Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Category:
  • Mood:
  • Music:

РЫБАЛКА


– А какой наживкой вы пользуетесь?
– Nightcrawlers.
– Что это такое?
– Вот, посмотрите.
– Какие противные черви!...
– Это не черви, это выползки, вы ж видите – толщиной в палец и больше фута длиной.
– Ну всё равно.

Он уже четверть часа стоял у меня за спиной - невысокого роста, лет за сорок, лысоватый блондин с брюшком, свидетельствующим о малоподвижном образе жизни, говоривший с узнаваемыми одесскими интонациями.

Ты сам виноват, старый дурень, думал я, держал бы рот закрытым - "соотечественникам" бы никогда тебя не вычислить. Теперь воленс-ноленс приходится поддерживать светскую беседу, хотя ты специально убрался на залив, подальше от всякой болтовни.

Утреннее солнце стояло уже довольно высоко над Островом Ангелов. На пирсе было трое рыбачков: старый китаец, негр в вязаной шапочке и я. Отлив начался около часу назад – лучшее время для осетровой рыбалки. Ни у кого еще не было поклёвки, мой приёмник тихонько мурлыкал Jazz in the Morning, слабый бриз гнал мелкую рябь, и длинные тени от спиннингов с завораживающей однообразностью прыгали по илистой воде залива.

Всё было хорошо до появления Бориса с семьёй. О прибытии русских возвестил громкий крик "Гена, не лезь в воду, у тебя будут мокрые ноги!"

Я оглянулся назад и увидел, как существенных габаритов мамаша тянула толстозадого мальца лет шести подальше от кромки воды. Пацан упирался изо всех сил и тоже орал, ещё не зная, видно, что сопротивляться женщинам бесполезно. Она, конечно, справилась с малым и долго выговаривала ему что-то, наклонившись к сыну и резко рубя указательным пальцем в дюйме от его носа. Шлёпнув его напоследок, она указала тем же пальцем на пирс, и пацан, с ещё не высохшими от обиды глазами, поплёлся в нашу сторону.

Некоторое время он слонялся, шмыгая носом, от одного рыбака к другому и наконец решился покопаться в моей коробке со снастями. Вот здесь я и совершил стратегическую ошибку. Вместо того, чтобы, пользуясь английским, тут же отправить его назад к мамаше, я сказал по-русски: "Осторожно там с крючками, они очень острые, загонишь в ладонь – придётся ножом вырезать." Он побежал назад на берег, указывая на меня пальцем и крича отцу и матери: "Этот по-русски говорит!..."

Нужно ли объяснять, что семейство немедленно выслало папашу для проведения рекогносцировки.

– Боря, – представился глава семьи, и тут же перешёл в атаку, - а что вы здесь ловите?
– Ещё не знаю, пока никто не звонил.
– Да, но что вообще здесь можно поймать?
– Oh, I don’t know… striped bass, sharks, king fish, иногда sturgeon.
– Это что?
– Акулы, изредка осетры приходят, я не знаю русских названий других рыб.
– А вы давно здесь?
– Недавно, час назад пришёл.
– Нет, я имею в виду – в Америке.
– Давно. Около тридцати лет.
– Оооо... Это давно. А мы пять лет назад приехали.

Я счёл наш обмен информацией вполне достаточным для первого знакомства и принялся заново наживлять крючок, в надежде, что Боря вернётся к семье.

Но он уселся поудобнее на скамью за моей спиной и, видимо, не думал уходить.

– Я вообще тоже ловил рыбу – бычков в Чёрном Море, – поделился он, – Но у вас совсем другие снасти и леска очень толстая.
– Эта расчитана на 50 фунтов.
– И поводок очень длинный, больше метра.
– Здесь может клюнуть крупная рыба, и для того, чтобы не дать ей сорваться, поводок должен быть по возможности длиннее.
– А для чего вы заворачиваете наживку в тряпочку?
– На дне много крабов и сорной рыбы – bullheads, squawfish – и они сразу сжирают наживку, до того, как подойдёт настоящая рыба. Тряпица помогает сберечь наживку, а осетру она не помеха.
– Так вы осетра ловите? – начал было он, но в это время верхушка моего второго спиннинга резко пошла вниз, и я схватился за катушку, чтобы во-время подсечь.

Ясно было, что это не акула. Рыба не дергалась, а с силой тащила в глубину. Несколько ослабив натяг, я дал ей уйти подальше от пирса.

– Так тяните же, а то уйдёт! – зашипел за моей спиной Боря.
– Just shut the fuck up, – огрызнулся я.

Не знаю, понял ли он, во всяком случае в течение следующих десяти минут, пока я медленно выводил рыбу, он не произнёс ни слова. Наконец в воде показались желтовато-серая спина и белесый живот уставшего от борьбы осетра.

– Подай подсаку, – крикнул я Боре, но он был настолько заворожен видом большой рыбы, что даже не пошевелился. Вместо этого негр, стоявший справа от меня, схватил свой сак, гораздо большего размера, чем мой, и свесился вниз, аккуратно подводя его под брюхо рыбы.

Ещё минута, и осётр, раскрывая жабры и шевеля четырьмя белыми отростками на бороде, лежал на досках у наших ног. Я бросил рядом спиннинг и сел на корточки, чтобы перевести дыхание. Потом достал мерную ленту из мешка со снастями и попросил негра подержать осетра, пока я буду его мерять.

– Ка-а-а-кая рыба! – голос Бори выражал полный восторг, – а для чего вы его меряете?
– Так надо, – огрызнулся я. Мне уже было ясно, что осётр был недомерком, что придётся его выпускать, и я был зол, как чёрт.
– Но почему надо? – взмолился Боря.
– Потому что если осётр короче сорока шести дюймов, то его положено выпустить. А этот на десять дюймов короче лимита.
– Так что, вы будете его выкидывать в воду?
– Не выкидывать, а выпускать.

Боря смотрел на меня так, как смотрят на сбежавшего из сумасшедшего дома.

– Если вы не хотите, отдайте его нам! Этой рыбой можно неделю питаться!
– Я не могу отдать его вам. Это против закона.
– Какой закон!? Кто вас здесь видит? Неля, – крикнул он подбежавшей жене, – скажи ему!

Я кивнул головой негру, мы с ним осторожно взяли вдвоём рыбу и аккуратно опустили её головой вперёд в воду. Некоторое время осётр стоял неподвижно, потом как бы нехотя, мотнул головой влево, вправо и ушёл на глубину.

Я вытер тряпкой маслянистую слизь с рук и после этого повернулся к стоявшим со скорбными лицами Боре и Неле.

– Не обижайтесь, но рыбу нужно было отпустить. Так написано в Правилах.
– Мало что где написано! Вон написано, что нельзя ехать быстрее 55 миль в час, так что, вы никогда скорость не превышаете?
– Превышаю, – сознался я, – но здесь другое дело. Если вылавливать рыбу до зрелого возраста, она не успевает отметать икру, и получается, что вы сами рубите сук, на котором сидите. А мне хочется, чтобы и дети мои, и внуки могли ловить здесь рыбу.
– Ему мало рыбы в океане, – язвительно прокоментировал Боря жене и, сокрушённо качая головами, они отправились назад на пляжный песок.

– Добро пожаловать в Америку. Их здесь с каждым годом всё больше, – подумал я.

Ловить почему-то расхотелось. Я медленно смотал снасти, улёгся на скамейку и подставил лицо солнечному теплу. Приёмник бормотал Up the Lazy River, русской речи больше не было слышно, и в сердце пришёл долгожданный мир.

Tags: рассказик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments