Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Category:
  • Mood:

ПОДУМАЙ О СВОЕЙ БЕССМЕРТНОЙ ДУШЕ

 
– Подумай о своей бессмертной душе! – с грустью сказала она, разглядывая его Модель.

За окном сеялся бесконечный серый дождь, сырость проникала в дом и оседала туманом на стёклах гостиной.

– Я подумаю, если ты объяснишь, что такое душа и почему она бессмертна.
– Она бессмертна по определению. Душа – это не подверженная смерти часть твоего Я, то, что остаётся, когда умирает тело.
– Откуда известно, что остаётся?
– Откуда тебе известно, что не остаётся? Тебе хочется верить, что не остаётся? Почему?
– Я вообще ни во что не верю. Мне нравится сомневаться.
– Когда у множества людей одновременно возникает знание того, что душа существует, они вправе ожидать от тебя доказательства того, что это не так.
– Обязанность доказывать лежит на тех, кто утверждает существование некого феномена. Доказывать несуществование – логический абсурд.
– Доказательства есть, хотя, конечно, ты объявишь их несостоятельными.
– В чём заключаются твои доказательства?
– В опыте людей, которые пережили состояние клинической смерти и видели себя отделёнными от тела, как бы сверху, в то время как их души путешествовали по белому коридору навстречу Вечному Свету.
– Этот опыт ничего не доказывает – смерть является необратимым состоянием.
– Ты сам чувствуешь, что душа существует. Ты много раз в стихах пользовался этим словом. И словом Бог тоже пользовался!
– Мы живём в суеверные времена. Люди придумывают для своих суеверий слова, и наделяют их эмоциональным зарядом. Почему бы не использовать этот эмоциональный заряд в поэтических текстах? В моих стихах можно разыскать Деда Мороза, кикимору и лепрекорнов, наряду с придуманными мною самим фибульками и тцидаками. Но заметь: я не требую от читателей доказательств того, что фибульки и тцидаки не существуют!
– Значит исторический опыт человечества, с храмами по всему миру, с картинами средневековых мастеров и рассуждениями философов ничего для тебя не значит?
– Как это не значит! Конечно значит. Но для тебя и для меня эти значения сильно разнятся. Там, где ты видишь Страсти Господни и борьбу Зла с Добром, я вижу историю человеческих заблуждений, отражённую в бессмертных произведениях искусства.
– Расскажи мне о фибульках и тцидаках, и я покажу тебе, в чём разница между твоими придумками и свойственным большинству людей ощущением духовного мира.

* * * * *

Она была совсем молоденькой двадцатилетней девочкой. Они были женаты всего три месяца. Это было восхитительное время, они занимались любовью всю ночь, каждую ночь, днём его руки тянулись к ней, её тело завораживало его, он не мог дождаться момента, когда можно будет прийти домой и, наскоро пообедав, замкнуться в крохотной комнатушке гулкой полутёмной коммуналки, сбросить с себя осточертевшую одежду и броситься на лежавший на полу заезженный матрас.

Потом она засыпала у него на руке, а он тихонько гладил гладкую душистую кожу неведомо откуда свалившегося в его жизнь чуда. Спал он тогда совсем мало. Засыпал днём на работе, сотрудники его не будили, понимающе кивая головами.

В одну из таких ночей ему вдруг пришла в голову странная идея разбудить её и рассказать о том, что она для него – волшебное инопланетное существо. Ему и до того приходили в голову фантастические истории. Эта требовала, чтобы ею немедленно с кем-то поделились.

– Любовь моя, – он тряс её сперва нежно, потом сильнее, – пожалуйста, проснись, мне нужно рассказать тебе что-то очень важное. Тебе необходимо это знать.
– Что случилось?
– Я расскажу тебе нечто такое, чего ты никогда, никому не должна рассказывать. Это очень серьёзная тайна, касающаяся нас обоих.

Видно было, как сон улетучивается из её широко открытых глаз.

– Что ты ещё натворил?
– Я ничего не натворил, дело не в этом.
– Опять женщины!? О которых я ничего не знаю?
– Да нет, о женщинах я уже всё сказал.
– Так в чём дело?
– Понимаешь, это очень серьёзно.
– Ну!?
– Дело в том, что я пришелец с другой планеты.
– .....
– Мы прилетели сюда на чимпанах, сегодня ночью исполняется ровно 25 лет с того момента, как мой чимпан приземлился в овраге под Вышгородом.

Он видел, что у неё дрожат губы, но не в силах уже был остановиться, его несло.

– Я вынужден был принять человеческую форму, чтобы дышать кислородом вашей планеты. Маленький еврейский мальчик, встреченный мною майским вечером на улице Ленина, вполне подходил для моей цели. Мама и папа мальчика не заметили подмены. Я был предельно осторожен, и за все эти годы ни разу не выдал себя.
– Ты сошёл с ума? У тебя температура? Мы совсем немного выпили вечером...
– Не перебивай. Попробуй вдуматься и осмыслить то, о чём я тебе говорю. ЭТО ВАЖНО. Всё шло нормально до тех пор, пока я не встретил тебя. Я ни при каких обстоятельствах не должен был в тебя влюбляться. Жениться – пожалуйста, но никакой любви. К сожалению, я в тебя влюбился, и теперь фибульки собираются отозвать меня с Земли, и мне придётся возвращаться на Хрдгбол.
– Какой бол?
Хрдгбол – название нашей планеты.
– Что значит возвращаться? На время?
– К сожалению, нет. Навсегда. Но ты, если действительно меня любишь, можешь высказать пожелание тоже перенестись на Хрдгбол. Я могу похадатайствовать, если ты этого действительно хочешь.
– Я не хочу никуда переноситься. Ты специально придумываешь все эти гадости, чтобы сделать из меня сумасшедшую. Как будто мало было того, что у меня не было настоящего свадебного платья и пришлось выпрашивать старое платье у твоей двоюродной сестры.
– Любовь, не отвлекайся и не говори глупостей. Какое нафиг платье! Я пытаюсь обсудить с тобой экзистенциальный вопрос, от которого зависит моё и твоё будущее, а ты опять о проклятом платье. Попробуй сконцентрироваться на главном.
– Я не верю, что ты с другой планеты!
– А в Бога ты веришь?
– Верю.
– А в возможность жизни на других планетах?
– Тоже верю.
– А в фибульки?
– А в фибульки не верю!
– Значит я – единственный, кому ты не веришь? Зачем ты тогда выходила за меня замуж?
– Расскажи, кто такие фибульки, – сон насовсем покинул её, она уселась на матрасе и дрожащими пальцами раскуривала сигарету.
– На Хрдгболе существуют две расы: фибули и тцидаки. Я принадлежу к тцидакам. Фибули (мы пренебрежительно называем их фибульками) крупнее нас, они владеют гарбанзой, но мы народ более древней культуры. Фибульки организовали этот перелёт с целью постепенной колонизации вашей планеты. Я ни в коем случае не должен был в тебя влюбляться. За то, что я с тобой делюсь этим знанием, меня могут оштамповать.
– Расскажи мне подробнее об этой планете.
– Я непременно всё тебе расскажу о Хрдгболе, но только в дороге, если ты согласишься транспортироваться вместе со мной.
– Это какое-то безумие. Мало того, что ты еврей, теперь ещё вот это... То ли сумасшествие, то ли и вправду фибуля какая-то...
– Я верю, что тебе понравится на Хрдгболе. Но ты должна полностью, стопроцентно мне во всём доверять.
– То же самое ты говорил обо всех твоих девках, а я, как дура, верила, что это уже всё, что больше никаких неприятностей не будет...
– Пожалуйста, постарайся не отвлекаться. У нас ограниченное время. До рассвета мы должны всё обсудить и принять решение.
– Но у меня мама с папой в Москве!
– Что я могу сказать... Это решение тебе принимать.

И тут она по-настоящему заплакала.

Он был совершенно ошеломлён. Почему она не поняла, что он хотел ей сказать о своей любви! Как можно всё принимать так напрямую, без воображения? Она даже не задумалась о возможности иносказания, не поддержала его игру... Эта женщина поверила в фибульки!...

* * * * *

– Я всегда подозревала, что ты не только бездуховный человек, но и бесчувственный эгоист, которого интересуют только собственные выдумки. Всё. Мне пора ехать. Увидимся в пятницу. До тех пор – подумай о своей бессмертной душе.

Он закрыл за ней дверь и вернулся к письменному столу, на котором стояла сверкающая свежим лаком абсолютно точная, в масштабе 1:500, Модель чимпана с аккуратно выведенной на борту надписью «Любовь».
 
Tags: рассказик
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • РОДИНА-МАТЬ

    - Пролетела жизнь, как мгновение, уплыла бесследно на ялике. - Это горе не горе, мой маленький. Повседневность. Духа томление. В храме с певчими, по…

  • Из цикла "ГОРОД" два стишка (новый и старый)

    УЛАВЛИВАТЕЛИ Высоко в фиолетовом смоге Над зданием Биржи Торчат большие пустые цилиндры Их уши-антенны Впитывают звуки вечернего мегаполиса…

  • GIRONE II

    Прищурив третий глаз, внимает нам Никто, Кивает иногда согласно головами, А в синей пустоте, простершейся под нами, Все вносит в протокол прилежный…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

Recent Posts from This Journal

  • РОДИНА-МАТЬ

    - Пролетела жизнь, как мгновение, уплыла бесследно на ялике. - Это горе не горе, мой маленький. Повседневность. Духа томление. В храме с певчими, по…

  • Из цикла "ГОРОД" два стишка (новый и старый)

    УЛАВЛИВАТЕЛИ Высоко в фиолетовом смоге Над зданием Биржи Торчат большие пустые цилиндры Их уши-антенны Впитывают звуки вечернего мегаполиса…

  • GIRONE II

    Прищурив третий глаз, внимает нам Никто, Кивает иногда согласно головами, А в синей пустоте, простершейся под нами, Все вносит в протокол прилежный…