Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Category:
  • Mood:

"ПРОЦЕСС ПОШЁЛ"

 
Началось это давно, ещё с нервических выступлений деятелей "Отечественной" культуры против рационализма Иосифа Бродского ("русский нобелянт еврей Бродский из Нью-Йорка") как антирусского явления в русской литературе. "Чтение Бродским стихов Бродского очень напоминает синагогальное пение, хотя я так ни разу в своей жизни и не был в синагоге. По отношению к русскому языку это - жертвопроношение: слова русские, а интонации, произношение, строй мыслей и мелодия - еврейские. И получается, что - мимо носа и мимо русской культуры. Нечто совершенно, издевательски даже инородное русскому".
Потом оказалось, что "Отечественная" литературная среда имеет претензии не к одному лишь нью-йоркскому нобелянту: центр тяжести русской поэзии перемещался за океан, где значительной поэзии вдруг оказалось больше, чем в Москве или Ст. Петербурге. Вот тогда и "пошёл процесс": в тусовках литераторов явно обозначилась тенденция отталкивания произведений, написанных по-русски за пределами "Родины", и их авторов. Не непременно всех авторов, главным образом - тех, которые легко обозначаемы эвфемизмом "русскоязычные". В одном из рассказов, опубликованных в некоем сибирском журнале, новоиспеченному американцу Аверьяну Вороноффу приходится превращаться в наичернейшего ворона – собирательный образ всего антирусского, которого только "крестом да со Христом одолеть можно".

«Лауреат Русской премии Владимир Гандельсман: пошляк или пакостник?» - вопрошает штатный ПИИТЕРский критик Виктор Топоров и ставит ребром наболевшие русские вопросы: Имел ли право Владимир Гандельсман писать «мы», проживая в Америке? Имел ли право от лица «нас» говорить что-то о России? "Особенность данной пакости в том, что произнес её житель Нью-Йорка, гражданин и, надо полагать, налогоплательщик США, переселившийся на новую родину не вчера и не позавчера, а восемнадцать лет назад! Так это он про какую страну пишет: «Мы живём»?.. Может, про Америку?"

Этот же Топоров ведёт разнузданную кампанию против поэта Бориса Херсонского (не помогла Борису и православная направленность его поэзии - защитники подлинно Отечественного православия разыскали маленького злобного еврея Топорова для развязывания кампании, состоящей главным образом из ругани и насмешек). Что сказать о стиле критики? "А в глубине души любит котика. Не Христа, не тётю Брану, а котика" - пишет никого не любящий Топоров о Херсонском. Ещё он обыгрывает своё любимое буквосочетание в фамилии поэта: "Еврепиды (евреи+педерасты; удачное словцо Вячеслава Курицына) весь год пищали друг дружке что-то свое, стародевичье, верлибром и в рифму. Львовский, Херсонский – знаете таких? Я вот знаю! Так не послать ли Львовского во Львов, а Херсонского – сами знаете, куда? А если не знаете, то подсказываю: во Львове он в этом году уже был."

Это написано тем самым Виктором Топоровым, который обвинил в пошлости поэта Гандельсмана! Словечко это, пошлость, всякий раз возвращает мою память в ждановскую эпоху, в 1946 год, когда жирная кремлёвская свинья, заведовавшая культурой совка, бросила обвинения в пошлости самым светлым людям русской культуры - от Зощенко до Шостаковича.

Одна из дам Отечественной поэзии, проживающая в Бельгии (душа её всё равно принадлежит России) тоже ведёт борьбу с пошлостью. Недавно она разразилась у себя в журнале истерикой по поводу того, что американские евреи возмутительно небрежно обращаются с русской пунктуацией, не говоря уж об орфографии (и - вне текста, но так понятно! - в дурном произнесении отдельных букв русского алфавита?.. ;) "Что-то мы всё по-американски разговариваем? - вопрошала дама, - Американские евреи, что у вас с русским языком? Если вы его не любите, пишите на иврите. Пунктуация отсутствует как класс. Русский плавно перетёк в пиджин-американ."

Я попробовал было ей возразить, в ответ на что мне было заявлено: "Но Вы действительно малограмотный американский еврей!" Ясно дело, откуда "этим" знать грамоте, когда они даже литературных факультетов не кончали!

Идёт процесс. Кипит борьба с лицами зарубежной национальности, протаскивающими пошлость в "нашу" литературу!

Совсем другое дело поэт Евгений Мякишев, коего критик Топоров признал поэтом года в среде поэтов ПИИТЕРа: "В Питере правит аццкий бал Евгений Мякишев". Так вот, совсем другое дело Мякишев, разместивший у себя в журнале следующий поэтический шедевр:
Ты сказала: Бла-ба! Я сказал: Бла-бла-бла!
Гандельсман и Цветков говорят: Не дала!
Это им – бла-бла-бла – не дала и не дашь,
А на нас – бла-бла-бла – накатившая блажь

Заманила нас вечером в кинозазал;
Я, пардон, не похезал и сильно юзал;
Под винтажное порно с попкорном во рту
Я не то чтобы пернул, но невмоготу

Стало мне окончательно – и в туалет
Я рванул за тобою, о нимфа, вослед,
И, как Ксеркс или ксерокс, дроча на платан,
Все дыдыры твои чем сумел залатал.

Вечер кровью набряк – и нью-йоркский напряг
Отшвырнул нас обоих в московский мрамрак.
Для чего я пишу и о ком я пою?
Не тебя, не любя, не верчу на хую?
Интересно, что дама из Бельгии, борчиха с обсценной лексикой и за чистоту русского языка, никак не реагирует на выходки пиитерских пиитов и критиков. Оно и понятно: просто времени на всех не достаёт - столько всякой грязи печатают в Нью-Йорке!!!

В процессе участвуют не одни лишь критики. Поэты вносят свою лепту, дистанцируясь от детей ОВИРа и с помощью художественных приёмов показывая, как страшно далеки те от народа. Пишет известный московский поэт Игорь Караулов:
Мальчик толстый, кудрявый, еврейский
мешковато бежит по росе.
Папа любит читать юморески
на шестнадцатой полосе.

А поднимет глаза от газеты –
сразу в сердце прорежется плач:
нужники вместо тёплых клозетов
и обмылки малаховских дач.

Просто хочется выть от ублюдочности,
от пригорков в собачьем говне.
«Нету будущности, нету будущности
у Илюшеньки в этой стране».

Мама рыжики ест в маринаде
и читает журнал «Новый мир».
Папа будущность видит в Канаде,
потихоньку штурмует ОВИР.

Я не знаю, уехали, нет ли.
Больше их не встречал никогда.
Слово «будущность» - в книжке поэта
разъяснилось мне через года.

Оказалось, что будущность – это
когда ты осторожно войдёшь,
в непонятное что-то одета,
как советская вся молодёжь.

(с) Игорь Караулов
"Это им, пиндосам с бундесгансами, мы, потомственные (в основном) петербургские интеллигенты..." - выводит корявым почерком на белом листе бумаги наёмный еврей Виктор Топоров очередную кляузу на неугодивших ему интеллигентов-агентов "вашингтонского обкома"...

Идёт, идёт процесс очищения России от пошлой пиндосовской культуры, не нужной "нашему" народу!


В заключение - для любителей хуетымузыки почвенного стиля, по наводке svarti, - восхитительный fake: Всеволод Правый и группа "Мокошь" приветствуют вас. Записано на секретной ракетной базе запрещенной организации.

Православная: "То ли сатанинский жид, то ли ослолюб-джигит мою Русь ногами топчет и пинает светлый лик"
или, на выбор, "Жид-либерал":
Каспаров ведет полукровок колонны
Они на жида отбивают поклоны!


Enjoy.
Tags: Россия, культур-мультур, паеты, размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments