Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

ИЗРАИЛЬ ТЯЖЕЛО БОЛЕН



Друзья,

Остеопороз – страшная болезнь. Снаружи всё выглядит нормально. Человек не чувствует, что с ним что-то происходит, несмотря на то, что кости, держащие на себе весь вес тела, истончаются, теряют прочность до того момента, когда в них возникают зияющие дыры, и вдруг – всё начинает ломаться.

Это хорошая метафора для описания того, что происходит сегодня в израильском обществе.

Вчера Израиль перешёл через запретную красную линию, чего я надеялась никогда не увидеть при жизни. Еврейские полицейские, тренированные для борьбы с террористами, были спущены на еврейских демонстрантов, пытавшихся спасти девять домов на вершине захолустного холма. Они направили своих коней прямо в толпу и стали лупить демонстрантов по головам. Вы слышали? Они не били по рукам или ногам – целились в головы. Демонстрация быстро превратилась в побоище после того, как демонстранты ответили на это беспрецедентно жестоким сопротивлением. Более ста человек госпитализированы, включая серьёзно раненого полицейского, шестнадцатилетний демонстрант забран в бессознательном состоянии с травмами головы; госпитализированы также два члена Кнессета. Один из них – Эффи Эйтам.

Я несколько раз имела случай встречаться лично с Эффи Эйтамом. Он отец восьмерых детей. Живёт на Голанских Высотах. И он автор чудесного плана, осуществление которого действительно могло бы, на мой взгляд, принести мир Израилю. В своё время он служил своей стране на полях боёв, и за тридцать лет в армии Израиля дослужился до звания генерала.

Ехуд Ольмерт решил, после победы Хамаса на выборах, что самое мудрой и насущной задачей страны является конфронтация с молодёжью, всё ещё не отошедшей от шока после тщетных попыток спасти Гуш Катиф прошлым летом, и приняв это решение, он приказал пустить бульдозеры на разрушение новых домов – показывая этим, чего можно ожидать от его руководства страной, если не дай Бог, он каким-либо способом будет избран главой правительства.

Вместо того, чтобы попытаться восстановить единство в стране, вместо того, чтобы залечить серьёзно больные кости, поддерживающие тело страны, Ольмерт решил ускорить разрушение скелета. Его приближённые не постеснялись даже назвать демонстрантов “Еврейским Хамасом” (поистине удобный способ избежать принятия серьёзных решений по обузданию настоящего Хамаса!) И вот поколение парней и девушек, которые в недавнем прошлом были гордостью израильской армии, которые служили в самых опасных добровольческих частях Цахала, росчерком пера были превращены в Еврейский Хамас! – только для того, чтобы скользкий политикан мог доказать тем, кто обожал Шарона за уничтожение Гуш Катифа, что он тоже знает, как пользоваться бульдозерами, и что, в отличие от Шарона, он не остановится перед расколотыми головами, в лучших традициях живущих без выборов ближневосточных режимов.

Во время интифады, когда Ольмерт был мэром Иерусалима, там проводились многочисленные палестинские демонстрации в поддержку террора. Насколько я знаю, ни одна из палестинских демонстраций не закончилась отправкой демонстрантов в госпиталь, даже тех демонстрантов, кто открыто призывали к террору против евреев, или тех, кто ездили на встречи с сирийским Ассадом.
Отвечая на вопросы репортёров с госпитальной койки, Эйтам сказал: “Полиция получила приказ пустить кровь нашим детям и законодателям, [участвовавшим в демонстрации]. Но я не обвиняю полицию. Они всего лишь агенты Ольмерта. [Он] показал себя запутавшимся, трусливым манипулятором. [Он] продемонстрировал свою глупость и бессердечие.”

Эйтам сказал, что он стоял впереди группы молодых демонстрантов, чтобы вовлечь полицейских в диалог. “Полицейский на лошади ясно видел, кто мы. Тем не менее, он всё равно ударил меня дубинкой по голове, и я потерял сознание. Я тридцать лет сражался в войнах против врагов Израиля. И никогда в жизни я не предполагал, что попаду в госпиталь от руки еврейского полицейского. Как будто мы уже не братья...”

В Восточном Иерусалиме существовали и существуют тысячи нелегально возведенных построек. В качестве мэра города Ольмерт практически ничего не предпринял по этому поводу. Но ясно, что его отношение резко меняется, если дело доходит до дубинок по головам поселенцев – и это знаменует новую вершину на политическом горизонте страны, знаменует разрушение самой социальной структуры общества, армии, разрушение нашей безопасности, нашего видения будущего, нашей национальной идеи. И после отправки в госпиталь раненых членов Кнессета – разрушение наших демократических прав и дорого доставшейся нам демократии.

Чтобы вылечить болезнь, нужно нейтрализовать, удалить из организма вещества, разлагающие костную ткань. Только тогда тело может начать процесс восстановления и наращивания новых сильных костей. Организм нуждается в лечении!

Господин Ольмерт и партия Кадима – яды, разлагающие ткань общества. А кости уже очень хрупки...

Naomi Ragen
copyright 2006. All rights reserved.
Tags: israel
Subscribe

  • ВРЕМЯ ЖИТЬ

    В детстве дни длятся бесконечно долго. Вот, к примеру, лужа - сколько неизведанных возможностей она в себе таит! Можно разглядывать, как блестят…

  • ЛИГУРИЯ

    Июнь, Вернацца. Бархатная ночь Простёрла крылья над уютной бухтой, И диск луны, как лимончелло, мутной, Торопит облака убраться прочь. Стихает…

  • Я БЫЛ

    Зачем люди фотографируют сами себя? Для чего художник пишет автопортрет? Что мы ожидаем увидеть, взглянув на себя со стороны? Что хотели бы спрятать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

  • ВРЕМЯ ЖИТЬ

    В детстве дни длятся бесконечно долго. Вот, к примеру, лужа - сколько неизведанных возможностей она в себе таит! Можно разглядывать, как блестят…

  • ЛИГУРИЯ

    Июнь, Вернацца. Бархатная ночь Простёрла крылья над уютной бухтой, И диск луны, как лимончелло, мутной, Торопит облака убраться прочь. Стихает…

  • Я БЫЛ

    Зачем люди фотографируют сами себя? Для чего художник пишет автопортрет? Что мы ожидаем увидеть, взглянув на себя со стороны? Что хотели бы спрятать…