Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

В ПОИСКАХ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОМАНТИКИ. Часть 20. ПАРИЖ, ПЛОЩАДЬ БАСТИЛИИ

 
ПАРИЖ, ПЛОЩАДЬ БАСТИЛИИ
Гудя нависшими бровями,
страшон от счастья и тоски,
Париж,
как пчелы,
собираю
в мои подглазные мешки.
– Андрей Вознесенский
Photobucket

Площадь Бастилии, Париж, 11-й арондисман
. Здесь в мансарде на шестом этаже нам предстояло провести последнюю неделю европейской охоты за ускользающей романтикой. "Начальство" заказывало мансарду на Монмартре, но моё турагентство не нашло ничего лучше Площади Бастилии – учитывая требования женщины, чтобы квартира была возле станции метро, имела современные удобства, чтобы она обязательно размещалась в мансарде и чтобы там был балкон (должен же человек где-то курить!...)

В Кёльне мы сдали своего верного конька (форд был покрыт толстым слоем грязи, но, нужно сказать, он безукоризненно отслужил свою службу) и взяли купе первого класса до Парижа. Нормальный человек спросит: на хрена тебе понадобилось купе, если там всей езды 6 часов? Этот же вопрос я задал своей жене. Она начала объяснять мне, почему, но через некоторое время я отвлёкся, и уже не помню, какие именно доводы она приводила.

Photobucket

В день нашего переезда Бельгию трепал нешуточный шторм. Холодный ветер, сорвавшийся с Северного моря, раскачивал деревья, гнул к земле кусты. Унылые кирпичные улочки бельгийских городков – без единого зазора между домами – выглядели до того тоскливо, что не хотелось глядеть в окно.

Photobucket

Наконец замелькали урбанистические уродцы Брюсселя, и через пару часов поезд уже въезжал в невыразимое безобразие парижских кварталов, окружающих Gare du Nord – нечто среднее между пригородами Кливленда и лос-анджелесским ЮгоЦентром.
– Это и есть Париж!? – подняла брови моя супруга.
– И это тоже. Посмотри, какие замечательные графитти. Здесь очень интересно...

Моя попытка заинтересовать женщину привокзальными городскими ландшафтами оказалась тщетной: у каждого свои представления о прекрасном, и я отложил ознакомление супруги с Парижем до прибытия в заветную мансарду.

Нам попался таксист-лихач. Он разве что не взлетал вертикально, но любые манёвры на поверхности совершал бесстрашно и нимало не интересуясь окружающими транспортными средствами. Никогда не предполагал, что французы такие бесстрашные ребята... Слегка ошалелые, мы вывалились из такси на площади, в центре которой стояла огромная позеленевшая колонна, украшенная сверху сверкающим позолотой голым пацаном с крылушками. Как выяснилось, золотой мальчик – это Гений, символ Свободы, и стоит он на площади в память о парижанах, погибших во время июльского восстания 1830 года.

Photobucket

Когда-то на этом месте стояла знаменитая крепость Бастилия, построенная Карлом Пятым в 14-ом веке. Во времена гражданских смут крепость семь раз подвергалась осадам, и шесть раз защитникам Бастилии приходилось сдавать её осаждавшим гражданам. В тюремных камерах здесь содержались важные преступники – от «железной маски» до Вольтера. 14 июля 1789 года толпы мятежников, вооружившись захваченным у Инвалидов и в Арсенале оружием, в последний раз захватили Бастилию, символически освободив семерых содержавшихся в её камерах государственных преступников, после чего крепость была разрушена.

На снимке выше тонким красным эллипсом обозначены два окна нашей мансарды. В старом доме середины 19-го века, где нам суждено было поселиться, был даже скрипучий крохотный лифт, в котором могли поместиться либо мы оба, но без чемоданов, либо один из нас с двумя чемоданами. Я загрузил в кабинку жену с чемоданами и успел подняться по спиральной лестнице на шестой этаж до того, как прибыл мой груз.

В смысле романтики мансарда более чем оправдала наши ожидания. Потому что, если разобраться, – что есть романтика путешествий? Осмелюсь высказать мнение, что романтика есть тайное желание испытывать небольшие неудобства, живя в странном, непривычном месте, ради экстравагантности опыта. Квартирка состояла из двух комнат, в каждой из которых было по балкончику. Первая комната совмещала функции гостиной, столовой и кухни. Поскольку мансарда по определению представляет собой приспособленное под жильё чердачное пространство, не следовало удивляться тому, что жилое пространство включало в себя деревянную ферму покрытия. Удивительным было лишь то, что изобретательные французы решили пропустить один из раскосов фермы через обеденный стол. Увидев сие чудо, я с победительным восторгом глянул на Тоню: «Ну, что я тебе говорил, настоящая парижская мансарда, это вам, девушка, не Канзас!»

Photobucket

Вторая комната представляла собой спальню с двуспальной кроватью, шкафом под скатом крыши, в который можно было влезть только боком, с душем и туалетом. Зато выйдя на балконы, можно было до очумения любоваться парижскими крышами! Не правда ли, ты именно этого хотела, любовь моя?...

Photobucket

Photobucket

Прямо напротив дома громоздился модерный корабль Оперы. L'Opéra de la Bastille была построена в 1989 году на месте бывшей железнодорожной станции. Состоящий из кривых мраморных и стеклянных поверхностей утилитарный монстр был сделан по проекту канадца уругвайского происхождения Карлоса Отта. Он вмещает зрительный зал на 2700 мест с несколькими вращающимися сценами.

Photobucket

На ступеньках Оперы каждый день собираются панки обоих полов, многие с собаками. Над этой тусовкой всегда стоит аромат немытого тела и душистой травки. Ведут они себя вполне мирно, идущих в Оперу зрителей не задевают, так что полиция их не трогает.

Photobucket

К утру вся гоп-компания куда-то рассасывается, оставляя после себя бумажки, пластик, подтёки мочи и рвоты. Приезжает моечная машина, два здоровенных негра смывают струями воды следы прошлой ночи, потом приходят несколько дворников со швабрами, и к моменту, когда я выхожу прогуляться и встретить солнышко, вход в Оперу уже сверкает чистотой в ожидании появления панков нового дня.

Photobucket

Внизу под окнами нашего дома расположены несколько кафе. Здесь всегда людно: собирается в основном молодёжь – приходят людей посмотреть и себя показать. Сидение парижан в кафе – особая тема. Оно в корне отличается от сидения в кафешках, скажем, Праги, Берлина или Рима. Там пришедшие в кафе люди беседуют, едят, пьют кофе или чего покрепче – сидя лицом друг к другу. Большинство посетителей парижских кафе сидят лицом к площади: они идут в кафе не в последнюю очередь, чтобы рассматривать идущих мимо людей. Неудивительно, что слово вуайеризм – французского происхождения!

Photobucket

Рядом с домом спуск на станцию метро Bastille. Это огромное удобство, позволяющее быстро добраться в любую точку Парижа, гораздо быстрее, чем на такси.

Photobucket

Кроме магистралей от Площади Бастилии отходят небольшие улочки, где размещаются студии художников, лавки мебельщиков, крохотные магазины, торгующие продуктами из Оверни. Здесь множество модных баров, где собирается молодёжь, особенно на Rue de Lappe. Фото внизу сделано на углу Rue de la Roquette и Rue de Lappe.

Photobucket

Я прошёл дальше по узенькой Rue de Lappe и обнаружил на одной из стен восхитившее меня графитти под названием I’m watching you!!!. Оцените:

Photobucket

Вообще, надо отметить несравненное превосходство парижского графитти над любыми наскальными рисунками в других местах планеты: этих ребят действительно следует считать художниками! Вот вам ещё два примера. Первый – графитти на дверях трансформаторной будки (набережная Сены в четвёртом арондисмане). Второй – у входа в бар Les Marcheurs De Planete:

Photobucket

Photobucket

Несколько фотографий обитателей улицы Rue De La Roquette, куда я ходил в булочную:

Две девушки после дождя:

Photobucket

Boys in the hood

Photobucket

Girls in the hood

Photobucket

Шествуя дальше по La Roquette, я набрёл на дом, который сразу остановил мой взгляд. За уродливым железным забором виднелись каменные скрижали Торы, а фасад представлял собой решётку, выполненную в форме могендовидов, от которых мельтешило в глазах.

Photobucket

Перед наглухо замкнутыми воротами разгуливала француженка в форме военной полиции, с автоматом наизготовку. «Несомненно, синагога, – подумал я, – но почему-то на осадном положении?» Я сфотографировал втиснутый в промежность двух домов еврейский храм, пару раз щёлкнул издалека девицу с автоматом и подошёл поближе, чтобы сделать её портрет... ну, не совсем портрет, поскольку очень хотелось запечатлеть в одном снимке блондинистый фас, автомат и крепкие мясистые голени. Увидев, что я направил на неё объектив, полицейская дама стала отмахиваться от меня, как от комара, с криком «Нельзя, нельзя фотографировать!...» Со всей доступной моему возрасту улыбчивой импозантностью я попытался на всех доступных языках объяснить, что хочу всего лишь сделать её портрет, но она продолжала махать руками перед объективом и орать, будто я её резал. Неизвестно откуда, из тени, материализовался субъект в чёрном пальто и стал между девицей и мной.
– Запрещено фотографировать полицейских, охраняющих синагоги, – на полном серьёзе объявил он с комическим акцентом, как бы пародируя инспектора Клюзо.
– Где написано о том, что это запрещено? – парировал я, – у Вас есть соответствующий документ?
– Я вам советую немедленно уходить отсюда. Иначе я вынужден буду конфисковать ваш фотоаппарат.
– That’s police brutality, bro!... I am an American tourist, and I will take pictures of whatever I please…

Вместо ответа субчик в чёрном пальто выхватил у меня из рук камеру и с завидным проворством вытер два последние кадра, содержавшие девицу с автоматом, после чего вернул мне камеру со словами: «Мы будем за вами следить. Если не хотите лишиться камеры, уходите подальше от синагоги, и не пытайтесь делать никаких снимков...»

Потрясённый неожиданным беззаконием, я какое-то время глотал воздух на противоположной стороне улицы, раздумывая, следует ли немедленно связываться с американским посольством или позвонить друзьям из CIA. Потом решил, что синагогу наверное охраняют евреи, охуевшие от осадивших их со всех сторон французов, и отправился домой.

Так что не обессудьте, не видать вам девицы с автоматом и великолепными овернскими ляжками на фоне синагоги Rue de la Roquette. С мстительным чувством я сфотографировал на ближайшем углу вывеску булочной "La Tradition du pain", приговаривая про себя: "Всё верно, pain is the traditional way of the French!..."

Photobucket

Реакция моей супруги на рассказ о случившемся: «Просто удивительно, как ты ухитряешься во всех странах ввязаться в какую-нибудь переделку с полицией»... Даааа, в этой семье нам предстоит ещё долго работать над взаимопониманием!

В первый парижский вечер, утомлённые переездом и выбитые из привычной реальности, мы уснули засветло, оставив открытыми балконные двери. Проснулись от грохота доносившейся снизу музыки, шума аплодисментов и одобрительного свиста. Было около 10 вечера, но на улице было светло. Никогда не думал, что в Париже тоже белые ночи в мае. Жизнь Площади Бастилии только-только входила в привычное русло. Два парня – чёрный и белый... а впрочем, зачем рассказывать о том, что можно увидеть?

Видео прилагается совершенно бесплатно для наших подписчиков; там сперва идут кадры снятые мной, когда мы только что поднялись в мансарду, и сразу за ними идёт вечернее представление (сделайте побольше экран):

Продолжение следует
Tags: europe, video, о себе, путешествия, размышления, рассказик, фотки
Subscribe

  • ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

    «Мы сообщили российской стороне, что она несет ответственность за то, что происходит с Навальным под стражей. Они будут привлечены к ответственности…

  • Пишет МАРИНА ПАВЛОВА:

    В Канаде разразился скандал из-за того, что фермеры добавили пальмовое масло в корм скоту А теперь перечитайте ещё раз.

  • ВАЖНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

    Настоящее имя Доктора Зюсса, любимейшего автора книжек американской ребятни, - Theodor Geisel. Живи он сегодня - справлял бы свой 117-й день…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

    «Мы сообщили российской стороне, что она несет ответственность за то, что происходит с Навальным под стражей. Они будут привлечены к ответственности…

  • Пишет МАРИНА ПАВЛОВА:

    В Канаде разразился скандал из-за того, что фермеры добавили пальмовое масло в корм скоту А теперь перечитайте ещё раз.

  • ВАЖНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

    Настоящее имя Доктора Зюсса, любимейшего автора книжек американской ребятни, - Theodor Geisel. Живи он сегодня - справлял бы свой 117-й день…