Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

  • Mood:

РАЗГОВОР С БОГОМ №4

 
 
РАЗГОВОР С БОГОМ №4

Ну да, это было отличное вино, Old Wine Zinthesis 2008 года из Lodi, CA. Надо будет купить ещё ящик. Бутылка пуста, зато теперь хорошо - мысли движутся медленно, и можно неторопливо разглядывать их с разных сторон, ворочать во рту, пробовать на язык.

Облокотившись на письменный стол, ты пристально разглядываешь свои руки, будто увидев их впервые. Чувствительные кисти с когда-то тонкими, нервными пальцами пианиста и соблазнителя женщин приобрели вид сосисок. Hebrew National. Забавно, природе не надоедает играть с нами в игры, хотя участникам наперёд известно, кому принадлежит выигрыш.

Ты никогда ничего не умел делать по-настоящему хорошо. Нет, не так. Ты умел многое делать хорошо, ни на чём не останавливаясь и не достигая гениальности. Конечно, можно считать гениальностью доставшийся тебе без всяких усилий оптимизм, но в этом разряде нет иерархий тщеславия.

Вещи уходят из фокуса постепенно. Сперва тебя покинула музыка, потом женщины. Канула в лету инженерия, промелькнули рифмованные строки, проскрипела проза коротких рассказов – на крупные формы тебя всё равно никогда не хватало, – потом стало лень фотографировать, наскучили разговоры с людьми, ты забросил чтение.

Солнечные пятна медленно ползут по пыльной поверхности стола. Хорошо бы выйти на веранду, устроиться в гамаке и смотреть, как растёт трава, но лень. Через пару часов можно будет перекусить, улечься в бессонную постель, включить телевизор, отвернуться к стене и замереть в ожидании короткого старческого забытия.

Всё равно, ты беззаботен, как в двадцать лет, ничто не способно вывести тебя из равновесия, и если миру угодно скукожиться до размера помидорной грядки, то это его, мира, проблемы.

– Таких евреев не бывает, – бормочет надтреснутый внутренний голос, – что-то должно тебя беспокоить, ты не можешь не испытывать вины, неважно какой, еврей не должен бездумно сибаритствовать, это не ваше амплуа.
– Это ты, Бог? У тебя тоже бессонница?
– Гляди, таки да вспомнил о Б-ге! Вот она, ваша порода, в последнем акте все вы вспоминаете.
– Господи, как странно, ты говоришь с одесскими интонациями...
– Твой отец был одесситом, может так до тебя лучше дойдёт.
– Что должно до меня дойти?
– Для начала ты мог бы сменить тон и начать разговаривать, как прилично разговаривать с Б-гом.
– Ты и в самом деле напоминаешь мне отца.
– Не отвлекайся. Помнишь, как ты поступил с той женщиной?
– Помню.
– Ну, и...
– Она сама этого хотела. Согласие есть непротивление сторон.
– А заповедь!?
– О Господи, ты забываешь, что моя молодость пришлась на шестидесятые. Здесь вообще не о чем разговаривать, так было принято! И вообще, заповеди должны соответствовать техническим характеристикам биологического вида. Ты создал лебедей моногамными – вот они и выбирают себе пару пожизненно, глупые, злобные птицы, ничем не занятые кроме разглядывания собственного отражения в воде. А с homo sapiens у тебя получился прокол: если мы биологически полигамны, значит и заповеди должны бы соответствовать!
– Ты всегда умеешь вывернуться и выглядеть правым, за это вас и не любят. А мог бы, вместо пустых разговоров, принести жертву всесожжения хотя бы из мелкого скота, овец, или там или коз, желательно мужеского пола, без порока, рассёк бы на части, голову и тук отдельно, внутренности и ноги вымыл бы водой, покропил бы кровью жертвенник со всех сторон, вот это было бы благоухание, приятное Г-споду.
– Я почему-то думал, что Вы вегетарианец.
– У вас там, в Marin county, вообще ничего обо Мне не знают, вчера одна целительница из Новато рассказывала остальным дамам, что это Я основал holistic sciences!... И, Б-га ради, оставь эти «выканья». У нас в Иерусалиме принято всем говорить «ты», тем паче Б-гу.
– Хорошо, Ты так Ты. Память стала ни к чёрту, я теперь всё время путаюсь, как к кому обращаться.
– Кстати о чёрте. Все эти сказки о чертях – католические и православные предрассудки, ты еврей, к тому же ещё мнящий себя интеллектуалом, мог бы обходиться без глупой ереси.
– Я человек неверующий, обвинять меня в ереси бессмысленно.
– Что ты знаешь об обвинениях!? Об этом тебе ещё предстоит узнать.
– Это угроза?
– Ты хотел бы стать соляным столпом? Или предпочтёшь серу и огонь?
– Если мне предоставляется выбор, я хотел бы бутылку Old Wine Zinthesis 2008 года...

Увы, последняя бутылка выпита до дна.
Солнечные пятна переместились на угол стола.
Надо будет купить ещё ящик.

Tags: рассказик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments