April 22nd, 2021

thought

«ЭТА ВЛАСТЬ ПРИНЦИПИАЛЬНО АНТИИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНА»

Историк, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Иван Курилла в интервью изданию "Север.Реалии" (принудительно внесено Минюстом в реестр СМИ-"иностранных агентов"):

"Я, честно говоря, на все последние акции выхожу, потому что считаю, что надо. Я считаю, что у нас страна в последние годы развивается в неправильном направлении, и если я что-то могу сделать – хотя бы выйти на улицу – то надо это сделать. Сейчас, буквально последние дни, нарастает безумие. Я обратил внимание на новость об аресте в Нижнем Новгороде академика РАН, лауреата Государственной премии Ефима Хазанова – это очень показательный пример. Общество раскололось. Та часть, которая у власти, и та часть, которую представляет арестованный сегодня академик – у них очень разные представления о том, что такое Россия, что такое наше общество.

С одной стороны, есть люди у власти, которые, как я считаю, давно потеряли право управлять страной и представлять страну. Они управляют ею только с помощью силы, в последние месяцы это стало совершенно очевидным. С другой стороны, есть люди, которые с этим не согласны. Ситуации таких конфликтов в разных обществах и в разное время приводили к гражданским войнам, после которых часть людей вообще уезжает из страны.

После Гражданской войны 1917–1922 гг. из России эмигрировала значительная часть населения – те из "белых", кто не был убит. После войны за независимость США те, кто был за Англию, уехали в Канаду. В этих случаях складывается ситуация, когда в стране просто не остается несогласных. У нас (и это большая удача) нет гражданской войны, но гражданский конфликт тлеет и подпитывает эмиграцию. На вчерашнем собрании Академии наук говорилось о том, что за последние восемь лет резко увеличился отъезд ученых из России. В стране на глазах падает количество людей, которые занимаются наукой. Это одно из следствий того, что происходит с государством.

Я считаю, что страна захвачена людьми, которые используют власть в своих личных целях. Законотворчество последних лет не имеет ничего общего с интересами государства. Поскольку другим способом я не могу донести свое несогласие с тем, что делает власть, то я иду на площадь, и туда приходят люди, которые думают так же, как и я.

Судьба Алексея Навального тоже беспокоит. Мы можем по-разному относиться к его политической программе, к его личности в целом. Но сегодня он своими поступками, своей судьбой стал той точкой сборки, которая для огромного количества людей символизирует перемены. Я иду на площадь не только и не столько из-за судьбы Алексея. Нынешний лозунг, "Свободу Алексею Навальному" – это то минимальное, что должно сделать государство. Но в целом, я выхожу за то, чтобы та группа, которая сейчас контролирует российское государство, наконец, ушла, вернула демократические выборы и уступила власть тем, кто на этих демократических выборах победит.

Я, к сожалению, должен констатировать, что эта власть принципиально антиинтеллектуальна. Мы видели, как власть разгромила независимость Академии наук в 2013 году. Академия наук была последним крупным, авторитетным центром независимой экспертизы. Но те, кто контролирует нынешнее российское государство, видимо, в любой независимости видит для себя угрозу. А ученые в принципе независимы, поскольку они опираются на свои знания, логику, научную картину мира. Решения, которые принимаются в последние годы в стране, приводят к тому, что ученые либо эмигрируют из страны, либо выходят на улицу, либо оказываются привлеченными по разным статьям. Есть и большое количество дел так называемых "ученых-шпионов", и задержания по политическим обвинениям. Это все показатель того, что нынешней власти ученые не нужны.

В каком-то смысле, сегодняшний период напоминает "мрачное семилетие" – последние семь лет царствования Николая I, от европейских революций 1848-49 гг. и до смерти Николая в 1855 году. Попытка заморозить общество, попытка наказывать людей за независимость суждений. Кружок "петрашевцев", который не был антиправительственным, но людей наказали очень сурово – то есть, любая независимость воспринималась как угроза власти. Попытка играть роль жандарма Европы при ослабевших возможностях, которая привела к противостоянию всей Европе и поражению в Крымской войне – это похоже, как мне кажется, на внешнюю политику нынешней власти. Конечно, Николай I был наследным монархом, в отличие от Владимира Путина, поэтому не во всем ситуация похожа. Но если говорить о периоде в целом, то это ближайшее, что в голову приходит. С советским же периодом не могу сравнить сегодняшнюю ситуацию. Многие говорят, что это похоже на начало 1930-х, но я не вижу серьезных параллелей.

Произошел очень серьезный перелом в начале этого года. Раньше для многих была очень серьезная разница – санкционированный митинг или нет. Все организаторы добивались того, чтобы шествие или митинг были согласованы властью. До этого года было видно, что на согласованный митинг люди выходили массово, на несогласованный выходили активисты, готовые рискнуть собой. В начале этого года никто и не подумал попытаться согласовывать. Январские митинги были сознательно несогласованные, но вышли десятки тысяч. Переход, произошедший сейчас, показывает, что люди в значительной массе перестали считаться с тем, что власть им пытается что-то запретить. Когда власть запретила все, что бы ты ни делал, на запреты можно уже не оглядываться. Конечно, если бы митинг был согласован, если бы не было запугивания, арестов, людей пришло бы еще больше.

Дело в том, что власть, начиная с президента, уже не раз честно признавалась, что она врет. Помните слова Путина по поводу Крыма? У меня нет социологических данных, но представление такое, что на оценки, идущие от официальных источников, особенно никто внимания не обращает. Может, они еще нужны для вселения уверенности в бюджетников, которых насильно выгоняют власть поддержать иногда – и то, их уже боятся сгонять. Если во времена Болотной площади власть устраивала "путинги" – сборы бюджетников в поддержку власти, то в этом году никаких крупных выступлений в поддержку власти не было. Такое ощущение, что у власти есть опасение, будто в любой большой группе людей, даже насильно согнанных, на площадях и на улице перевесят те, которым эта власть опротивела. Так случилось в Румынии в 1989 году: Чаушеску собрал людей, чтобы они его поддержали, а они его свергли".