими кронами осенних деревьев к корпусам университетского кампуса.


В городе полно молодёжи и странных, вневременных личностей, перенесенными из эпохи битников и хиппи. Хорошим тоном считается наличие "бросающих вызов обществу" аксессуаров: кто одет в зелёные трусы поверх чёрных штанов, кто красуется вьющейся из-под шляпы волной кучерявых волос или выкрашенной в седину китайской бородкой, для женщин годится стрижка под ноль, красный жупан или небрежно накрученный на шею шарф. Но есть и такое:


Кампус встретил меня красочным вымпелом с надписью "Научить государство"


Чуток подальше, в середине площади перед Sprout Hall была устроена трогательная композиция, долженствовавшая символизировать "Стену": вырванный из студенческой тетрадки листик с надписью "Wall" намекал на связь со всенародным движением Occupy Wall Street.


Дорогу мне преградил крепко укуренный чувачок в жёлтой жилетке: увидев в руках у меня камеру, он потребовал, чтобы я запечатлел, как здорово он танцует "танец свободы", и я тут же удовлетворил его желание


Следующий экспонат был центром экспозиции протеста. Лыка не вяжущий бородатый парень возлежал на брошенной на тротуар тряпке. Скульптурную группу дополняли старый пёс, кот, которого парень постоянно тискал, и стриженная под джульбарса, очень симпатичная девчушка, на которую парень не обращал никакого внимания, хотя она всё время поглаживала то пса, то его самого, не отводя влюблённых глаз от своего героя-оккупанта.




Над входом в Sprout Hall висел плакат, не имеющий никакого отношения к оккупации кампуса. Совсем наоборот, он приглашал студентов собраться на "шествие с костром" в преддверии Большой Футбольной Игры (под Большой Игрой здесь понимают футбольный матч с традиционными врагами - командой Стэнфордского университета)


Кроме студентов на площади уныло ходили туда и сюда профессионалы-фотографы в ожидании хоть какой-нибудь заслуживающей внимание заварушки - увы, ничего драматического не происходило, если не считать усевшихся в кружок на тротуаре группы людей, обсуждавших, как и чему следует "Научить государство". Роль инструктора выполняла молодая смазливая девица в куртке прямо от Фиделя.


Слушатели этой малой партшколы внимали ноябрьским тезисам с разной степенью заинтересованности. Сидевшие на ступеньках парни, видимо, соображали, как сбежать, не привлекая к себе интереса


Пожилая дама в красном кафтане была заворожена возможностью посидеть в кругу молодят - ей грезилась далёкая революционная молодость пламенных шестидесятых...


Рядом вился совершенный красавЕц с противогазной маской, надетой на давно немытые лохмы волос


Я спросил у парня, на хера ему понадобилась эта маска, он широко улыбнулся и объяснил, что во-первых на случай police brutality, а во-вторых это просто красиво.


Кстати, муниципальной полиции на кампусе вообще не было и нет, но четверо мужичков в форме университетской охраны сидели поблизости на гранитном парапете, болтая ногами и наблюдая за действом. Я спросил одного напрямую: "В чём дело, ребята? Эта вот фигня - это и всё, что может сегодня предложить миру революционный дух НДР Бёркли? Вам не стыдно? Where's the action!?"
"Это всё, что есть на сегодня, - ухмыльнулся университетский полицейский, - Приезжайте после футбольного матча, будет весело вне зависимости от того, кто выиграет. Хотя я уверен, что выиграют наши!"

Я понял, что революция переносится на после матча и, не солоно хлебавши, повернул к выходу. Здесь моё внимание привлёк столик с плакатом "Friends of Northern Uganda", за которым сидели две улыбчивые девочки, продававшие свежий кофе и выпечку: вся выручка от этого социалистического предприятия предположительно должна идти в помощь жителям Северной Уганды...


Это счастливое место, сказал я себе, представь, как жутко было бы корпеть над учебниками, чувствуя, что жизнь проходит мимо! А так - всегда с людьми, ради людей, и существование приобретает смысл, пока можно ещё не задумываться о будущем трудоустройстве...

Возле самого выхода с территории кампуса одиноко стоял столик университетского Демократического союза. Возле столика никто не останавливался, и я решил внести хоть какое-то оживление в лица сидевших в ожидании внимания парня и девушки. "Привет демократам!" - крикнул я издалека, направил на них объектив камеры, и был немедленно вознаграждён знаком "peace" и радостными улыбками.


- Чем торгуем, товарищи? - деловито осведомился я.
- У нас есть материалы в помощь студентам, интересующимся деятельностью демократической партии на кампусе.
- Расскажите, как и почему вы решили стать демократами, - обратился я к девушке.
- Ну как, потому что демократы занимают правильную, общественно ответственную позицию, заботятся о людях, которым нужна помощь.
- Вам нравится идея перераспределения капитала, использование средств, находящихся во владении богатых и передача их бедным?
- В общем так.
- Это называется социализмом, не правда ли?
- Социализм имеет много привлекательных свойств, которые и мы разделяем.
- Имел ли кто-нибудь из вас двоих возможность пожить в странах социализма?
- Нет...
- Какая жалость, что люди распространяют столь привлекательные идеи, не удосужившись испытать на себе последствия претворения их в жизнь...

Бледнолицый узкоплечий мальчик-социалист отвёл глаза в сторону и надолго задумался


Смуглая девушка, как видно, быстрее умела разбираться в классовых врагах, чем её напарник, и строго смотрела на меня карими глазами... Божежтымой, где я последний раз видел такие глаза?...


Ага, ну да, это было в 1962-ом, когда секретарь комсомольской организации, прекрасная еврейская девушка Маечка Каневская гневно отчитывала меня за отказ идти встречать Никиту Сергеевича и Президента Индонезии, приезжавшего в Киев с визитом дружбы, "таких, как ты, Кальмейер, нужно гнать сраной метлой из комсомола!..."

Как давно это было...

Индейский вождь внимательно и неотрывно глядел из ближайшей витрины в глаза смуглой девушки, внезапно распознавшей классового врага.


Я сел в машину, с облегчением сбросив на сиденье фото вериги.
Революция продолжится без меня.

Позвонил жене на работу. она резко бросила в трубку: "Не могу разговаривать, у меня сейчас совещание с клиентами, позвоню позже".

Я оглянулся по сторонам. Рабочие ремонтировали дорожное покрытие, в воздух подымался кудрявый запах смолы.

Поодаль гватемальцы стелили новую крышу дома.

К терминалу швартовалось здоровенное нефтеналивное судно.

Люди работали.

Явно рано было хоронить Америку...
 
Tags: Америка, путешествия, размышления, рассказик, фотки
Subscribe

  • УПРЯМЕЦ

    Входил не раз в одну и ту же реку, Бывал - бессмысленно - насильно мил, Я днем с огнем искал здесь человека, Но лишь лягушек в тине находил. Теперь…

  • ЕВРАЗИЙСКИЕ ИГРЫ

    - Гуси-гуси! - Га-га-га. - Есть хотите? - Да-да-да. - Так летите! - Не так быстро - выбираем коммуниста. Здесь мы дома, всюду вата, а у вас там…

  • GO WEST!

    GO WEST Another year. Another spring. Another fall. A ting a ling, my dear, And beer for all. The same old blight Of life, for all I care, Another…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments

  • УПРЯМЕЦ

    Входил не раз в одну и ту же реку, Бывал - бессмысленно - насильно мил, Я днем с огнем искал здесь человека, Но лишь лягушек в тине находил. Теперь…

  • ЕВРАЗИЙСКИЕ ИГРЫ

    - Гуси-гуси! - Га-га-га. - Есть хотите? - Да-да-да. - Так летите! - Не так быстро - выбираем коммуниста. Здесь мы дома, всюду вата, а у вас там…

  • GO WEST!

    GO WEST Another year. Another spring. Another fall. A ting a ling, my dear, And beer for all. The same old blight Of life, for all I care, Another…