Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

В ПОИСКАХ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОМАНТИКИ. Часть 25. ПАРИЖ, МОНМАРТР

В ПОИСКАХ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОМАНТИКИ. Часть 25. ПАРИЖ, МОНМАРТР
 
ПАРИЖ, МОНМАРТР
Монмартр... Внизу ревет Париж —
Коричневато-серый, синий...
Уступы каменистых крыш
Слились в равнины темных линий.
То купол зданья, то собор
Встает из синего тумана...
- Максимилиан Волошин, Пустыня («Годы Странствий»)

La butte Montmartre
– холм в 18-ом арондисмане, возвышающийся на 130 метров над Парижем. На его вершине стоит Храм Сердца Христова, а вокруг, если верить свидетельствам очевидцев, – ночные клубы и прочие maisons closes, как французы кличут бордели.

На самом деле сладко-порочная слава Монмартра – достояние fin-de-siècle (имеется в виду девятнадцатый век, отнюдь не двадцатый). В разные времена здесь собирались с друзьями Дали, Моне, Тулуз-Лотрек, Аполлинер, Ватто, Пикассо, Модильяни, Ренуар, Дега, Коро, Ван Гог, Хемингуэй. Советскому человеку Монмартр особенно дорог тем, что сюда приходил Ленин – слушать Монтегюса (был якобы такой шансонье). В самом деле, зачем бы ещё ходил Владимир Ильич в район с эдакой злачной репутацией?

Мы приехали сюда с прощади Бастилии на метро (всего одна пересадка), и кабина лифта подняла нас не просто на белый свет, но в обожаемый моей супругой восхитительный мир бедных студентов, легко влюбляющихся девушек, великих художников, знаменитых писателей и умных артистических бесед – в общем, всего флера романтики, в котором ей было отказано из-за того, что пришлось выйти замуж за этого циника Кальмейера, который даже не догадался привезти сюда жену на такси.

Станция метро, хранящая дух Старого Парижа, не разочаровала мою прекрасную половину:


Даже автобусная остановка показалась жене наполненной той парижской романтикой благодаря старичку в берете (старичок был примерно моего возраста, но я не ношу беретов...)


Совсем рядом со станцей метрополитена Abbesse стоит очень красивый, на мой вкус, храм Сен-Жана Монмартского.


Это необычное здание было запроектировано Анатолем Бодó – первый собор, построенный из железобетона – колонны, своды, частично стены, даже детали наружной отделки. Год был 1904. Инженеры-строители (в их числе и моя супруга) до наших дней удивляются умелому использованию нового тогда материала. Внутреннее убранство показалось мне разумным, функциональным. Вкус, по определению, есть отсутствие излишеств.


Мне кажется, Монмартр не может не понравиться человеку без предвзятых мнений. Здесь есть особый шарм – неторопливость жизненного ритма, подчёркиваемая людьми, прогуливающими домашних животных, кривыми, почти деревенскими улочками, крутыми лестницами, очаровательными двориками, открытыми терассами, нависшими над лежащим внизу городом... вот если б не толпы туристов...




Уличная сценка на Монмартре:


А это фонтан на Place J.B. Clément, спрятавшийся в тени каштанов; здесь на булыжной мостовой стоят скамейки для старичков с собаками, влюблённых и музыкантов.


Монмартрских котов, видимо, раздражают собаки и туристы. Всё понятно, но почему собаки?...


На Монмартре находится знаменитое кладбище, где похоронены, в числе прочих, Теофиль Готье, Гектор Берлиоз, Генрих Гейне, Эмиль Золя, Франсуа Тюффо, Эдгар Дега, Лео Делиб, Жак Оффенбах, Шарль Фурье, Нижинский, Александр Дюма-сын, Эдмон и Жюль де Гонкуры, Альфред де Виньи, Андре Ампер, Стендаль и Лa Гулю (та самая La Goulue, которую так любил рисовать Тулуз-Лотрек).
Совет собирающимся навестить Монмартр: если вы интересуетесь историей, непременно посетите Musee de Monmartre, расположенный по адресу Rue Cortot 12. Кстати, на втором этаже этого домишки жил Морис Утрилло.


Мы направлялись к вершине холма, и я обратил внимание на забор с графитти. В отличие от российских заборов, на этом вместо трёхбуквенных приветствий был изображён художник:


Не знаю, как действует Монмартр на других путешественников; я испытывал ощущение погружения в Живопись (так же, как в Вене не оставляет чувство, что вокруг тебя звучит Музыка). На раскладках уличных лавчонок выставлены репродукции старых афиш и эскизов, многие из которых узнаёшь мгновенно – рай для фотолюбителей...


Крутой подъём приводит к Place du Tertre, эпицентру бывшей культурной жизни Монмартра и одной из главных нынешних туристских attractions. Это сразу понятно по количеству русских тургрупп, ведомых многословными гидами. Трудно сказать, удаётся ли бедолагам-россиянам просто походить, помолчать, посмотреть и подумать: гиды тяжёлым трудом зарабатывают на жизнь, им молчать некогда! Вот ещё одна группа из РФ приобщается к культурному наследию конца 19-го века:


Лавки и стенды современных художников на Rue Norvins. Качество художественного мастерства, мягко говоря, не улучшилось за последнее столетие...


В трёхэтажном зданьице на пересечении улиц Rue Norvins, Rue des Saules и Rue Saint Rustique расположился ресторан La Bonne Franquette.


Этот перекрёсток часто служил точкой вдохновения для Мориса Утрилло.


Мне сперва показалось, что я узнал изображённый Утрилло дом, но старого здания больше нет, на его месте стоит осовремененный ресторан. Всё равно, сидя здесь, невозможно не думать о том, что за соседним слоликом сидел когда-то Ван Гог, рисуя, скажем, вот эту картину:


В здешнем ресторанчике собирались художники. Ну и, само собой, модели... По этому поводу поделюсь с теми, кто этого не знает, анекдотом о родителях Мориса Утрилло. Матерью его была восемнадцатилетняя Сюзан Валадон, зарабатывавшая на жизнь, позируя в качестве модели для художников Монмартра. Она никогда никому не открыла секрета, кто был отцом Мориса, хотя в 1891 году испанский художник Miguel Utrillo y Molins в качестве отца подписал свидетельство о его рождении. Итак, обещанный анекдот:
После того, как Сюзан Валадон родила Мориса, она отправилась к Ренуару, для которого 9 месяцев назад работала моделью. Ренуар бросил один взгляд на ребёнка и немедля отрезал: «Это не мой, цвет просто ужасен!» Тогда она отправилась к Дега, которому тоже позировала 9 месяцев назад. Дега возмутился: «Это не имеет ко мне никакого отношения – форма никуда не годится!» Отправившись с горя в кафе La Bonne Franquette, Сюзан увидела знакомого испанского художника Мигеля Утрилло, поделилась с ним своим горем, и тот немедленно предложил дать ребёнку свою фамилию: «Я был бы счастлив поставить свою подпись под любой работой Ренуара или Дега!...»
Одно из исторических мест Монмартра – Собор Св. Петра – Saint Pierre de Monmartre. Это последнее здание, сохранившееся от старинного комплекса монмартрского аббатства, и одна из самых старых парижских церквей: дата строительства – 1134 год. В 15 веке своды здания были полностью реконструированы, западный фасад был перестроен в 18 веке. Три бронзовые двери изображающие Сен-Дени, Сен-Пьера и Богоматерь, отлиты приезжим итальянцем Джисмонди в 1980 году. Витражи сделаны, повидимому, в период формалистических изысков монмартрских художников (не знаю, кто автор):


Витражи не слтшком вяжутся со статуей Богородицы, Матери-покровительницы Монмартра, поставленной в храме в знак благодарности за то, что охранила от бомбёжек союзной авиации 21 апреля 1944 года...


От Place du Tertre к Собору Сердца Христова – Sacré-Coeur – ведёт узкая улочка, в своё время изображённая Морисом Утрилло:


Белоснежный Sacré-Coeur впечатляет совершенством пропорций. Посаженный на вершину холма, Собор как бы плывёт над панорамой Парижа: выше его – только Эйфелева башня, которой не видно со стороны главного фасада.




На колокольне собора находится один из самых больших колоколов в мире, Le Savoyard


Мы уселись на ступёньки, разглядывая толпу, шумящую на ведущей снизу к Собору лестнице и на открывающуюся панораму города






Когда я начал писать этот раздел путевых записок, полумалось: при таком наплыве русских туристов невозможно, чтобы в ЖЖ не отразился их опыт в Париже. Поискал – и voilas! – как не быть, конечно же есть. Первой вылезла ссылка на некeого manaev’a, кстати, как раз – о Монмартре:
Я помнил о своем долге и все никак не мог решиться на смелый плевок. В итоге, вместо того, чтобы на виду у туристов всех стран разбежаться, перегнуться через парапет и вылить не менее 50 гр. слюны с такой высоты, наказав таким образом парижан за беспечность, я заныкался в безлюдной части смотровой площадки и, нацедив полграмма, тихо отправил его лететь вместе с ветром куда-то в сторону моря. Погуляв еще немного, мы вернулись домой. Вечером была еще одна прогулка - та же фигня, только темно.
Решил поискать в российских газетах. Нашёл вот это:
Выйдя из базилики, мы попадаем на площадь Тертр, где собираются художники. Знаменитый бульвар Парижа отразили на своих полотнах многие художники: Ренуар, Мане, Ван Гог... И сейчас, проходя между рядов художников, вглядываясь в их работы, понимаешь, как хорошо здесь пишется.
— Татьяна Рякина, Красное Знaмя, Jun 27, 2009 00:08:00 GMT
На этом я прекратил дальнейшие поиски...

Да ладно, не надо пускать пар из носика, я понимаю, что в ЖЖ наверняка есть интересные, талантливые рассказы о Париже, это у меня юмор такой. Безобразный.

Рядом с Собором разбит небольшой садик, где мы тоже немного отдохнули перед тем, как идти в обратный путь. Я снял там картинку под названием Два Старика, хотя на самом деле стариков в садике было трое...


Тоня сказала, что после утомительного дня нам следует непременно поесть в Auberge de la Bonne Franquette, и не просто в зале, а на веранде Я пытался возражать, что в подобном месте еда наверняка не лучшая в Париже, потому что здесь берут деньги не за еду, а за историю. Но женщина была непреклонна, ей хотелось романтики на всю катушку, заверните две! И я перестал возражать, увидев, какие люди заходят в Bonne Franquette:


Любимая женщина устроилась за столиком и отослала меня запечатлеть этот момент, дабы все друзья и родственники Кролика знали, что и мы не чужды искусству. Я так и сделал, вот, Тоничка, смотри – со всех ракурсов!




Заодно удалось щёлкнуть тут же на углу нескольких девиц, ах, до чего хороши девушки в Париже!


Как я и предполагал, еда и вино отнюдь не составляют главной привлекательности этого заведения (порции ничтожны размером, а вино эти ребята продают на вес золота). Зато нас порадовали Бременские музыканты Ай, чавела! русские лабухи, подрабатывающие на пятачке перед рестораном (аккордеонист у них был французско-говорящим, для public relations). Спасибо Васе, главным предметом музыкальной культуры Монмартра безусловно следует считать Подмосковные Вечера, за которыми с небольшим отрывом следуют Очи Чёрные. Ну, и всё такое, чего душа просит.



В заключение небольшой 7-минутный видео-ролик под названием ЗВУКИ ПАРИЖА:
 


Продолжение следует
Tags: europe, video, о себе, путешествия, размышления, рассказик, фотки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments