Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

АЛЯСКА. Часть 11 и последняя.

 
Juneau to Ketchikan.
City of Ketchikan.
Totem Bight.
Salmon Hatchery.
More totems.
Back to Reality. Vancouver.


Сырой, туманный вечер, мы плывём на юг, лучи солнца с трудом пробиваются сквозь тучи


Поначалу в тумане ещё видны суда, следующие Inside Passage - идущим с севера на юг «внутренним проходом Аляски»...


...но скоро борьба света с тьмой привычно заканчивается в пользу последней...


От нечего делать отправились шататься по внутренностям нашей плавучей тюрьмы. В казино шаром покати...


Заказали в каюту бутылку калифорнийского Sangiovese and decided to call it a night…

Проснувшись утром, обнаружил, что судно стоит у причала в порту Кетчикана, рядом с огромным лайнером, разукрашенным на манер рисунков моей внучки


Моросил дождь, над городом висели низкие тучи – Аляска демонстрировала лучшее из погодных условий августа – и я какое-то время фотографировал унылый ландшафт в ожидании пока любимая женщина соблаговолят проснуться...






Непосредственно вблизи порта когда-то размещался район красных фонарей, чтоб облегчить поиски женского тепла матросикам и оголодавшим от одиночества будущим старателям. Теперь на месте ушедших в прошлое бардаков в глаза лезут бесчисленные лавки сувениров (увы, падение нравов налицо...) Лишь одно из зданий осталось верным своему первоначальному предназначению: самый знаменитый из борделей Кетчикана снова открыл гостепиимные двери путешественникам - в качестве Музея Борделей Кетчикана (возможно, единственного в мире культурного заведения подобного рода...)

Наконец все проснулись, поели и можно было приступить к выполнению назначенных на день развлечений. Первым делом нам предстояло отправиться в Totem Bight знакомиться с искусством индейских тотемов.

Для людей, незнакомых с этим термином, объясню, что означает слово «bight». Это отрезок береговой линии, сформировавшийся как мелководная бухта. Выглядит это так, будто гигантский монстр-Годзилла откусил кусок берега. Индейцы высоко ценили бухты, где можно было найти защиту от свирепых тихоокеанских ветров, а пологие берега позволяли вытаскивать на песок лодки.

Побережье бухты Totem Bight, где нас выгрузили с автобуса:


У входа в парк посетителей гостеприимно приветствовал значительных размеров орлуша, которого нелегко отличить от другого, главного "духа" - The Great Thunderbird


Дальше - в лесу и на выходящей к бухте лужайке - всюды были расставлены столбы тотемов. Тоня осталась слушать гида, а я оторвался от группы, чтобы поснимать без помех.

Тотемы не являются религиозными символами. Они отражают впечатлившие художника события реальной жизни людей, неразрывно связанной с природой, события, реально происходившие и оставшиеся в памяти жителей этих мест.

Несколько фотографий без лишних комментариев (я потом покажу табличку, рассказывающую, как следует расшифровывать язык создателей тотемных столбов).


















Тотем, показанный ниже, сделан мастером-нарциссистом, решившим показать деревенским жителям вершину своего искусства: он изобразил на столбе самого себя, а соседей по деревне изобразил в виде пуговиц-украшений на своей одежде; в нынешние времена этот парень непременно стал бы поэтом.


В глубине парка расположен общинный дом, выполнявший роль места собраний и культурного центра.


Детали отделки дома общины:


Четыре одинаково разукрашенных тотемных существа выполняют роль внутренних колонн здания


Вход прорублен так, чтобы одновременно в него мог войти только один человек. Эта мера обеспечивала безопасность от врагов: поодиночке с ними могло бы справиться даже малое число поселян.


Бродя среди гигантских ярко раскрашенных столбов, я в конце концов почувствовал, что мне необходимо срочно сменить масштаб зрения, и направил объектив в сторону от тотемов – к природе, к миру, ничуть не менее волшебному, чем тот, что был создан людьми.

Вот дерево, которое, если отойти от него подальше, выглядит, как насторожившийся олень




Дождевые капли на листьях травы (привет тебе, Уолт Уитмен!)


...белые нити древесного моха на чёрной, мокрой земле...


...оранжевые шляпки неведомых мне грибов...


...и бледность очаровательнейшей из поганок на ложе зелёного мха...


...привет, сыроежки!...


Занятый макрофотографией, я не заметил, что представление тотемов подошло к концу. У нас оставалось немного «свободного времени», и мы с женщиной отправились в стоящую при входе в парк лавку – совершенно восхитительную лавку! – торговавшую оружием и прочими «колониальными товарами».












До сих пор я ничего не писал в этих заметках об отвратительных нарывах свалок, замусоривающих окраины населённых центров штата. Груды старых проржавевших автомобилей, шахтных механизмов, сломанного оборудования и прочих отходов деятельности нашего разрушительного биологического вида... Я сперва фотографировал эти свалки, а потом, приехав домой вытер нафиг все фотографии, потому что испытываю настоящую физическую боль от того, что мы делаем с планетой... Кетчикан устроил у себя одну из самых отвратительных свалок, виденных нами на Аляске, – прямо на берегу океанского залива, вкупе с затонувшими во время шторомов катерами и баржами. Когда я вижу что-нибудь подобное, сердце моё разрывается от ненависти к homo sapiens.

Чем не потрафила вам голубая планета, единственная, доставшаяся вам в наследство?

Зачем вы продолжаете размножаться, идиоты? Что заставляет вас рожать всё больше и больше детей, которым достанется захламленный, опустошённый вашим безумием мир? Ваши «насущные неотложные проблемы»? Ваши «государственные интересы»? Религии ваших малоумных предков, требующие плодиться-размножаться? Боязнь, что соседнее племя окажется более многочисленным и перережет вас до того, как само вымрет в опустошённой, отравленной всеми вами пустыне?

Задыхающиеся в бензиновой вони своих мегаполисов, вы теперь сваливаете свой ржавый junk в дикие бухты Аляски...

Ладно. Зов вопиющего в пустыне. Никто не услышит. А кто услышит, отмахнётся – сегодня насущные заботы требуют игнорировать негромкий по обыкновению голос разума...

Путь нам лежал обратно в Кетчикан, в Salmon Hatchery – Fish Processing and Incubator. Там разводят лосося, потом выпускают его в океан, что, согласно трудам учёных рыбоводов, позволяет увеличить поток идущейго на нерест лосося с 20% до 70% от первоначального годовалого потомства. Сознаюсь: ко всей этой цифири я отношусь с предубеждением. Увиденное мной на этой фабричке повергло и меня, и Тоню в глубокое уныние.

Поначалу лосося содержат в больших бассейнах, где плотность откармливаемого искусственно молодняка заставляет сомневаться в качестве будущего рыбопродукта. Мне не удалось сделать сколько-нибудь разборчивое фото этих бассейнов, поскольку молодняк в них мечется, как угорелый, пытаясь спастись от массы соседей (глядя на этих рыб, я представил себя на первомайской демонстрации на киевском Крещатике... ;)


Потом, когда молодняк подрастает, его переводят в другие баки (говорят, их своевременно чистят, но я этого не заметил)


Из этих баков взрослеющая рыба пытается выпрыгнуть, против резкой струи воды, в бассейны для двухлеток. Тем, кому это удаётся, можно поплавать в сравнительном «малорыбье» перед тем, как их выпустят в океан...




Всё это выглядит для меня противоестественным, бзыком белого человека, явившегося "покорять Аляску", где до его прихода живые существа жили свободно, предоставленные силам Природы...

В довершение ко всему, в этом рыбпитомнике держат двух орлов, Bald Eagles, неспособных летать из-за того, что у них сломаны крылья (оба орла – самец и самка, упали на землю, замкнув сеть линии электропередач). Вид у орлов жалкий...


Тоня сказала: «пойдём отсюда, мне здесь не нравится», и мы отправились в городской музей Кетчикана, демонстрирующий добавочную порцию тотемов – самых старых, и потому особенно ценных.

Сделанные в музее фотографии сами всё объясняют, не требуя моих комментариев.




Это тинглиты. Я долго вглядывался в лица, позы, костюмы. Фото сделаны в 1900-х годах.








Кетчикан почему-то сильно утомил меня. Скорее всего сработало чувство – это и всё - путешествие подходит к концу...

Вечером корабль взял курс на конечный пункт нашего путешествия. К утру нам предстояло спуститься на юг, в бухту Ванкувера.






На предыдущем фото виден плавник касатки. Видите? Нет? У меня дальнозоркость, так что я с веранды нашей каюты узрел игру двух касаток и успел сделать несколько снимков до того, как животные исчезли в водах пролива.






Дальнейшее плавание проходило без приключений. Какое-то время параллельным курсом рядом с нами шёл катерок


Когда мы с ним поравнялись, я прочёл название катера – «Reality» – как знак неминуемого возврата из волшебства в реальность...


На следующее утро восход солнца застал наше судно входящим в гавань Ванкувера. Этот город с каждым годом становится всё красивее...










Пришвартовались.


Пришла пора собираться домой.
В Сан-Франциско.



Tags: Америка, о себе, путешествия, размышления, рассказик, фотки
Subscribe

  • УПРЯМЕЦ

    Входил не раз в одну и ту же реку, Бывал - бессмысленно - насильно мил, Я днем с огнем искал здесь человека, Но лишь лягушек в тине находил. Теперь…

  • ЕВРАЗИЙСКИЕ ИГРЫ

    - Гуси-гуси! - Га-га-га. - Есть хотите? - Да-да-да. - Так летите! - Не так быстро - выбираем коммуниста. Здесь мы дома, всюду вата, а у вас там…

  • GO WEST!

    GO WEST Another year. Another spring. Another fall. A ting a ling, my dear, And beer for all. The same old blight Of life, for all I care, Another…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • УПРЯМЕЦ

    Входил не раз в одну и ту же реку, Бывал - бессмысленно - насильно мил, Я днем с огнем искал здесь человека, Но лишь лягушек в тине находил. Теперь…

  • ЕВРАЗИЙСКИЕ ИГРЫ

    - Гуси-гуси! - Га-га-га. - Есть хотите? - Да-да-да. - Так летите! - Не так быстро - выбираем коммуниста. Здесь мы дома, всюду вата, а у вас там…

  • GO WEST!

    GO WEST Another year. Another spring. Another fall. A ting a ling, my dear, And beer for all. The same old blight Of life, for all I care, Another…