Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:

РЕЧЬ ГЕРТА ВИЛДЕРСА В НЬЮ-ЙОРКЕ

 
Этот текст был получен мной по почте. Я не являюсь автором перевода.

Герт Вилдерс - член голландского парламента, Председатель партии За Свободу.

"Через одно или два поколения США задаст себе вопрос: кто потерял Европу?"


Pечь Герта Вилдерса, Four Seasons, New York, NY


Дорогие друзья!

Сердечно благодарю вас за приглашение. Я приехал в Америку с миссией. Не все хорошо в Старом Свете.

Существует опасность угрожающих размеров, и в этой ситуации очень трудно быть оптимистом. Мы можем оказаться в стадии окончательной исламизации Европы.

Это не только представляет собой явную и непосредственную опасность для будущего самой Европы, оно представляет собой угрозу для Америки и для самого выживания Западной цивилизации. Соединенные Штаты сегодня - последний бастион Западной цивилизации, стоящий перед исламизацией Европы.

Сначала я опишу ситуацию на местах в Европе, и скажу кое-что об исламе. В конце я расскажу o встрече в Иерусалиме.

Вы знаете, Европа меняется. Вам известны её достопримечательности. Но во всех её городах, иногда в нескольких кварталах от туристов, есть еще один мир. Это мир параллельного общества, созданного путем Мусульманской массовой миграции.

В Европе растёт новая реальность: а именно, мусульманские районы, где очень мало коренного населения проживает и где оно даже появляется. А если они там есть, то могут пожалеть об этом.

Это касается и полиции. Это мир платков, где женщины ходят в бесформенных балахонах с детскими колясками или кучами детей. Их мужья, как рабовладельцы, предпочитают ходить на три шага впереди. На углах многих улиц там стоят мечети. Магазины имеют вывески, которые вы и я не сможем прочитать. Там сложно найти какую-либо экономическую деятельность. Это мусульманское гетто, контролируемое религиозными фанатиками.

Мусульманские районы растут, как грибы, захватывая всё новые территории, улицы и соседние районы в каждом городе Европы. Сегодня по всей Европе существуют тысячи мечетей с большими общинами, чем в христианских церквах. И в каждом европейском городе есть планы строительства Супер-мечети, которая сделает карликом любую церковь в регионе.

Многие европейские города уже на одну четверть мусульманские: возьмите, к примеру, Амстердам, Марсель или Мальмё в Швеции.

Во многих городах большинство детей в возрасте до 18 лет составляют мусульмане.

Париж окружен кольцом мусульманских районoв. Мухаммед - самое популярное именем среди мальчиков во многих городах.

В некоторых начальных школах в Амстердаме о фермах больше нельзя упоминать, т.к. если иметь в виду и свинофермы, то это оскорбило бы мусульман.

Во многих государственных школах Бельгии и Дании ecть лишь набор мусульманских пищевых продуктов для всех учащихся.

В когда-то терпимом по отношению к геям Амстердаме их теперь избивают - и почти исключительно мусульмане. Немусульманские женщины регулярно слышат: "Шлюха, шлюха".

В школах Франции учителям рекомендуют избегать авторов, которыe считаются оскорбительными для мусульман, в том числе Вольтера и Дидро.

То же относится и к Дарвину.

Историю Холокоста уже не изучают, поскольку она затрагивает чувствительность мусульман.

В Англии суды шариата теперь официально входят в состав британской правовой системы.

Многие районы во Франции - запретные зоны для женщин без хиджабов.

На прошлой неделе человек чуть не умер после избиения мусульманами в Брюсселе потому, что он пил во время рамадана.

Евреи в рекордных количествах бегут из Франции, где развернулась худшая волна антисемитизма со времён Второй мировой войны. По-французски теперь чаще говорят на улицах Тель-Авива и Нетании в Израиле.

Я могу продолжать эти pассказы об исламизации бесконечно.

В общей сложности пятьдесят четыре миллиона мусульман сейчас живут в Европе. В университете Сан-Диего подсчитали, что 25% населения Европы будет мусульманским уже через 12 лет. Бернард Льюис предсказал мусульманское большинство к концу этого века.

Их число не представляло бы угрозы, если бы у мусульманских иммигрантов сильно было желание ассимилироваться. Но есть реальные признаки, говорящие об обратном. Исследовательский центр Пью сообщил, что половина французских мусульман свою лояльности к исламу ставят выше, чем лояльность к Франции. Треть французских мусульман одобряют действия террористов-смертников.

Британский центр социальной сплоченности сообщил, что треть британских студентов-мусульман выступает в пользу всемирного халифата.

Мусульмане требуют "уважения". И мы идём навстречу их требованию: у нас есть уже официальные мусульманские государственные праздники. Спутниковые тарелки настроены не на разные европейские станции, а только на исламские станции их исторической родины.

Христианско-демократический Генеральный прокурор готов согласиться с шариатом в Нидерландах при наличии мусульманского большинства. Мы имеем членов кабинета министров с паспортами из Марокко и Турции.

Мусульмане поддерживают незаконное поведение, начиная от мелких преступлений и случайного насилия, - от нарушений на транспорте и до общественных беспорядков.

Париж ещё не забыл восстания в пригородах, населённых поселенцами с низкими доходами.

Я называю этих поселенцев преступниками потому, что это так и есть. Они не стремятся к интеграции в наше общество, они стремятся к интеграции нашего общества в их Дар-аль-Ислам.Таковы наши новые жители-поселенцы. Уличные акты насилия часто направлены исключительно против немусульман, это заставляет местных жителей покидать свои районы, города, свои страны.

Влияние такого переселения на итоги выборов нельзя игнорировать.

Ещё одна вещь, о которой приходится помнить - это чрезвычайная важность личности пророка Мухаммеда. Его поведение является примером для всех мусульман, и не может подвергаться критике.

Если бы Мухаммед был человеком мира, таким, скажем, как Ганди и мать Тереза, совмещённые в одном лице, в этом не было бы никаких проблем. Но Мухаммед был военачальником, массовым убийцей, педофилом, и имел несколько единовременных браков. Исламская традиция говорит нам, как он сражался в боях, как убивал своих врагов и даже казнил военнопленных. Сам Мухаммед истребил еврейское племя Бану Курайза.

Получается, если что-либо хорошо для ислама, это хорошо. А если плохо для ислама, значит плохо.
Никто не отрицает, что ислам является религией. В коране есть Бог и 72 вечных девственницы .. Но по своей сути ислам - политическая идеология. Это система, которая устанавливает подробные правила для общества и в жизни каждого человека.

Ислам хочет диктовать каждый аспект жизни для всех. Ислам означает "подчинение".
Ислам несовместим со свободой и демократией потому, что он стремится к господству шариата. Если уж сравнивать ислам с чем-либо, он ближе всего подходит двум тоталитарным идеологиям: коммунизмy или национал-социализмy.

Теперь вы знаете, почему Уинстон Черчилль назвал ислам "самой ретроградской силой в мире", и почему он сравнил "Майн Кампф" с Кораном. Сейчас европейская общественность полностью согласились с палестинской позицией, и рассматривает Израиль, как агрессора. Но я пожил в этой стране и посетил её десятки раз. Я поддерживаю Израиль. Во-первых, потому, что это родина еврейского народа после двух тысяч лет изгнания, вплоть до Освенцима; во-вторых, потому, что Израиль - это демократи; и в-третьих, потому, что Израиль является нашей первой линией обороны. Эта крошечная страна находится на линии джихада, к ней Ислам предъявляет территориальные притязания.

Израиль напрямую противостоит фронту джихада, так же, как и Кашмир и Косово, такие же фронты существуют на Филиппинах, на юге Таиланда, в Дарфуре в Судане, Ливане и Ачех в Индонезии.
Израиль стоит на пути распространения джихада, как Западный Берлин стоял на пути коммунизма во времена "холодной войны".

Война против Израиля - это не просто война против Израиля. Это война против Запада. И имя её джихад. Израиль просто получает удары, которые предназначены для всех нас. Если бы не было Израиля, Исламский империализм нашёл бы другие места, чтобы высвободить свою энергию и свое стремление к завоеваниям. Благодаря израильским родителям, которые отправляют своих детей в армию и потом не спят по ночам, родители в Европе и Америке могут спать спокойно и мечтать о будущем, не подозревая о нависшей опасности.

Европа приводит множество доводов в пользу отказа от помощи Израилю ради удовлетворения жалоб её мусульманских меньшинств. Но если Израиль, не дай Бог, пойдёт ко дну, это не принесет утешения Западу, и не будет означать, что наше мусульманское меньшинство вдруг изменит свое поведение и признает наши ценности. Напротив, конец Израиля послужил бы невиданным поощрением силам исламизма. Они по справедливости рассматривали бы кончину Израиля в качестве доказательства того, что Запад слаб и обречен. Конец Израиля не будет означать конец наших проблем с исламом, это быдет только начало - начало последней битвы за мировое
господство. Если они смогут получить Израиль, они смогут получить все.

Так называемые журналисты любят метить критиков исламизации, как "правых экстремистов" или "расистов". Но в моей стране, Нидерландах, 60% населения теперь рассматривает массовую иммиграцию мусульман, как политическую ошибку номер один со времен Второй мировой войны. И еще, 60% видят ислам, как самую большую угрозу нашему образу жизни.

Однако есть опасность бОльшая, чем террористические нападения, - сценарий Америки в качестве последнего прибежища цивилизованного человека. Огни в Европе могут разгореться быстрее, чем вы можете себе представить. Исламская Европа означает Европу без свободы и демократии, экономическую помойку, интеллектуальное мракобесие. Да и Америка потеряет значительную часть своей военной мощи, если ее союзники превратятся во врагов, врагов с атомными бомбами.

После исламизации Европы Америка вынуждена будет в одиночку хранить наследие Рима, Афин и Иерусалима.

Дорогие друзья, свобода является наиболее ценным даром, доступным человечеству. Моему поколению
никогда не приходилось бороться за эту свободу, она была предложена нам на серебряном блюде людьми, которые в прошлом платили за неё своими жизнями. Европа усеяна американскими кладбищами, напоминающими нам о молодых мальчиках, которые никогда не вернулись домой, памятью о которых мы дорожим.

Свобода не принадлежит моему поколению; мы - просто её хранители. Мы можем только передать эту дорогой ценой добытую свободу детям Европы в том же самом государстве, которое передало её нам.
Мы не должны стремиться к соглашениям с муллами и имамами. Будущие поколения никогда не простили бы нам потерю свободы. Мы не можем сдать наши привилегии свободных людей, просто не имеем на это права!

Tags: eurabia, ислам
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ЛИГУРИЯ

    Июнь, Вернацца. Бархатная ночь Простёрла крылья над уютной бухтой, И диск луны, как лимончелло, мутной, Торопит облака убраться прочь. Стихает…

  • Я БЫЛ

    Зачем люди фотографируют сами себя? Для чего художник пишет автопортрет? Что мы ожидаем увидеть, взглянув на себя со стороны? Что хотели бы спрятать…

  • VANITATE

    солёный бриз ворвавшийся в залив принёс с лугов прибрежных цветочный аромат он растрепал берёзе крону раскачал верхушки пальм но не нашёл людей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

Recent Posts from This Journal

  • ЛИГУРИЯ

    Июнь, Вернацца. Бархатная ночь Простёрла крылья над уютной бухтой, И диск луны, как лимончелло, мутной, Торопит облака убраться прочь. Стихает…

  • Я БЫЛ

    Зачем люди фотографируют сами себя? Для чего художник пишет автопортрет? Что мы ожидаем увидеть, взглянув на себя со стороны? Что хотели бы спрятать…

  • VANITATE

    солёный бриз ворвавшийся в залив принёс с лугов прибрежных цветочный аромат он растрепал берёзе крону раскачал верхушки пальм но не нашёл людей…