Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Category:
  • Mood:

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМЫ ТЕРРОРИЗМА

 
Под катом - статья Виктора Снитковского (Бостон), опубликованная в номере 332 журнала Форум
 


В своей статье «Может ли Нетаниягу о чём-либо договориться с Аббасом» (Форум №313) я использовал материалы исследований исламского общества с точки зрения психологии. В этой статье я хочу осветить проблему терроризма с точки зрения демографии.

1. Повышенная рождаемость и низкая смертность в слаборазвитых странах - путь к терроризму, или «Европа и США под мудрым руководством мусульман»

Основоположник научной демографии народов СССР, специалист из Гарварда С.Максудов, в начале своей новой монографии «Чеченцы и русские. Победы, поражения, потери» М.; ИГПИ, 2010, вышедшей на русском языке, пишет:
«Возвращаясь на родину во второй половине ХХ века, европейцы, сами того не ведая, оставили колониям ящик Пандоры, в котором среди многих соблазнов и достижений Запада находилась современная медицина. Народы, традиционно сохранявшие максимально высокую рождаемость, столкнулись с практическим исчезновением детской смертности. Умирали не две трети, не половина, а всего несколько процентов новорожденных. Эпидемии и войны, регулировавшие в прежние времена численность населения, тоже перестали играть заметную роль. Зловещее предсказание Мальтуса об удвоении населения каждые 25 лет реализовалось на глазах (В слаборазвитых странах Азии и Африки, а ныне и в Латинской Америке – В.С.). Нехватка продовольствия, воды, жизненного пространства стала для жителей слаборазвитых стран реальностью. Благополучие европейцев и североамериканцев вызывало зависть и недоброжелательство. Укрепляющийся национализм объяснял, что богатства Европы – результат ограбления порабощенных в прошлом народов. Насильственный передел напрашивался сам собой. Негодование вызывало само существование западной культуры, продолжавшей проникать в бывшие колонии вместе с учебными программами, средствами массовой информации, музыкой и кино. Результатом стало возникновение антизападного терроризма».
Та же ситуация в арабо-израильском конфликте, где палестинские арабы плодятся по своим физиологическим возможностям, но при этом Израиль и западные страны их кормят и лечат безропотно, максимально снижая детскую смертность. У палестинцев нет стимулов ни к ограничению рождаемости, ни к самообеспечению. Зачем малограмотной арабской женщине, впитавшей в себя многовековой факт вымирания половины рожденных детей, задумываться о судьбе своего сына, ушедшего убивать евреев? Арабские матери заявляют, что они гордятся, если их сыновья становятся шахидами. Недавно меня потряс случай, когда израильские врачи спасли жизнь палестинскому мальчику, а его мать заявила о своей мечте, чтобы её сын стал шахидом и убил как можно больше израильтян. В этом, как и во многих других случаях, можно говорить лишь о животном психозе, а не о каких-либо человеческих качествах.

С.Максудов обращает внимание, что западная «Политика соблюдения прав человека распространилась даже на заклятых врагов. Строгое таб, наложено современным либеральным сознанием на принцип коллективной ответственности: расовой, национальной, религиозной, территориальной, родственной. Эти свойства современного западного общества затрудняют европейцам возможность эффективно сопротивляться нападениям террористов. Напротив, сознание антиевропейца ни в грош не ставит человеческую (часто и свою собственную) жизнь». И далее, в качестве примера, С.Максудов пишет: «… палестинцы жалуются на нарушение Израилем правил войны. В то же время они убеждены, что им самим позволено убивать любого еврея, оказавшегося в радиусе действия их кассамов». От себя могу добавить, что палестинцы убивают без разбора евреев, «оказавшихся в радиусе действия их» ножей, взрывчатки, бульдозеров, автоматов Калашникова, камней и «коктейлей» Молотова. Причем, на последние два типа убийства или попытки убийства отвечать из оружия, согласно современному «Гуманитарному праву», цивилизованному Израилю не разрешается. А решать эту проблему нужно.

К сожалению, правозащитная мысль задержалась на уровне развития первых лет после разгрома фашистской Германии, когда политические или экономические демонстрации в развитых странах не перерастали в бандитский беспредел и не было беспредельного количества терактов. Что мы увидели во время последней Ливанской войны или в период операции «Литой свинец» в Газе? Например, в Ливане из ворот гаражей, пристроенных к жилым домам или под ними, выкатывают «Катюши» и после нескольких залпов прячут боевую технику обратно в гаражи. Другая группа случаев и в Ливане, и в Газе - с плоских крыш жилых дома вели миномётный обстрел. Порою боевики стреляли прямо из окон домов и квартир, в которых находились их семьи. И какой же поднимался истошный вой в арабской прессе и в либеральных медиа Запада, если израильтяне в Ливане или Газе отвечали из оружия на стрельбу из подобных огневых точек!

Но почему же нужно больше заботиться о жизни исламских бандитов и их семьях, чем о солдатах Израиля? (Та же ситуация вокруг антитеррористических операций войск западных стран в Афганистане и Ираке. Но европейские и американские правозащитники больше заботятся о жизни террористов и укрывающего их населения, чем о своих воинах. Почему?)

Общей демографической чертой Ливана, Палестинской автономии и Газы является избыток безработной молодежи мужского пола. Они-то и составляют основную массу террористов!

Однако мы не можем не заметить того факта, что с завершением процесса деколонизации в метрополиях появились миллионы переселенцев - пакистанцев, турок, алжирцев, индусов, арабов, африканцев, афганцев в расчете на более высокий уровень жизни, то есть, по социальным причинам. Мусульманские кварталы и мечети заполонили европейские города. В США проникли нелегально более 20 млн. латиноамериканцев, включая чернокожих.

В «Бостон глоб» несколько лет назад появилась большая – на несколько полос - статья «Исламский аромат Парижа» с картой мечетей, главным образом, в предместьях вокруг французской столицы. Лет шесть назад я забрел за Монмартр и был поражен, оказавшись не в Париже, а в мусульманском анклаве. Бесчисленное потомство мусульман традиционно не стремится к знаниям и оказывается «на дне» общества. В развитых странах Запада, как и в Израиле – исламская часть населения наиболее склонна к антиобщественному поведению – воровству, угону машин, хулиганству и т.д.

Ощущение чуждости в обществе быстро переросло у мусульман в самоидентификацию своих кварталов в городах Запада и США, как форпостов ислама в христианских странах, которые нужно исламизировать для своего блага и блага самих «неверных». Как остроумно предположил С.Максудов: «Этому движению подошел бы лозунг: «Европа без европейцев». Я бы добавил и «США без американцев» или «Европа (США) под мудрым руководством мусульман».

2. Главный демографический аспект, ведущий к терроризму

Меня привлекает подход к проблеме терроризма сквозь призму демографии профессора Бременского университета Гуннара Гейнзона. Он выпустил монографию: «Сыновья и мировое господство: роль террора в подъеме и падении наций» (Sohne und Weltmacht: Terror im Aufstieg und Fall der Nationen). Основная идея проф. Гейнзона сводится к тому, что именно молодежь ответственна за глобальный терроризм. Идеологии насилия привлекают сторонников в результате давления и демографического, и социально-политического, включающего программы велфэра, неограниченный прирост рождаемости, иммиграцию. Гейнзон убежден, что не идеологии создавали террор и насилие, а наоборот, реакция на крушение надежд и неудовлетворенность существующим положением породили их и распространили.

Гейнзон дает объяснение явлению, породившему непредвиденную волну терроризма, которая сокрушает наш мир, назвав это явление «злокачественным демографическим приоритетом молодежи». Профессор сравнивает, сколько на каждых 100 мужчин в возрасте 40 - 44 лет приходится мальчиков. В Германии это соотношение равно 100/50, а в секторе Газы - 100/464. В этом плане все исламские страны и исламские общины в развитых странах Запада и странах Латинской Америки близки к ситуации в Газе. Неудивительно, что экстремизм мусульман, проживающих, например, в США и Аргентине, требует интенсивной деятельности не только полиции, но и контрразведывательных служб для предотвращения террора. Кроме того, они работают в тесном контакте с израильскими спецслужбами.

Проф. Гейнзон использует термин «демографический сбой», чтобы охарактеризовать страны, которые не способны сопротивляться силовому напору молодежи из других стран. Так в Германии, где исламские школьники избивают соучеников-немцев, пока не найден действенный путь к пресечению исламского экстремизма на школьном уровне. Более того, большинство развитых демократических стран сегодня юридически и нравственно не готовы демографически к сопротивлению исламским странам типа Афганистана (100 мужчин/403 мальчика), Ирака (100 мужчин/351 мальчика), Сомали (100 мужчин/364 мальчик). Предлагаемые специалистами методы борьбы в этом направлении либеральная часть общества отвергает как «неполиткорректные».

Как показывает демография, насилие резко возрастает в тех обществах, где юноши от 15 до 29 лет составляют больше 30 % от общего населения. Обоснование насилия – различные течения ислама, вудуизм, национализм, анархизм, марксизм, фашизм. Однако то, во имя чего вершится это насилие, не столь важно. Важно то, что экстремистские настроения, как правило, прикрывают какую-либо из этих «теорий». В этом плане далекие друг от друга Газа и Гаити – близнецы-братья, хотя у первых насилие обосновывается исламом, а у вторых вудуизмом – смесью из африканских культов и фрагментов католичества.

Сейчас в мире существуют десятки стран с «демографическим приоритетом» молодежи. Во многих из них уже происходит либо геноцид, либо гражданская война. Проф. Гейнзон считает, что экономическая и гуманитарная помощь странам с демографическим приоритетом молодежи НЕ МОЖЕТ предотвратить войны и террор. Наоборот, в некоторых случаях эта материальная помощь является причиной насилия. Лучшим примером этому является Газа, Палестинская автономия, палестинские беженцы в разных арабских странах, Сомали, Гаити, Пакистан, Афганистан, Северная Корея и т.д., и т.п.

На мой взгляд, решение США и стран НАТО послать свои войска в Ирак и Афганистан для установления там демократических режимов, принесло мало пользы. Мы хорошо понимаем, что для США и их союзников разбить армии этих стран было просто. Но вот война ради торжества демократии с жестокими по-животному партизанами-террористами, для которых нет ни каких юридических и гуманитарных тормозов, мало успешна. Тем более, что западные страны при проведении любых воинских операций стараются воевать, не нарушая положения Женевских соглашений в области «Международного Гуманитарного права». В случаях нарушений западными военнослужащими «Гуманитарного права», именно на Западе, в первую очередь, подымают шум правозащитники.

Проф. Гейнзон, и я с ним абсолютно согласен, советует довести до сведения палестинцев, что Запад больше не будет им платить за неограниченное деторождение и безделье, что им самим нужно кормить свои семьи с 10 и более детьми. Он также осуждает широко распространенную теорию западной элиты, согласно которой все насилие в географическом поясе от Северной Африки до Филиппин, а также распространение терроризма на всю остальную часть мира вызвано нерешенным арабо-израильским конфликтом. Причем в этом были уверены и Картер, и Клинтон, и Кондолиза Райс, на этом же стоит обозреватель «Нью-Йорк Таймс» еврей Фридман и нынешняя «парочка» Обама и Хиллари Клинтон.

Насилие - предсказуемый и неизбежный результат в тех случаях, когда молодые люди сыты, обуты и одеты, как в Газе и Палестинской автономии, живут в обществе, где их слишком много и где они негодуют, что их никто не хочет востребовать. За последние годы Запад столкнулся с наличием гигантского большинства молодежи среди населения в большей части мусульманского мира, где происходит совершенно животный, если не сказать амёбный, демографический взрыв. В течение всего лишь пяти поколений (1900 - 2000 гг.) население в мусульманском мире выросло со 150 миллионов до 1200 миллионов человек, т. е. больше чем на 800 %. Для сравнения: население Китая выросло с 400 миллионов до 1200 миллионов человек (300 %), а население Индии - с 250 миллионов до 1000 миллионов (400 %).

По общему признанию, движения Гитлера и Муссолини, ранний большевизм, маоистское движение в Китае и многие другие массовые убийства и войны не были результатом демографического приоритета молодежи. Но если бы у немцев после 1945 года рождаемость была такой же, как в период между 1900 и 1914 годами, то сейчас население Германии составило бы почти 500 миллионов граждан, а приблизительно 80 миллионов пришлись бы на юношей в возрасте от 15 до 29 лет (сейчас в этой возрастной группе всего 7 миллионов). Задайтесь вопросом: вели бы себя эти 80 миллионов молодежи так же мирно, как нынешние 7 миллионов, или они захотели бы вернуть Германии Бреслау (нынешний Вроцлав), Данциг (Гданьск), Кенигсберг (Калининград), которые отошли к Польше и СССР в 1945 - 1946 годах?

Палестинцы - самый показательный пример: они получают больше международной помощи на душу населения, чем любые другие перемещенные лица или беженцы, поскольку ООН исчисляет доход каждой арабской семьи по количеству детей. Поэтому у палестинцев дети - прекрасный источник дохода.
Тем временем в Ливане, Тунисе, Алжире, Иране, Турции, Эмиратах рождаемость снизилась до уровня 2-4 детей в семье, ибо там содержать и обучать детей дорого. И хотя в этих странах все еще имеется «переизбыток» молодых людей, которые родились раньше, через несколько лет демографический приоритет молодежи будет почти ликвидирован.

Изменения американской системы велфэра наглядно показывают, как можно уменьшить рождаемость у бездельников. В 1935 году в США был принят закон «Помощь детям-иждивенцам», который гарантировал помощь от государства каждой матери, имеющей несовершеннолетних детей в семьях, где муж либо умер, либо стал инвалидом. В то время любой женщине, белой или черной, было стыдно получать от общества пособие на незаконнорожденных детей. Но к 1965 году социальная этика изменилась: формальный муж в семье безработной матери стал помехой, в то время как незаконные дети приносили доход, поэтому бездельники перестали регистрировать браки. Количество семей, получающих велфэр, резко возросло. С 1965 по 1995 годы их число составляло 10 % от всех американских семей, а число незаконнорожденных детей - 15 % от всех детей.

В 1997 году при президенте Б.Клинтоне вступил в силу новый закон, предусматривающий велфэр для женщин и их детей в течение только пяти лет. Получателю пособия было дано право выбора: либо быть на велфэре все пять лет подряд, либо разбить этот срок на несколько более коротких периодов. Вокруг закона было много споров: несколько чиновников-леваков в верхах администрации Клинтона ушли в отставку, протестуя тем самым против того, что они считали дискриминацией, главным образом чернокожих матерей-одиночек и их детей. На самом же деле черные женщины оказались достаточно разумными, они стали принимать противозачаточные средства, и количество велфэрщиков сократилось с 12 миллионов до 4. Этот закон стал самой успешной социальной реформой в американской истории. Тем опасней в нынешней ситуации то, что во главе США стал оголтелый левак Обама, который собрал вокруг себя настолько до наивности «добрых людей», что они готовы промотать все американские ресурсы до последнего цента.

В 1500-х годах маленькие европейские страны, начиная с Португалии и Испании, начали завоевывать колонии, но это случилось не из-за перенаселения. В 1350 году в Испании жили 9 миллионов человек, а в 1493 году, когда начались завоевания, - только 6 миллионов. Однако в этот период в семьях отмечалось внезапное увеличение числа детей. Рождаемость повысилась от 2 - 3 детей в семье до 6 - 7, после того как в 1484 году указом Папы Римского было объявлено, что искусственное ограничение рождаемости наказуемо смертью. В результате средний возраст населения, составлявший 28 - 30 лет в 1350 году, снизился до 15 лет в 1493 году. Теперь в семьях появилось слишком много мальчиков, не знавших, к чему приложить свои силы, и многие «предпочли» стать завоевателями. 95% конкистадоров были очень молоды.

Они не считали за грех уничтожать и притеснять побежденные народы, так как католическая церковь внушала им, что они не убийцы, а борцы за справедливость и обязаны уничтожать язычников с чистой совестью. То же в отношении евреев провозглашали и совершали гитлеровцы в первой половине ХХ века, а исламисты во второй половине ХХ века и до сих пор.

Проф. Гейнзон подчеркивает, что молодые люди с готовностью воспринимают идеологию, которая извиняет и освобождает их от ответственности: «Когда назреет момент, будут написаны новые религиозные брошюры и книги. Из этих «святых» книг, будь-то Коран, Библия, «Mein Kampf», «Коммунистический манифест» и т. д., берётся только то, что оправдывает вашу цель. Вы знаете, что будете творить насилие, но хотите, чтобы при этом совесть вас не мучила. Вы убиваете «во благо идеи», а посему вы - праведник. Но когда молодежь перестает быть в демографическом перевесе, то к этим книгам интерес утрачивается: все уже понимают, что помимо идеологического мусора там ничего нет.

Однако в условиях демографического приоритета молодежи она становится глуха к доводам рассудка и совести. Неправильные идеи не появляются из Священного писания, они создаются самими молодыми людьми, потому что им нужны «неправильные» идеи, чтобы оправдать свои действия. Поэтому их невозможно остановить, объяснив, что их идеи неправильны. Движения не создаются неправильными идеями. Напротив, неправильные идеи рождаются в ответ на потребность движения. «Исламизм» создан не исламом, а молодыми мусульманами».

Относительно иммиграционных проблем Европы. Они двойственны: с одной стороны, самые энергичные и талантливые европейцы уезжают, а рождаемость у оставшихся очень низкая, с другой стороны, иммигранты из стран Третьего мира не имеют достаточного образования, зато размножаются ускоренными темпами.

Сейчас немцы, голландцы, французы эмигрируют из своих стран как никогда за последние 50 лет. Только из Германии ежегодно уезжают 150 тысяч человек, причем большинство из них едут в англо-саксонские страны. Каждый год Канада, Австралия и Новая Зеландия с готовностью принимают 1,5 миллиона образованных иммигрантов и делают все возможное, чтобы облегчить их въезд в свои страны. Профессор Гейнзон не выказывает по этому поводу никакого удивления: «Неудивительно, что молодые трудолюбивые люди во Франции и Германии предпочитают эмигрировать, и не только потому, что на их плечи ложится обязанность «кормить» стареющее коренное население собственной страны. Если мы возьмем сто 20-летних французов и немцев, то 70 из них также должны содержать 30 иммигрантов-арабов и африканцев их собственного возраста, а также их отпрысков. Для многих это принципиально неприемлемо, особенно во Франции, Германии и Нидерландах. Именно поэтому они бегут». Аналогично ведёт себя в угоду политкорректности и Израиль, который платит пособия всем многодетным семьям, в том числе и арабским. При этом подавляющее большинство арабов не платят налоги и безнаказанно отказываются даже от альтернативной службы в армии, так почему же им не плодиться, как котам? В 2000-ные гг. Израиль ежегодно стали захлестывать десятки тысяч африканцев, незаконно перешедших границы. Они безграмотны и не работают, ибо ничего не умеют делать, а потому никому не нужны. И эти беженцы тоже плодятся с необычайной скоростью, ибо их ежедневно обеспечивают дармовым питанием, а они лишь загаживают территорию в прямом смысле этого слова.

Нынешние конституционные критерии Европы для принятия иммигрантов сводятся к следующему: 1) Являются ли они жертвами дискриминации? 2) Имеют ли они уже родственников в Европе? 3) Если они въехали в Европу нелегально, они должны быть легализованы. 4) Иммигрант должен быть востребован рынком труда. Так вот, по 4-му критерию эмигрантов из исламских и африканских стран ныне, практически, нет.

Германия - только один пример потери миллиардов из-за недостатка квалифицированной рабочей силы. Там имеется два миллиона доступных вакансий, которые некем заполнить, и в то же время на программах типа велфэра (по-немецки «социал») сидят 6 миллионов иждивенцев, которые еще и «качают права».
Во Франции на каждую женщину, в среднем, приходится двое детей, однако ныне из каждых пяти новорожденных два ребенка рождены арабскими женщинами. Значит, среди молодежи сегодня 40% составляют мусульмане! В Германии 35% всех новорожденных не являются немцами, 90% тяжких преступлений совершается не немцами. В Тунисе на каждую женщину приходится 1,7 ребенка, а во Франции та же тунисская женщина позволяет себе иметь, в среднем, шестерых детей, потому что французское правительство платит ей щедрое пособие на каждого. Моя родственница во Франции имеет троих детей, но ей и мужу работать на невысоких должностях невыгодно, так как социальная помощь им приносит столько же. Правда, их дети, выросшие в Париже, получили там высшее образование и востребованы, в отличие от большинства детей исламских эмигрантов.

Канадская иммиграционная политика диаметрально противоположна европейской: каждый новый канадец, приезжающий из-за границы, должен отвечать достаточно высоким образовательным и профессиональным критериям. В результате 98 из 100 канадских взрослых иммигрантов имеют лучшую профессиональную квалификацию, чем средний канадец. В Германии и во Франции аналогичный показатель среди въехавших в страну составляет всего 10%.

Между 1990 и 2009 годами в Германию въехали 16 млн. иммигрантов, из которых большинство малограмотные, и ситуация с тех пор не изменилась. То же произошло и во Франции. Снять тяжелое бремя «всеобщего благоденствия» с бюджета можно только через законодательство. Нужно принять закон, согласно которому дети, рожденные от нелегальных эмигрантов, должны быть на содержании у своих родителей, а не у государства. Но такой путь в Европе даже не обсуждается. Та же ситуация в США и Израиле.

Проф. Гейнзон не видит возможности вооруженного сопротивления эмиграции даже в том случае, если экономика европейских стран рухнет под давлением бездельников-иммигрантов: «А кто же останется, чтобы бороться? Вся молодежь к тому времени уедет». Профессор приводит результат общественного опроса, проведенного в 2005 году в Германии: 52 % из возрастной группы 18 - 32 хотят уехать из страны. Единственные, кто остаются верными и лояльными поборниками нынешнего социального устройства во Франции, в Голландии, в скандинавских странах и в Германии, это живущие на велфэре. Они признают: «Нигде в мире о нас так заботиться не будут». А разве у Израиля не та же проблема с выездом молодежи?

К сожалению, причин для оптимизма относительно будущего Европы и США мало, ибо в этих странах так и не создана система, предусматривающая предпочтение талантливым и образованным. Нужно понимать, что только канадская (или близкая к ней) система заложит основу будущего, которое может быть гораздо более светлым и надёжным, нежели то, которое грозит сегодня старой Европе. Увы, то же можно сказать и в адрес Израиля и США.

Виктор СНИТКОВСКИЙ,
Бостон

 
Tags: eurabia, israel, Америка, Россия, знакомьтесь, ислам
Subscribe

  • НИКОЛАЙ РУДЕНСКИЙ:

    Пара фраз: Президенты без ума. Байден vs Рузвельт Дмитрий Киселев, телеведущий, гендиректор агентства «Россия сегодня»: “И самое очевидное.…

  • ПИШЕТ АЛЕКСАНДР НЕВЗОРОВ:

    «...В 90-е годы Россию абсолютно реально спасли от голодной смерти потоками гуманитарной помощи эти проклятые пин... и Европа. И это было. Это…

  • ДОКУМЕНТЫ ПОЗОРНОГО СУДИЛИЩА

    НАВАЛЬНЫЙ: "«Для последнего слова у меня есть бумажка вот эта, она довольно задрипанная, потому что я ее в кармане ношу каждый процесс. И когда я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • НИКОЛАЙ РУДЕНСКИЙ:

    Пара фраз: Президенты без ума. Байден vs Рузвельт Дмитрий Киселев, телеведущий, гендиректор агентства «Россия сегодня»: “И самое очевидное.…

  • ПИШЕТ АЛЕКСАНДР НЕВЗОРОВ:

    «...В 90-е годы Россию абсолютно реально спасли от голодной смерти потоками гуманитарной помощи эти проклятые пин... и Европа. И это было. Это…

  • ДОКУМЕНТЫ ПОЗОРНОГО СУДИЛИЩА

    НАВАЛЬНЫЙ: "«Для последнего слова у меня есть бумажка вот эта, она довольно задрипанная, потому что я ее в кармане ношу каждый процесс. И когда я…