Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

В ПОИСКАХ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОМАНТИКИ. Часть 11. ПЕРУДЖА

 
ПЕРУДЖА
...Слишком много добровольцев
В стадах упрямых перуджийцев, пасущихся среди руин.
Чтоб наказать их, у Бессмертного Отца есть гром небесный,
А у его викария к тому же есть и пушки...
– Джозуэ Кардуччи, Песня Любви
Photobucket

Я расскажу вкратце об истории города, чтобы было понятней, что изображено на фотографиях.

В древние времена Перуджа была одним из 12 городов этрусской конфедерации. В 310 году до нашей эры город сдался Риму, но оставался центром свободомыслия, всегда готовым присоединиться к центробежным силам, действовавшим в империи. Во время Октавианских войн Перуджа выбрала сторону Марка Антония и проиграла. Когда будущий император победил брата Марка Антония (в 40 году до н.э.), отцы города подожгли его дом. Огонь быстро распространился по городу, и большая часть Перуджи сгорела дотла в этом бессмысленном акте панического самоубийства. После этого Октавиан, ставший Императором Августом, построил город заново, назвав его в свою честь Augusta Perusia. В «смутные времена» Перуджа героически сражалась в одиночку против готтов, но в конце 6-го века оказалась под властью ломбардского Герцога Сполето.

В средние века это был богатый город, где процветали торговля и искусства, но «вредный характер» перуджинцев – природная раздражительность, склонность к внутренним раздорам и к использованию яда для расправы с неудобными соседями – вызывали постоянные вспышки вражды и жестокости. Во время слишком затянувшегося мира, когда не нужно было подчинять себе силой какой-нибудь соседний город, перуджийцы надевали доспехи из набитых шерстью мешков и тешили душу своим любимым игрищем под названием Battaglia dei Sassi: две стороны забрасывают одна другую булыжниками до тех пор, пока по крайней мере две дюжины «врагов» не свалятся с проломленными головами.

Две самые знатные семьи города – Одди и Бальиони – в течение многих поколений вели секретную вендетту, в то же время сражаясь со средним классом бюргеров за абсолютную власть. Бюргер Бьордо Микелотти вызвал папскую ярость, захватив власть в городе в 1393 году, убив нескольких членов клана Бальиони. Через пять лет его деспотическое правление было закончено ударом ножа в спину. Период относительного спокойствия пришёл в 1416 году, когда управление городом захватил Браччио Фортебраччио. Под его крепкой рукой Перуджа распространила влияние на северо-восточную провинцию Marches. Но во время осады L’Aquila в 1424 году и Фортебраччио постигла смерть от руки перуджийца, после чего во главе города стала семья Бальиони. Укрепив свою власть, эти ребята в 1488 году изгнали клан Одди прочь из города, после чего можно было править с присущей им жестокостью, не опасаясь конкуренции. Клан Бальиони довёл тайные убийства, заговоры, предательство и сожительство с членами собственной семьи до уровня высокого искусства. Если они не отравляли гостей, Бальиони развлекались убийством собственных братьев во время брачной ночи, женились на сёстрах, заживо вырывали сердца из груди друзей или скармливали граждан города львам, которых держали для подобных развлечений. Затем последовала серия заговоров внутри клана, настолько жутких, что трудно поверить, читая, что всё это происходило в действительности. В конце концов, клану Бальиони удалось в один день, в августе 1500 года, уничтожить большую часть собственного рода.

Последний из этой семейки, Родольфо, пытался прикончить папского легата – в качестве мести за то, что Папа приказал убить его дядюшку. Эта было последней каплей, вызвавшей такую злобу Папы Павла III, что он поднял налог на соль для горожан Перуджи. Расчёт Папы сработал безотказно: Перуджа восстала, предоставив Ватикану необходимый повод для наведения порядка в городе. Папские войска быстро расправились с защитниками города и полностью разрушили – стёрли с лица земли – замок Бальиони и все окружающие постройки. После победы Папа триумфально въехал в город, велев, чтобы все монашки Перуджи были выстроены в шеренгу вдоль пути его следования и целовали ему ноги (впоследствии он писал, что это событие «принесло ему величайшее удовлетворение»).

На месте снесенной части города Папа велел построить невероятного размера крепость Rocca Paolina, гарнизон которой позволил папской власти в течение нескольких столетий присматривать за мятежным городом. За это время перуджийцы заметно помягчели характером – если не считать восстания 1859 года, на подавление которого очередной Папа отправил швейцарскую стражу, дабы напомнить, кто в лавке хозяин. Швейцарцы с успехом справились с возложенной на них операцией по «принуждению к миру» – разграбили городские лавки, сожгли множество домов и занялись убийством людей на улицах города. Ещё через год до города дошла благая весть об «Объединении Италии». Новый Король Витторио-Эмануэль отправил подразделение итальянских войск для защиты швейцарцев, за которыми гналось разъярённое население Перуджи. Как бы там ни было, эти события освободили город из-под папского контроля.

От Пасиньяно до Перуджи всего 20 км. Мы въехали в главный город провинции с юга, оставили автомобиль на закрытой стоянке Пьяцца дель Корсо и направились к эскалаторам, подымающим публику в старый город, раскинувшийся на холме, контролирующем местность. Этот подъём, вместе с лестницами и эскалаторами, расположен в той четверти города, которая была полностью разрушена в 1530 году по приказу папы Павла III, и где Антонио Сангалло построил по папскому приказу Rocca Paolina. Сангалло не просто разрушил все здания; он воспользовался обломками руин для возведения крепости, основанием которой стала монументальная система подвалов, подпорных стен, кирпичных контрфорсов, закоулков и камер, с ходами, позволявшими подняться из долины на городской холм: в процессе строительства целый кусок старого средневекового города (дома, башни, церкви) оказался погребённым под Rocca Paolina, став фундаментом крепости. Когда в 1860 году король отправил рабочих ломать Rocca Paolina, прибывшие в Перуджу рабочие обнаружили, что их опередили жители города: мужчины, женщины и дети с тёмными от ненависти лицами уже ломали на куски ненавистный символ папской власти. Но подвалы остались. "Подземная Виа Бальиони" заведёт рискового путешественника в тишину и неподвижность законсервированного средневекового города, для которого время остановилось. Некоторые называют его перуджийской Помпеей, и ходят слухи о живущих в подвалах ведьмах, которые варят по ночам знаменитый ядовитый коктейль alla Perugia... Вот как это странное место выглядит сегодня:

Photobucket

С облегчением выходишь из подвалов бывшей крепости на поверхность и оказываешься у парапета, внизу под которым расстилается зелёная долина, дальше греются на солнце красные черепичные крыши, высятся колокольни церквей, а за ними вдалеке в несколько слоёв синеют холмы и горы Умбрии.

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Рядом с выходом на белый свет, на Пьяцца Италия, перед зданием Провинциального Управления возвышается бронзовый памятник Пьетро Ваннуччи – Перуджино, великому мастеру итальянского возрождения, в мастерской которого начинали учиться живописи Пинтуриккио и Рафаэль.

Photobucket

Город наводнён массами школьников, которых учителя возят по всей Италии – знакомиться с историей страны. Вот группа девчушек, обсевших, наподобие воробьёв, памятник королю Витторио-Эмануэлю

Photobucket

Рядом на Via Baglioni плещется обросший зеленью симпатичный, если и не вполне исторический, фонтанчик

Photobucket

Отсюда на север ведёт главная улица старого города Corso Vannucci – излюбленный променад жителей Перуджи, выходящих «людей посмотреть и себя показать». Публика прохаживается из конца в конец променада, останавливаясь, чтобы приветствовать друзей, выпить эспрессо в многочисленных кафешках, поговорить о политике и о футболе. Позже, после захода солнца, сюда стягивается молодёжь – и тогда электромагнитное поле сексуального возбуждения вихрем вращает стрелки часов на башнях...

А в дневные часы Корсо Ваннуччи отдана туристам

Photobucket
В последнее столетие Перуджа употребила свою кипучую энергию на то, чтобы стать самым космополитичным из средневековых городов мира. Гульня начинается в июне открытием рок-фестиваля Rockin’ Umbria. В июле в Перудже ежегодно проходит двухнедельный джаз-фестиваль Umbria Jazz В сентябре – международный фестиваль классической музыки Sagra Musicale Umbra. В октябре – праздник шоколада. Девушки, Baci (поцелуи) – это для вас! Шоколадный фестиваль... ни в коем случае нельзя говорить об этом моей жене...

Но и в те месяцы, когда нет фестивалей, в Перудже, как видно, не соскучишься. Одна из многочисленных афиш объявляет об очередном концерте камерной музыки:

Photobucket

Интересно, что по сравнению с другими городами, мы обнаружили в Перудже очень мало русских. Кто знает, может быть, потому, что до рок-фестиваля было ещё далеко... ;)))

Здесь, на Корсо Ваннуччи расположен знаменитый дворец Palazzo dei Priori, в пристройке которого находится Nobile Collegio dei Gambio – Благородная Денежная Коллегия – один из офисов средневековых гильдий, возникших в эпоху ренессанса, сохранившийся лучше других.

Photobucket

Эта гильдия, бывшая, по сути, первой в мире финансовой биржей, наняла в 1498 году Перуджино, чтобы украсить фресками одну из комнат «в стиле сцен, долженствующих изобразить гуманистический брачный союз между христианством и классицизмом». С помощью своих учеников (в том числе 17-летнего Рафаэля) он завершил работу к 1500 году. Вот две фрески Перуджино из Collegio dei Gambio:
первая – Всемогущий Господь с Пророками и Сибиллами

Photobucket


...вторая – Благоразумие и Правосудие с Шестью Древними Мудрецами. Историки искусства считают, что фигура Благоразумия, сидящая на облаке слева, была написана юным Рафаэлем

Photobucket

Palazzo dei Priori начали строить в 1290-х годах. В 1443-ем Дворец был существенно расширен. Самый удалённый фасад здания, выходящий на Piazza IV Novembre, – также и самый старый. Его украшают два бронзовых существа: Перуджийский Грифин и Лев, бывший символом папской партии Guelph. Это копии, оригиналы находятся внутри здания. На ступенях лестницы перед входом постоянно сидят туристы. Здание настолько велико, что я никак не мог найти точку, с которой можно было бы поместить его в видоискатель камеры...

Photobucket

... пока я не догадался сфотографировать дворец из дверей стоящего напротив храма.

В центре площади между дворцом и храмом стоит один из самых красивых и интересных фонтанов Италии – Fontana Maggiore – проект местного монаха Fra’ Bevignate (1278 г). Фонтан состоит из двух поставленных один на другой бассейнов, каждый из которых украшен панелями с резными мраморными фигурками (работы Николо Пизано и его сына Джованни). Панели отображают славное прошлое и особенности характера Перуджи (надо сказать, сильно приукрашенные!)

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Храм на противоположной стороне площади, по сравнению с другими городами Италии – весьма невыразительное здание. У него даже нет специального названия, так все и называют – Duomo – собор. Я думаю, в этом отражается историческая ненависть жителей к религиозному истаблишменту – папской власти.

Photobucket

Тем не менее, у входа стоит статуя Папы Юлия Третьего, благословляющего паству (хочет она того или нет).

Photobucket

Колонны внутри не мраморные, а крашеные под мрамор. Но от талантов не убежишь: даже здесь есть несколько превосходных фресок (мне не удалось их сфотографировать из-за строгого запрета на пользование вспышкой), лучшая из которых, на мой вкус, – Снятие с Креста работы Фредерико Бароккио (1567).

Photobucket

Из скульптурных работ Перуджи одна, по-моему, заслуживает особого упоминания: Мёртвый Христос под покрывалом – экспонат музея Capella di Severo (это не мой снимок, мой получился совсем размазанным)

Photobucket

Интересно, что когда Антонио Сангалло взялся за разрушение части города, он не всё подряд разрушал: ему удалось спасти наиболее понравившиеся куски некоторых сооружений. Самый значительный из них – фрагмент ворот замка Бальиони, который Сангалло вставил в старинные, сохранившиеся ещё с этрусских времён, Ворота Марса (Porta Marzia, 3-й век до н.э.), стоящие на северной стороне города

Photobucket

Вид с высоты старого города на север

Photobucket

Отсюда виден и довольно большой кусок, совершенно целый, построенной этрусками стены:

Photobucket

Photobucket

Взгляд на восток открывает широкую зелёную перспективу; скрытый ближними зелёными холмами, в долине течёт Тибр, а белесое пятно на склоне священной горы Субасио, высящейся на заднем плане, – это город Ассизи, родина Святого Франциска, где всё посвящено культу этого святого

Photobucket

По обыкновению, приведу несколько портретов горожан.

Владелица ресторана, пожелавшая угостить нас за свой счёт бутылкой шампанского, "поскольку мы знакомые Эванжелины, да ещё живущие в её доме":

Photobucket

Городской ремесленник, торгующий какими-то нашивками на улице Via Baglioni:

Photobucket

Глаз да глаз нужен за этими перуджийцами:

Photobucket

Старички-лотерейные фанатики, увлечённые дневным уловом scratch lotto

Photobucket

Вот и всё. Прощай, Перуджа...

Photobucket


Продолжение следует
Tags: europe, о себе, путешествия, размышления, рассказик, фотки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments