МАЛЕР


портрет Г. Малера работы Эмиля Орлика
“Дух неверия и отрицания обуял его. Ошеломлённый безумием окружающего, он теряет и чистоту видения, дарованную ему с детства, и уверенность в происходящем, которую давала любовь. И жизнь его и весь мир искажены этим колдовским варевом; удар, наносимый железной дланью Cудьбы, вызывает отвращение ко всему и взрыв отчаяния.”

- Густав Малер, Программа третьей части (Скерцо) 2-й Симфонии, названной им “Воскрешение”

А можно ли взаправду услышать зов судьбы
В звучаньи музыки?
                              Горит в углу менора.
Сквозь гвалт семьи и плачь детей гурьбы
Там в душу мальчика прорвался звук трубы,
Подхваченный пока ещё беззвучным эхом хора

Не так уж путь далёк от Калишта до Вены
Да плата высока за перемену мест –
Как знать вперёд, Густав, цену твоей измены?
Отныне будешь ты сквозь жизнь нести сей Крест.

                * * *

Так в зданье строгое
Германской классики
Ворвался
Местечка старого
Насмешливый мотив,
И замер зал в смущенье, уловив
Звук инородный,
Шутовской,
Лишенный почтения к высокому Искусству.
И право, господа,
Где иудею взять то чувство
Особое
Австрийского достоинства и меры?
Что ж, Вагнер прав,
Шептали дамам кавалеры,
Не следовало б их пускать сюда.

                * * *

Как необычен
Этой музыки словарь
Как встарь,
                привычен,
Sturm und Drang
Шарманкой вдруг прервётся,
Ему громовый глас Небес
Тромбонов рёвом отзовётся,
А вслед – весенний Венский лес
С рожком валторны,
Как в стране чудес.
Классическое скерцо
Вдруг сменят
Внезапные казармы звуки,
А вслед Адажио заломит руки
И кадиш сладкой болью сдавит сердце.
Песнь Земли –
Весенний яблонь цвет
И солнца первый луч поверх тумана,
И радость дружбы,
И волшебный миг любви.
Труба – предательство –
Кровавый след в пыли –
И торжество: Воскресшему осанна...

                * * *

Предчувствие в крови –
Уже рождён
И вышел на арену
Банальный клоун с пятнышком усов.
Он тоже переедет в Вену,
Валькирий будущих, охранных псов,
Германии грядущий лидер,
Здесь зреет план – как Kindertotenlieder
В реальность воплотить. И недалёк
Момент, когда по новой схеме Форда
Поставить смерть детей
Он сможет на поток.
Европа спит eщё. Но тайно бродит
Закваска венская. Сама Судьба
Рукою Малера перо по стану водит.
Виденьем ужаса взмывает вверх труба,
И марширующих колонн стальные шлемы,
И страшный, мерный, барабанный бой
Шестой Симфонии начальной темы,
И Дрезден будущий провиденьем Геенны
В громовом грохоте Седьмой...

                * * *

Супружеской измены чёрный яд
Не обминёт и гения.
Но гений
Не снизойдёт до мелких ухищрений,
Ведущих в честолюбья ад.

К тому ж, что проку в ревности бесплодной?
Любовник Альмы молод, родовит,
Не чужд успеху, недурён на вид,
Не то что музыкант безродный.

            Не оставляй меня, моя любовь!
            Вернись скорей и помоги подняться.
            Лежу один, в кромешной тишине,
            Не в силах встать – здесь нет руки твоей,
            Больное сердце силится понять:
            Что ждёт меня – спасенье иль проклятье?

Густав, ты сам во всём виновен.
Так повелел Всевышний.
Всюду лишний,
Незваный гость на европейском пире,
Гость странный, гордый,
Человек амбиций
Неудовлетворённых,
Одержимый
Одной мечтой,
Одной безумной целью –
Взорвать вселенную тысячегласным хором,
Чтобы отдельные людские голоса
Сменились музыкой планет и солнц
В их бесконечном, вечном хороводе,
В раскатах звука
И фонтанах света
Восьмой симфонии,
Чтоб мощный хор развеял боль разлуки.
В сиянии тернового венца,
Прийди, Создатель Духов,
Чтобы жертвою Природе
Здесь в час полночный
Принести сердца...
Он Альме посвятил симфонию Восьмую,
Пройдя все круги ада до конца.

                * * *

А ждать конца уже недолго было.
Средь музыкантов суеверие ходило,
Что ни один германский композитор
Не может пережить создания девятой
Своей симфонии,
                          и Малер знал об этом,
Охвачен ужасом перед Судьбы запретом.

Как избежать проклятия Девятки?
В кровати ночью слушал он украдкой
Неровное биение крови,
Дыханье прерываемое страхом,
Ловил приметы близкой смерти слух,
Глаза искали тщетно знак любви
И корчился от страха скорбный дух.

            Они вокруг меня соткали паутину,
            Как пауки, разъяли на куски,
            Украли жизнь из зависти к таланту.
            Но сам виновен я. Как так случилось?
            И почему я сам им отдал душу?
            Не избежать проклятия. Бумагой,
            Пустышкой обернулась жизнь моя.

                * * *

В конце Девятой есть мелодия у скрипок,
Что повторяет тему Первой части
Воспоминаньем молодых годов.
На время их сменят виолончели,
Но не печалясь, а почти спокойно
Оглядываясь вроде бы назад,
В преддверьи неизбежной смерти.
Повторяясь вновь
На низких нотах,
Мелодию поют виолончели:
Cмотри – мы здесь ещё, мы здесь,
Мы воротимся,
Вот вздох, ещё один,
Ещё быть может
Возможно всё опять начать сначала
И жить самим собой, избегнув яда...
Но поздно.
Кода.
Жизни нет возврата.
  • Current Mood: drunk drunk
  • Current Music: Mahler, Symphony No.6
Tags:
примечания:
Индентированные строки, набранные италикой – это слова самого Малера; излагая их в стихотворной форме, я старался перевести эти цитаты насколько возможно ближе к подлинному тексту.

Густав Малер (1860-1911) – великий композитор, создатель девяти симфоний и многих песенных циклов, один из величайших дирижеров мира.
Малер родился в местечке Калишт, в Богемии, в бедной еврейской семье, одним из двенадцати детей, половина которых умерла – ужас этих смертей отразился впоследствии в его песенном цикле под названием Kindertotenlieder – “Песни на Смерть Детей”.
Он крестился в католичество, что открыло путь для его музыкальной карьеры, женился на Венской аристократке, и став в 1897 году главным дирижером и музыкальным руководителем Венской Оперы, привел театр к его “Золотому Веку.” В конце концов, недоброжелателям Малера (в числе которых была и дочь Рихарда Вагнера) удалось устранить его от руководства Оперой.
Пережив смерть ребёнка, измену жены и возвращение жены, тяжело больной, композитор
прожил большую часть оставшейся жизни в Америке.

Рихард Вагнер (1813-1883) – великий германский композитор, автор многих выдающихся опер и оперных циклов; помимо своего музыкального наследия, известен как автор злобного пасквиля “Еврейство в Музыке”, издевательски оценивающего вклад евреев в искусство.

Генри Форд (1863-1947) - создатель поточного метода в американском автомобилестроении. Убеждённый антисемит, способствовавший распространению написанной в России подделки “Протоколы Сионских Мудрецов”, Форд в 30-х годах лично ездил на встречу с Гитлером; в память об этой встрече, в приёмной фюрера висел портрет Форда.
спасибо, Барри!
ты знаешь, как важна для меня твоя оценка.
в кинофильме "Смерть в Венеции" использовано Adagietto (Sehr langsam) - четвёртая часть Пятой Симфонии Малера - я советую тем из наших читателей, кто никогда не имел случая познакомиться с творчеством Малера, послушать эту музыку!...
Спасибо, прочитала с удовольствием!
Ух ты... Вот это цикл!
Малера симфонии очень хороши.
Про Рихарда Вагнера не знала, жалко, портит отношение.
Хотя, конечно - куда ему до величия Моцарта (во всех смыслах), к примеру:
"Er ist Prinz. - Mehr: Er ist Mensch". И это на 2 что ли века раньше?
Ну, про Моцарта я не стал бы так безапелляционно... Посмотрел бы я на Моцарта, написавшего 3-ю или 7-ю симфонию Малера... Думаю не вышло у него ничего бы... Музыка-то развивается... Как и литература, кстати... Очень интересно читать, ну, например, Мильтона? Или... вот ещё, Бальзака?.. Или даже, свят-свят Иоганна Воольфганга, чтоб его, Гёте?..
Но вот и Малер бы в дугу согнулся если бы попробовал написать 2-ю симфонию Шнитке...
Вот так-то...
Артур! Вот что значит уметь трудиться! Чудесно-музыкальные стихи и очень похожи на Малера. Низкий поклон Вам.
Дорогой Илья, до чего же приятно Ваше одобрение!
Я старался.
И у меня, вероятно, получилось потому, что тема эта мне лично очень близка.

Я не знаю, переводили ли на русский язык книгу Альмы Малер под названием "Густав Малер. Мемуары и письма". Вам как профессиональному психиатру было бы фантастически интересно прочесть её интерпретацию событий жизни композитора. Как невероятны женщины!...
Стихи о музыке и музыканте...
очень понравились. Малера слушаю и наслушаться не могу. Особенно часто - Смерть в Венеции. Интересна очень и деталь насчёт Баха в сарайчике на Аттерзее!
спасибо за похвалу, Аннушка
у Малера нет такого произведения "Смерть в Венеции", Аннушка, но я думаю, Вы говорите здесь о 5-й симфонии, я правильно угадал?
У Вас получилась симфония - вслед за Малером, очень яркая и документальная...
спасибо, Илья
эта маленькая поэма очень дорога мне по многим причинам, не последняя из которых: Малер - мой любимый композитор
О малеровской седьмой достаточно подробно рассказано в википедии:

http://en.wikipedia.org/wiki/Symphony_No._7_%28Mahler%29

Не хочется повторять азы.
Но я порекомендую Вам замечательную книгу, в которой Алма, вдова Малера, рассказывает о нём, о его времени, друзьях и музыке. Я читал эту книгу трижды, не отрываясь: Gustav Mahler : Memories and Letters



Там много написано о Седьмой, о работе над ней и о первом исполнении в Вене...
Интересный цикл, понравился.спасибо!