Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

ЮЖНАЯ АМЕРИКА, февраль 2010. Часть 9.

 
СТАРЫЙ БУЭНОС-АЙРЕС: САН ТЕЛЬМО И КАМИНИТО

Педро де Мендоса, первый из европейцев, прибывший в место, называемое теперь Буэнос-Айресом, обосновался в Сан Тельмо в 1536 году. Между XVI и серединой XIX столетия здесь селились колониальные чиновники и их обслуга. В XIX веке известность приобрёл район La Boca – когда новоприбывшие из Генуи поселенцы начали ставить дома вблизи портовых доков к югу от Сан Тельмо.

С тех пор центр переместился на север, в Реколету, Палермо и Бельграно (а молодому поколению вынь да положь синие параллелепипеды Пуэрто Мадеро), но спросите любого porteńo, где находится душа города, и он признает: душа до сих пор обитает в el sur – на юге, в Сан Тельмо и Ла Бока.
Мы ехали на автобусе из Реколеты в Сан Тельмо, когда вдруг за громадами домов сперва мелькнули, а потом бросились в глаза голубые луковицы куполов, украшенных белыми звёздами – без сомнения, русская православная церковь.


Работы по возведению Iglesia Ortodoxa Rusa начались в 1901 году. На церемонии закладки церви присутствовал аргентинский президент Julio A. Roca, что должно было послужить знаком признания значения русской иммиграции.

Для строительства церкви были использованы стройматериалы, специально импортированные из Санкт-Петербурга. Даже после завершения строительства Николай Второй продолжал слать в Аргентину византийские иконы, церковное серебро и предметы внутреннего обихода для украшения интерьера церкви. Кроме присланных непосредственно из России предметов, внутри церкви висит портрет последнего русского царя работы аргентинского художника Карлоса Галеано.


Здание венчают пять куполов, по замыслу архитектора призванных представлять Иисуса и четырёх апостолов-евангелистов.

Сан Тельмо – район, где можно увидеть уличное танго без подделок и коммерческих влияний: это уникальное место для самодеятельных коллективов, показывающих своё искусство. Если вас интересуют самопроизвольно возникающие, никем не заказанные шоу, отправляйтесь на Plaza Dorrego, возьмите себе бутылку пива или чашку кофе в одной из многочисленных лавок и устраивайтесь поудобнее в тени старых двухэтажных домиков, окаймляющих площадь в ожидании очередного щемящего сердце танго-шоу, разыгрываемого на мостовой. Лучший день чтобы поймать здесь уличное представление – воскресенье: в течение недели танцорам приходится работать – и работа эта вряд ли похожа на танго...

Когда-то эти улицы населяла столичная знать. Множество "antiques" на воскресных раскладках блошиного рынка – отклик ещё тех, добрых старых времён. После жёлтой лихорадки и исхода богатых portenos в Реколету здешние дома превратились в призраки былой роскоши.


Но надо отдать должное людям, до сих пор населяющим Сан Тельмо, – им не откажешь в чувстве юмора:


На здешнем блошином рынке вы можете купить грамофоны и виниловые пластинки с записями танго 30-х и 40-х годов, старинные сосуды для заварки matemate я расскажу позже, в главе о gauchos), билетные кассы из старых буэнос-айресских автобусов и шляпы funyi для мужчин, желающих правильно выглядеть в танцзалах, которых больше не существует.

Мороженое, свеже-выдавленный апельсиновый сок, дешёвые parillas с уличных жаровень – что ещё нужно путешественнику, чтобы чувствовать, что он не напрасно потратил деньги на поездку в латино-американскую экзотику!...

Но нам с вами дешёвые туристские приманки ни к чему, не так ли? Мы твёрдо знаем, чего просит душа – душа рвётся в La Boca, в Caminito!

La Boca встречает путешественника знаменитым стадионом La Bonbonera (бонбоньерка – коробка с шоколадом). Он получил своё название из-за компактности – очень экономно спроектированное сооружение.


Стадион был построен в 1940 году и полностью реконструирован в 1990-ых. Это домашнее поле одной из самых известных футбольных команд Аргентины Boca Juniors, знаменит тем, что, во-первых, здесь играл Диего Марадона, а во-вторых тем, что здешние болельщики (которые эмигрировали из Италии потому, что на родине их, повидимому, не устраивала анемичность футбольнных страстей) не берут заложников! Мы с Тоней не любители футбола, так что нам здесь ничего не светило, правда, ничего и не угрожало.

Прибывавшие в Буэнос-Айрес итальянцы строили свои дома, обшитые корругированными металлическими листами, на берегу залива, где когда-то, в колониальные времена, стояли бараки чёрных рабов. Бараки сменились складами соли, потом мастерскими для выделки бычьих кож, пока не настало время для генуэзцев. Многие из их домов были посажены на сваи, чтобы избежать частых наводнений. Иммигранты называли свои дома "conventillos" (самое близкое слово по-русски, наверное, «избы»). Для предохранения их от ржавчины с самого начала использовались краски из запасов, оставленных моряками на складах в местной гавани. Остатков краски, как правило, не хватало, чтобы полностью выкрасить весь дом, поэтому приходилось пользоваться красками разных цветов.

Гавань La Boca c чёрными портальными кранами и разноцветными домами итальянской бедноты стала впоследствии объектом нео-импрессионистских работ аргентинского художника Benito Quinquela Martin, приобретших всемирную известность. Теперь множество местных художников разной степени таланта зарабатывают на жизнь, сплавляя падким на искусство гринго массовую продукцию на местные темы.

В 1882 году очередной протест против условий работы привел население La Boca к всеобщей забастовке, и генуэзцы решили объявить район независимой от Аргентины республикой (они следовали примеру Сан-Марино). Кроме шуток – эти ребята подписали документ, информировавший правительство об образовании новой «Независимой Республики Ла Бока». Они даже придумали свой новый флаг. "Ситуация" была разрешена, когда аргентинский президент Julio Argentino Roca отправился на место конфликта с воинскими частями, благополучно снявшими с шеста мятежный флаг.

Первый социалистический президент Аргентины, Alfredo Palacios, поначалу представлял La Boca в Конгрессе страны.

Один район в Ла Бока – Riachuelo – наверное самое посещаемое туристами место в Аргентине, благодаря его связи с историей танго, а также потому, что именно здесь расположена знаменитая улица Caminito c cамой высокой концентрацией ярко раскрашенных домиков и флером «старого Буэнос-Айреса». Его мощёные гранитным булыжником улочки дали имя самому известному из аргентинских танго, сочинённому Хуаном Филиберто: Caminito.


Знаменитые чёрные портальные краны – неизменный xудожественный атрибут этих мест,


...так же, как и кафе Havanna de Caminito


Здесь любят кукол. Весь Каминито выглядит большим кукольным театром...


В одной из лавок на главной улочке посёлка я разговорился с владельцем лавки-евреем. Он считал себя знатоком английского, поэтому наша беседа велась на забавной смеси английского и испанского языков. Вы, понятно, хотите знать, о чём? Пожалуйста, так и быть, я удовлетворю ваше любопытство: мы успели обсудить погоду, экономический кризис и его влияние на туризм в Аргентину, а также преимущества ведения бизнеса в Аргентине по сравнению с остальным свободным миром. Женщина владельца лавки стояла рядом и благожелательно хихикала, в то время как Тоня нетерпеливо тянула меня идти дальше – ей было не понятно, зачем я трачу время на беседы совершенно ни о чём...


Дальше идут фотки объектов, привлекших меня буйством красок. Я так и называю их для себя – Caminito Colores. Я не занимался обработкой цветового спектра снимков – как объектив моего Canon’a увидел Каминито, так я вам и подаю эту цветовую окрошку:


















Куда бы ты ни пошёл в этом посёлке, всюду перед глазами те же ярчайшие краски – хоть в баре,


...хоть в туалете того же бара – ярко-жёлтая рама окошка, ярко-красные ставни и ярко-синие стены.


ОК, писсуары и умывальник белые, но и этот белый цвет воспринимается как крик на фоне остальных вопящих во всё горло красок. Самое разноцветное место в мире...

Далее следуют фотографии, условно названные мной «Люди Каминито».
















А это «Собака Каминито»:


«Знаменитые люди Каминито». Алебастровый Диего Марадона


Здесь изображены семьи рыбаков, ожидающих возвращения своих мужчин:


А этот стоящий у бара плотоядно ухмыляющийся альфонс немедля увёл у меня жену. Ума не приложу, что делать с этой женщиной!






В заключение вот вам моё 10-минутное видео, озаглавленное «Nostalgia de Buenos Aires». Не все кадры здесь сняты мной: я воспользовался несколькими сценами из видео-клипа, подаренного нам туркомпанией, организовывавшей наше пребывание в столице Аргентины. Эти сцены легко выделить из остальных поскольку они выглядят приплюснутыми (конверсия от aspect ratio 4:3 к aspect ratio 16:9). Смотреть это видео лучше в разрешении 720р.


Продолжение следует
Tags: video, Южная Америка, о себе, путешествия, размышления, рассказик, фотки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • FROM EDWARD LEAR'S NONSENSE SONGS (1871)

    Мой перевод из Бессмысленной поэзии Эдварда Лира. ‘СВАТОВСТВО ЙОНГИ-БОНГИ-БО’ На брегах Короманделя, В заповедной гуще леса, Где незрелы тыквы…

  • О Крошке Цахесе

    Эпоха правления Путина придала совершенно новый смысл выражению «вор в законе».

  • Мой перевод из Эдварда Лира. ФИЛИН И КОШКА

    FROM EDWARD LEAR'S NONSENSE SONGS (1871) ‘ФИЛИН И КОШКА’ I Раз кошка и филин отправились в море В зелёной лодчонке старинной работы, Взяв баночку…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

Recent Posts from This Journal

  • FROM EDWARD LEAR'S NONSENSE SONGS (1871)

    Мой перевод из Бессмысленной поэзии Эдварда Лира. ‘СВАТОВСТВО ЙОНГИ-БОНГИ-БО’ На брегах Короманделя, В заповедной гуще леса, Где незрелы тыквы…

  • О Крошке Цахесе

    Эпоха правления Путина придала совершенно новый смысл выражению «вор в законе».

  • Мой перевод из Эдварда Лира. ФИЛИН И КОШКА

    FROM EDWARD LEAR'S NONSENSE SONGS (1871) ‘ФИЛИН И КОШКА’ I Раз кошка и филин отправились в море В зелёной лодчонке старинной работы, Взяв баночку…