Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Category:
  • Mood:

ИЗ УОЛТА УИТМЕНА

 
Читал «Листья Травы» Уитмена, стало интересно, переводил ли кто на русский Песню Большой Дороги. Нашёл перевод Корнея Чуковского, прочёл... и сразу захотелось перевести самому.
Под катом результат этих трудов.

Песня большой дороги
Уолт Уитмен, Листья Травы.


1

Пешком, с лёгким сердцем, выхожу на большую дорогу,
Здоров и свободен. Весь мир открыт предо мной,
И выжженная солнцем дорога ведёт меня, куда захочу.

Я не ищу удачи, потому что сам я удача.
Я больше не хнычу, не откладываю на потом, ни в чём не нуждаюсь.
Конец попрёкам и жалобам, библиотекам и критикам тоже:
Сильный, готовый к любым переменам, выхожу на дорогу.

Земля – вот всё, что мне нужно,
И никаких созвездий поближе –
Я знаю, им комфортно там у себя:
Это то, в чём нуждаются обитатели дальних созвездий.

(Всё же я тащу в рюкзаке старый груз –
Куда б я ни шёл, всегда за плечами мужчины и женщины,
От которых, клянусь, невозможно избавиться -
Я полнюсь ими, и в отместку наполняю их тоже).

2

Ты, дорога, на которую ступила нога, я гляжу на тебя и думаю –
      наблюдателю видно не всё;
Я верю: в тебе много невидимой сути.

Вот он, примерный урок восприятия – всё принять, никого не отвергнуть:
Негр с пыльной шерстью волос, преступник, калека, безграмотный парень –
      никому нет отказа в дороге,
Если роды в дороге, добровольцы бегут за врачом, хромает откуда-то нищий,
      спотыкается пьяный, гогочут подвыпившие мастеровые,
Вот сбежавший из дому подросток, карета богатого и фанфарон, вслед за ними
      любовная пара, удравшая от родни,
Торгаш, спозаранку спешащий на рынок, погребальные дроги, повозка с мебелью
      движется в город, а эти – обратно из города.
Все следуют мимо меня – а я мимо них – постоянно в движенье,
      никто никому не помеха,
Никто не нуждается в признании встречных, каждый равно другим безразличен.

3

Ты, воздух, необходимый мне для дыханья и речи!
Вы, предметы, вызывающие из небытия строфы, придающие форму стиху!
Ты, свет, окутавший меня и дорогу моросящим настырным дождём!
Вы, тропинки, протоптанные пешеходами по обочинам мокрой дороги!
Я знаю, в вас роятся невидимо жизни – потому вы и дороги мне.

Вы, мощёные улицы города! Вы, грубые камни бордюров!
Вы, паромы! Вы, доски, сваи пристаней! Ты, обшивка причалов и Вы,
      уходящие в море суда!
Вы, ряды бесконечных домов! Вы, пронзённые окнами фасады и крыши!
Вы, веранды и входы! Ты, мельканье чугунных решёток!
Вы, окна, прозрачность пустых оболочек, обнажающих больше, чем стоит открыть
      посторонним.
Вы, ступеньки, ведущие к дому, вы, двери! Вы, округлые арки!
Вы, серые плиты уходящих вдаль мостовых! Вы, исхоженные перекрёстки!
Из множества прикосновений вы удержали частицы бредущих,
      чтоб поделиться со мной по секрету
Посланиями живых или мёртвых, до меня побывавших на этой бесстрастной дороге,
Возникающими, словно духи, пришедшие с дружеской вестью.

4

Земля, простёртая влево и вправо.
Живые картины встают предо мной, выставляя себя в лучшем виде,
Если хочешь, прозвучит и музыка сфер, умолкая по твоему повеленью.
Радостен голос открытой дороги, освежающий чувства.

О, большая дорога, ты говоришь мне: «Не оставляй меня, путник!»
Не ты ли шепчешь: «Если не хочешь пропасть, не уходи от меня»?
Не ты ли мне намекаешь: «Я готова нести тебя дальше, наезжена, благонадёжна»?

«О, большая дорога, – ответствую я, – мне не страшно расстаться с тобой,
      просто я тебя полюбил,
Ты способна сказать за меня всё, что трудно выразить в строфах,
Ты стала мне ближе, чем другие стихи моих странствий.»

Думаю, подвиги древних героев зародились под небом открытых дорог
      как вольные песни поэтов,
Наверное, сам бы я тоже мог здесь творить чудеса,
Я думаю, всё, что встретится мне по пути, достойно любви, и все, кто увидят меня,
      полюбят меня несомненно,
Счастлив будет любой повстречавшийся мне.

5

С этого часа я провозглашаю себя свободным от мнимых границ и преград,
Иду, куда сам захочу, абсолютный хозяин себе самому.
Я согласен прислушиваться ко всему, что расскажут другие,
Внимая речам посторонних, размышляя, обдумывая варианты,
И со спокойной учтивостью, мягко, но твёрдо освобождая себя
От необходимости следовать посторонним советам.

Я пью большими глотками сквозняк открытых пространств,
Восток и запад – мои, так же, как юг или север.

Я стал больше, чем представлял себе раньше,
Никогда раньше не знал, сколько во мне доброты.

Прекрасным видится мир,
Я могу повторить многократно мужчинам и женщинам встречным:
Вы мне дали так много добра,
Я хочу отплатить вам добром –
Расстараюсь для вас и себя по пути –
Смешаюсь с людьми на открытой дороге,
Бросая всем встречным выносливость с радостью вкупе,
Меня не озаботит, если кто-то отвергнет меня,
А приемлющих благословлю и приму благословение встречных.

6

Теперь, если бы тысяча совершенных мужчин предстала вдруг передо мною,
      я бы не удивился.
И если бы тысяча прелестнейших женщин явились сюда, меня тоже это бы не удивило.

Потому что мне открылся секрет создания лучших людей:
Их надо растить под открытыми вширь небесами, чтоб питались и спали
      на голой земле.

Здесь есть место для подвигов без прецедента
      (для деяний, способных покорить сердца поколений,
      вливающих силу и волю, превыше законов и установлений,
      выше правительств, аргументов, табу и запретов)

Вот испытанье для мудрых,
Для мудрости, не пройденной в школе:
Мудрость не передаётся от одного человека другому, лишённому знаний,
Мудрость – в каждой душе, вещь в себе, неподвластная тьме доказательств,
Приложима к вещам и объектам, она самодостаточна и не криклива,
Это вещность реальности и бессмертия мира, совершенство явлений природы;
Есть нечто в потоке вещей, что рождает мудрость души.

Время пересмотреть философии и правдивость религий.
Они хороши в стенах душных аудиторий, но бессмысленны под покровом
      затянутых тучей небес или близ звенящих ручьёв.

Осознание:
Здесь каждый поймёт свою цену, узнает, чего взаправду он стоит:
Прошлое, будущее, величье природы, любовь – если они далеки от тебя,
      значит ты их лишён.

Пропитанье души – как зерно.
Где здесь тот, кто отвеет шелуху для тебя и меня?
Где он, готовый открыть нам разгадку, сняв покровы неведомых таинств?

Притяженье людей здесь взаимно, но не по согласованным ранее планам, напротив:
Знаешь ли ты, как прекрасно идти по дороге, когда в тебя влюбляется встречный?
Знакомы ли тебе слова внезапно перехваченных взглядов?

7

Теперь – откровенья души.
Избыток души истекает через тёмные шлюзы, провоцируя тучу вопросов.
Томленье дороги, откуда оно? И зачем здесь неясные мысли?
Почему встречные мужчины и женщины, возбуждают жажду близости
      в напоенной солнцем крови?
Почему, когда они проходят мимо, флаги счастья трепещут на мачтах?
Почему, проходя под незнакомыми раньше деревьями, я чувствую, как в душе
      начинают громно звучать певучие мысли?
      (думаю, они обычно висят на ветвях, зимою и летом,
      и падают лишь при моём приближенье)
Чем особым веду я обмен с незнакомым прохожим?
Или с кучером, усадившим меня рядом на облучок?
Или с рыбаком, когда я останавливаюсь поглазеть, как он тянет на берег
      упрямую сеть?
Откуда берётся открытость к добру у встреченных мужчин и женщин?
И откуда она у меня в отношении встречных?

8

Излияние душ – это счастье, вот оно, счастье.
Я думаю, оно разлито повсюду, в ожидании каждого,
И теперь проникает в нас, наполняя до края,

Подымается в воздух, обретая черты незнакомца.
Эта жидкость и эти черты, словно свежесть и сладость мужчины и девы
      (побеги утренних трав не бывают свежее и слаже излияния душ).

Сок любви привлекает любого, молодого и старого, на зов нежной неги,
От него расходятся волны флюидов, что сильнее самой красоты или воли,
Его жаждут утомлённые дрожью и болью души, ищущие контакта.

9

Идём поскорее! Кто бы ты ни был, отправляйся со мной!
Во мне ты найдёшь спутника, не знающего усталости.

Земля не устаёт никогда.
Сперва ты можешь подумать, будто она груба, молчалива, невнятна,
что Природа нам непонятна, чужда и груба,
Но ты не сдавайся, иди, впереди нас ждут удивительно новые вещи,
Клянусь, нас ждут чудеса, для которых и слов не найти.

Идём поскорее! Вперёд и без остановок,
Как ни чудны битком набитые лавки, как ни сладок ночлег в домах у дороги,
      нам нельзя оставаться,
Как тиха б ни была эта гавань и как ни спокойны здесь воды,
      мы не бросим здесь якорь,
Как тепло нас сейчас ни встречают, нам позволено присесть
      на одну лишь минутку.

10

Идём поскорей! Впереди ждут почище соблазны,
Поплывём без планов и карт по диким морям,
Туда, где рождаются ветры, где вздымаются бурные воды,
Куда мчит янки-клиппер, распустив паруса.

Идём поскорей! С нами сила, свобода, стихии,
Здоровье, восторг, бесшабашность, любознательность, гордость собой.
Идём же! Подальше от стылых доктрин!
От всех ваших формул, о, жрецы материализма с глазами летучих мышей.

Когда смрадный труп преградит нам дорогу – мы предадим его тело могиле.

Идём же скорей! Но предупреждаю тебя:
Моему спутнику понадобятся лучшая кровь, сила мышц и выносливость тела,
Пусть никто не поддастся искусу, кто не обладает здоровьем и мужеством,
Не приходите ко мне, кто растратил себя на пустое,
Только те, кто здоров, силен и бесстрашен.
Здесь не место для слабых, пьянчуг и больных венерических клиник

(Я и те, кто со мной, убеждаем не силой метафор и рифм и не логикой аргументаций –
Наша жизнь – убеждение слабым).

11

Слушай! Буду с тобой откровенен:
Я не предлагаю тебе старых почётных призов – будут грубыми эти награды,
Таковы будут дни, что тебя впереди ожидают:
Тебе не скопить по дороге того, что называют богатством,
Ты рассыпешь щедрой рукой всё, что сам наживёшь и создашь,
И когда судьба приведёт тебя в город, в который ты шёл, ты едва ли
      задержишься передохнуть, потому что дорога зовёт тебя в путь.
Остающиеся и отставшие станут глумиться над путником, отпуская злые насмешки,
Какую б любовь ни нашёл ты, она оставит тебе только страстный
      поцелуй на прощанье –
Тебе дано не больше того, как дотронуться до прощально протянутых рук.

12

Идём поскорей! За великими покорителями дороги! Пойдём вместе с ними!
Они тоже вечно в пути – быстроногие, сильные мужчины и чудесные женщины,
Радующиеся спокойной воде и дикому шторму,
Плывшие по разным морям, прошедшие много дорог,
Привычные к дальним краям, ночевавшие под крышами чуждых селений,
Внушающие доверие людям, одинокие труженики, исследователи городов,
Останавливающиеся в пути просто полюбоваться пучками травы, цветами
      и ракушками на берегу,
Они танцуют на свадьбах, целуют невест, заботливо помогают маленьким детям
      и сами рожают детей,
Солдаты всех революций, они стоят у развёрстых могил,
      это они опускают в могилы гробы,
Идущие год за годом вперёд, каждый год их страннее другого,
Мужчины бодро идут по дорогам рядом с собственной юностью,
      с бородатой уверенностью собственных зрелых лет,
И женщины – полны женственной статью, счастливы невозмутимо.
Старость их величава, приемля возраст мужской или женской природы.
Старость эта спокойна и так широка, что включает в себя бесконечность вселенной
И свободно стремится к уже драгоценному, близкому освобождению смертью.

13

Идём же скорей! К тому бесконечному, что не знает начала,
Впереди ждёт всё то же – марш-броски и ночлеги,
Идти, чтоб отдаться походу, для него наши дни, для него наши ночи –
      начала других восхитительных странствий,
Чтоб не видеть в пути ничего кроме цели, а потом оставить и её позади,
Чтобы, как далеко ни смотреть, исчезало бы само время, когда ты нагоняешь его
      и оставляешь потом позади,
Чтоб не было перед тобой ничего – лишь дорога, а ей всё равно,
      сколько нужно тебя поджидать,
Чтоб не видеть ни созданья живого, ни Бога, самому шагая вперёд,
Чтоб не ради сокровищ, но для владения всем – без трудов и без денег –
      избегая всех пиршеств и всё же участвуя в пире,
Чтобы взять всё лучшее из встреченной фермы и из вилл богачей,
      из целомудренного счастья супружеских пар,
      насладиться цветами, вкусить плодов садовода,
Чтобы взять во владенье себе городки, через которые шёл,
Чтоб нести в себе дома их и улицы, куда ни вела бы дорога,
Чтобы при встречах с людьми забирать с собою их мысли, собрать их любовь,
Увести за собою всех, кого полюбил по дороге, оставив им всё от себя,
Чтоб понять: вся вселенная – просто дорога, перекрестье несчётных путей,
      дорог для блуждающих душ.

Всё расступается, открывая дорогу шагающим душам,
Все религии, установленья, искусства, правительства – всё, что есть
      на этой планете и на любой из планет, прячется по углам, скрывается в ниши
      перед этой процессией душ, шествующих большой дорогой вселенной.

Весь прогресс – только символ, эмблема, прообраз движения душ
      мужчин и женщин, идущих по этой дороге.

Бессмертные души, устремлённые вечно вперёд,
В гордом достоинстве или печали, безумцы, не знающие покоя, теряющие силы,
      изломанные или неудовлетворённые жизнью,
Отчаявшиеся, любящие, больные, удостоенные признанья людей и изгои –
Они идут! Они идут! Я знаю – они идут, но не знаю, куда.
И всё же я знаю, что это дорога к прекрасному, к чему-то великому.

Кто бы ты ни был, выйди вперёд! Выходи же, мужчина и женщина!
Нельзя оставаться в постели, хватит нежиться в доме,
      даже в том, что построен тобой.

Прочь из тьмы заключенья! Выходи из-за ширмы!
Бесполезны протесты, мне известны твои отговорки, я их не приемлю!

Я вижу тебя насквозь: ты паршивец, как все остальные.
Сквозь смех твой и танцы, званые обеды и ужины, мельтешенье людей,
Сквозь одежду и мишуру украшений, сквозь умытые, холёные лица
Я вижу твой сдавленный ужас и отвращенье собой.

Ни жене, ни мужу, ни другу не исповедуешься в этом уродстве,
В существовании двойника, дубликата, что прячется, мрачный,
Бесформенный и бессловесный, на улицах города, учтиво толкует в гостиных,
В вагонах, пароходных салонах, в публичных собраньях,
В гостях у таких же мужчин и у женщин, за столом или в спальне, везде
Нарядно одетый, нарочито смеющийся, несгибаемо стойкий,
      хранящий под рёбрами смерть, а в черепе – ад.
Под фраком и перчатками, под лентами и искусственными цветами,
Вечно верны обету: ни словечка о подлинном страхе,
Толкующие обо всём, что угодно, никогда – о себе.

14

Идём же! Через сраженья и войны!
Цель названа, и её не дано отменить.

Удались ли тебе предыдущие схватки?
Кто тогда победил? Ты? Народ твой? Природа?
Послушай и постарайся понять – суть вещей такова, что плод всякой победы
      всегда выливается в нечто такое, что таит в себе новые войны.

Мой призыв – это тоже зов к бою, я готовлю восстанье,
И те, кто за мною пойдут, должны выбрать оружье получше,
Тому, кто со мною идёт, нужно быть готовым к голоду и к нищете,
      ко встрече с жестоким врагом и к предательствам близких.

15

Вперёд! Перед нами открыта дорога!
Не бойся ступить на неё, я проверил её безопасность подошвами собственных ног,
      давай же, не медли!
Оставь белый лист на столе, и книгу оставь нераскрытой!
Пусть скучают инструменты в твоей мастерской!
Пусть остаются незаработанными деньги!
Пусть стоит опустевшею школа! Плевать на зовы учителей!
Пускай проповедник жуёт свою жвачку с амвона, адвокат кривляется в зале суда,
      пусть судья без нас вершит правосудье!

Товарищ, я протягиваю тебе руку!
Я даю тебе эту любовь, она драгоценней валюты,
Я даю тебе себя самого вместо проповедей и наставлений,
Отдашь ли и ты мне себя? Отправимся вместе в дорогу,
Друг с другом навек неразлучны, пока будем жить?


Оригинал здесь:
http://www.daypoems.net/poems/1957.html
Walt Whitman (1819–1892). Leaves of Grass. 1900.
Song of the Open Road

 
Tags: переводы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments