Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

ДЕМОКРАТИЯ И ШАРИАТ, часть 5.

 
5. Провокация: Какое поражение демократии для вас предпочтительнее?

Итак, с одной стороны демократии угрожает враг. Ислам осуществляет осаду извне, подрывает способность сопротивления изнутри и не гнушается никакими средствами, включая и акты немыслимо жестокого массового террора. Эта угроза тем более серьёзна, что она имеет тенденцию к росту, схожему с ростом злокачественной опухоли в человеческом организме.


С другой стороны, демократия изначально лишила себя возможности сопротивляться этому врагу, поскольку попытка борьбы хирургическим путём с исламистской опухолью угрожает уничтожить сами демократические идеалы и институты демократии, так что, борясь за выживание демократии, мы вроде бы своими руками разрушаем с таким трудом возведенное здание.

20 сентября 2006 года Австралия опубликовала указ, в котором говорится, что мусульманам, желающим жить в Австралии по законам шариата, придется покинуть эту страну, поскольку правительство «ощущает от данной категории граждан угрозу терактов». Министр финансов Питер Костелло, считавшийся наследником Говарда на посту премьер-министра, намекнул, что некоторых радикальных шейхов могут попросить покинуть страну, если они не примирятся с тем фактом, что Австралия - секулярное государство, в котором законы принимаются парламентом.

"Если эти ценности не являются вашими, если вы хотите жить в стране, в которой правит закон шариата, или в теократическом государстве, то тогда Австралия не для вас", - заявил Костелло, выступая по государственному телевидению. "Я бы сказал клерикалам, которые учат, что в Австралии имеются две системы закона - австралийская и исламская, что это ложь. Если вы не можете согласиться с парламентским законом, независимыми судами, демократией и предпочитаете закон шариата, можете уехать в другую страну - вероятно, это лучший вариант", - недвусмысленно заявил он. Костелло сказал, что обладателей двойного гражданства, возможно, попросят уехать в страну их второго гражданства.

Ещё Говард привел в бешенство австралийских мусульман, когда сказал, что поддерживает слежку за австралийскими мечетями со стороны служб безопасности...

У нас в стране любой сторонник ACLU (Американского Союза за Гражданские Свободы), не замедлит заявить, что подобная слежка без специального постановления суда совершает как минимум два преступления: «угрожает принципу отделения церкви от государства» и нарушает «privacy clause of the Constitution» – нарушение права на то, что Государство не может беспричинно вторгаться в частную жизнь граждан.

Наивный сторонник здравого смысла тут же возразит - да, но ведь мечети и в самом деле являются рассадниками исламистского экстремизма и местом сбора групп, замышляющих преступные террористические действия против населения приютившей их страны, и значит следить за происходящим в мечетях – разумный шаг, увеличивающий шансы на своевременное раскрытие подобных актов.

Вероятно, так оно и есть, ответит приверженец формальных толкований Конституции, но следование закону дороже выживания населения страны. И приведёт заезженную до неузнаваемости цитату Бенджамина Франклина «They who can give up essential liberty to obtain a little temporary safety, deserve neither liberty nor safety» (Те, кто согласен отказаться от основных свобод ради малой временной безопасности, не заслуживает ни свободы, ни безопасности).

А я хочу напомнить читателю, что Бен Франклин отнюдь не был прямолинейным простачком, зашоренным на раз навсегда готовых к употреблению принципах. Именно он писал в апреле 1736-го года: «Thank God! we are in the full enjoyment of all these privileges. But can we be taught to prize them too much? or how can we prize them equal to their value, if we do not know their intrinsic worth?» - «Слава Богу, теперь мы в полной мере можем наслаждаться привилегиями [свободы]. Но не могут ли нас приучить слишком сильно на них полагаться? И как мы сможем оценивать их важность, если не поймём, в чём их подлинная ценность?

В чём же подлинная ценность свобод, заложенных в Конституцию отцами-основателями? Ценность их в том, что, созданный для определённого времени и для определённого типа населения, этот основополагающий документ включает в себя механизмы, позволяющие модифицировать Конституцию с учётом новых времён, новых угроз республике со стороны нового врага, умело пользующегося для разрушения демократии сами принципы законности и равноправия. Конституция страны задумана её создателями как структура для осуществления прав человека, но не сомневайтесь – это не пакт о самоубийстве. И когда демократии угрожает саботаж, демократия должна уметь приспосабливать себя для борьбы с этой угрозой.

Гитлер пришёл к власти в Германии с помощью вполне демократической процедуры голосования. Свободное голосование – условие необходимое, но не достаточное. Демократия нуждается в демократическом голосовании, но отнюдь не исчерпывается им: необходимая её черта – признание примата индивидуальных свобод над волей большинства. Как же избежать возможности мирной передачи власти тем, кто заинтересован в саботаже демократии?

Чтобы бороться с новым врагом, научившимся использовать демократические законы государства для подавления прав индивидуума, необходимо ИЗМЕНЕНИЕ ЗАКОНОВ в рамках, определённых Конституцией.

Созданная более двух веков назад для однородного населения с общей иудео-христианской культурой, конституция НУЖДАЕТСЯ В ПОПРАВКАХ с целью лишить нового врага возможности подорвать демократию изнутри.

Возвращаясь к австралийскому варианту, приходится признать, что он слабо продуман именно с этой точки зрения. Ну ладно, скрытое наблюдение за мечетями поможет австралийским службам безопасности выявить дюжину-другую террористов, а высылка из страны (куда?) нескольких наиболее экстремистских шейхов на время успокоит общественное мнение – вроде «вся тяжесть закона» делает своё дело, и можно ни о чём больше не волноваться. На самом деле, эти меры не разрешают главного вопроса: доля мусульман в стране всё равно с каждым годом будет расти (не забудьте, что кривая этого роста – парабола!).

Что же делать? Запретить мусульманскую религию? Закрыть мечети? Запретить строительство новых? Но это означает введение в стране ограничений на свободу вероисповедования. Как утверждают либералы чистого разлива, это равносильно убийству Конституции – своего рода смерть демократии при попытке к бегству от группы людей с поясами, набитыми взрывчаткой.

А что думаете Вы, читатель? Какое из поражений демократии представляется Вам более предпочтительным... нет не так: менее ужасным:
– сдача на милость воинствующего средневекового варварства или
– гибель демократии из-за отказа предоставить равные права поклонникам шариата?

Я из числа тех немногих, кто без колебаний отказываются сдаваться.

Я отказываюсь считать ислам «такой же религией как все другие».

Дело даже не столько в человеконенавистнических сурах Корана (если кому понадобится, можно привести цитаты, подтверждающие мою мысль), сколько в практике его приверженцев-фундаменталистов и в совершенной несовместимости их устремлений с главным законом демократического государства – защитой прав человека (см. часть 3 этих заметок).

Ислам должен быть поставлен вне закона. К любым другим религиям это не будет иметь ни малейшего отношения. В Конституцию не понадобится вносить никаких изменений кроме признания того, что ислам – это не религия, а кровавый культ, несовместимый с равноправием и свободой. Соответственно, строительство мечетей, а также обучение исламу должны быть признаны деяниями, направленными на подрыв демократических свобод.

Ну вот, приехали, – воскликнет формалист, для которого абстрактно-логическое применение принципа, принятого в другие времена для культурно однородного общества, служит незыблемым кумиром, более дорогим, чем реальная свобода, – Да этот Кальмейер – чистой воды фашист!

Нет, не фашист. Очень даже либертарианец. Просто я верю в своё индивидуальное право самому выбрать для себя, как мне погибнуть: сдаваясь или сражаясь. Мой выбор – умереть, сражаясь.

Истории известны случаи, когда демократические страны проходили через судороги временных ограничений, и, если им удавалось самим покончить со смертельной опасностью, демократии всегда выздоравливали, без опасных последствий для будущих поколений. Примеры? Пожалуй, приведу вам два примера.

1. После нападения императорской Японии и уничтожения американского флота в Пирл-Харборе Америка вступила во Вторую Мировую войну. Чтобы обезопасить тыл (в особенности западное побережье страны) от возможной вражеской деятельности японского населения, США предприняли совершенно недемократический шаг, интернировав всех японцев. 19 февраля 1942 года президент Рузвельт подписал соответствующий «Executive Order 9066». Более двух третей интернированных были гражданами Соединённых Штатов. Интернированные были размещены в изолированных от остального населения посёлках в Аризоне, Калифорнии, Юте, Айдахо, Колорадо и Вайоминге (кстати, канадское правительство поступило точно так же). Конечно, это не СССР, и в Америке всё было сделано цивилизованно, без набитых до крыши товарных вагонов, выгружавших оставшихся в живых переселенцев в тайгу на снег. Тем не менее президентский Приказ 9066 был явным нарушением Конституции США. К концу войны, в 1944 году, действие закона было прекращено Рузвельтом, и последний из лагерей был закрыт в марте 1946 года. Американцы японского происхождения благополучно вернулись по домам. В 1948 году Конгресс США подписал "American Japanese Claims Act", по которому 26,568 заявлений японцев о материальном ущербе, связанном с интернированием, были удовлетворены на сумму 38 миллионов долларов. В 1976 году президент Форд объявил интернирование японцев противозаконным актом. В 1988 году Рональд Рейган подписал «Civil Liberties Act», внесённый в конгресс США представителем от штата Гавайи, конгрессменом японского происхождения Робертом Минета (его семья была интернирована в Вайоминге). Согласно этому акту, двадцати тысячам семей была выплачена плата за ущерб общим размером в 1.2 миллиарда долларов. В 1992 году Буш-старший подписал документ, выплативший ещё 400 миллионов долларов оставшимся в живых членам интернированных семей.

Вопрос: оставил ли этот анти-конституционный акт нестираемый негативный след на американской демократии? Ответ: нет, не оставил. Всё зажило. Зажило – только потому что Америка осталась демократической республикой, не стала колонией имперской Японии.

2. Республика Чили. Всем известны подробности военного путча, приведшего к свержению законно избранного правительства Альенде в сентябре 1973 года. Путч был организован военными под руководством генерала Пиночета. В результате путча пострадали несколько тысяч человек – среди них были и явные коммунисты, пытавшиеся мирным путём захватить власть в стране с помощью своего ставленника марксиста Альенде, но много было и совершенно невинных людей, сторонников демократии. Около 200 тысяч человек покинули страну. Под руководством Пиночета все законы, направленные на национализацию частной собственности, были свёрнуты; были проведены меры по приватизации промышленности; вэлферные программы были прекращены. Все эти меры привели к экономическому эффекту, который во всём мире стали называть «Чилийским чудом»: экономика воспряла поистине как по мановению волшебной палочки. В 1980 году была принята новая конституция страны, что привело в 1988 году к полностью демократическим выборам в Парламент и на должность Президента страны, и в 1990 году генерал Пиночет сдал власть новоизбранному Президенту. Была уплачена страшная кровавая цену в 3200 жизней... но эксперимент по захвату власти коммунистами был сорван, и сегодня Чили – одна из самых демократических стран Латинской Америки. Представьте себе, сколько жертв пришлось бы заплатить стране, если бы она пошла «по советскому пути развития»!...

В случае Чили демократия пережила и угрозу слева, и кошмар правого переворота. Раны зажили – в отличие от России, где демократии не было никогда и вряд ли будет в обозримом будущем.


История доказывает, что слухи о безвременной кончине демократии, пытающейся защищаться от смертельного врага, несколько преждевременны – даже тогда, когда демократия отступает от собственных принципов во имя того, чтобы вместе с водой не выплеснуть из корыта ребёнка частной инициативы.

Я писал этот раздел, вполне отдавая себе отчёт в том, что вызываю на себя лай всех возможных собак. Ещё бы – я посмел заявить, что демократия стоит того, чтобы её спасали даже от неё самоё, а это табу для всех любителей упражняться в формальной логике, не понимающих, что закон должен служить спасению демократии, а не демократия – спасению закона, неспособного её защитить...

В заключение приведу два сообщения из прессы текущей недели:

План Исламистов – Первый в Америке Мусульманский Колледж.
Сан-Франциско Кроникл, 21 сентября 2009. By Kathryn Masterson.
http://chronicle.com/article/Islamic-Scholars-Plan-for/48509/

Беркли, Калифорния – Шейха Хамзу Юсуфа и имама Заида Шакира объединяет общее видение того, каков должен быть следующий шаг эволюции ислама в Америке: создание первого в стране четырёхлетнего колледжа, аккредитованного мусульманскими авторитетами. Они надеются, что новый колледж откроет свои двери для желающих обучаться исламу осенью следующего года. Этот колледж будет обслуживать быстро растущее мусульманское население страны, спаивая воедино традиционный (фундаменталистский) ислам с американским.

Атака ACLU на Мемориальный Крест в Пустыне Мохаве
http://blog.cindyiniraq.com/2009/06/12/aclu-attacks-the-mojave-desert-memorial-cross.aspx

Более 75 лет в калифорнийской пустыне Мохаве гордо стоял крест, воздвигнутый в честь американских ветеранов Первой Мировой войны. То-есть, стоял до тех самых пор, пока Американский Союз за Гражданские Свободы не обратился в суд и не получил решение судьи о том, что памятник американцам-ветеранам Первой Мировой войны является неконституционным. В результате крест закрыли мешком, а потом забили фанерой, превратив памятник в ящик. На этой неделе в новостях сказали, что ACLU угрожает вообще снести этот памятник, поскольку в Америке не должно остаться никаких религиозных предметов на общественной земле, принадлежащей правительству.

Надо полагать, следующим шагом будет разрушение крестов и магендовидов на Арлингтонском национальном кладбище в Вашингтоне.

А здесь читатель найдёт интервью с профессором арабского языка Эстонского гуманитарного института Таллинского университета Отто Ястровым:

Отто Ястров: Ислам и демократия несовместимы.

См. также: В Африке начали запрещать ислам

Я всё сказал.
 
Tags: Америка, ислам, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →