May 22nd, 2018

thought

ЗНАКОМЬТЕСЬ: РОИ ХЕН. ИНТЕРВЬЮ.

«ЧТЕНИЕ НЕ ДЕЛАЕТ ЛЮДЕЙ УМНЕЕ»

Диалог c Рои Хеном – о книгах, чтении и русских в Израиле – на русском языке

Автор: Виктория Паршкова 08.05.2018

Израильтянин марокканского происхождения, влюбленный в русскую литературу и в совершенстве владеющий русским языком, выполнил перевод трагедии А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери» на современный иврит. Знакомьтесь — Рои Хен, известный в Израиле переводчик русской классики, писатель и драматург. Он называет иврит 40-х годов (тогда «Маленькие трагедии» Пушкина были переведены впервые) ивритом «в подгузниках». Прошло 70 лет, язык сильно изменился. Это стало поводом для Рои Хена сделать новый перевод. Его коллега, режиссер театра «Гешер», Йонатан Эстеркин поставил произведение на сцене, и 11 мая нас ждет премьера. Кроме того, сразу после спектакля русскоязычный израильский клуб «Сфера» организует необычную дискуссию драматурга и актеров со зрителями на тему зависти.


Мы встретились с Рои, чтобы поговорить о книгах, чтении, о том, как учить языки, и что он думает о русских в Израиле.

– Вы переводили Хармса, Достоевского, Шаламова, Бунина, Чехова, Пушкина, Набокова. Кого переводите сейчас?

– Сейчас я какое-то время вообще не буду переводить — пишу свой большой исторический роман. Много езжу по миру для наблюдений и собственных исследований. Кстати, два главных героя в этом романе приехали из России в Израиль…

– В каком году?

– Правильный вопрос. В 90-ом!

– Вы тоже считаете, что «алия» 90-ых отличается от нынешней?

– Да, «путинская алия» другая. Сейчас приезжают люди, которые побывали в разных странах. Они приезжают сюда и проверяют, хотят ли они жить тут – или в Париже, или в Лондоне, Нью-Йорке, Марселе. Для них Израиль – это еще одна опция. Я понимаю, что это люди, которые выросли в другой России. Среди русских, которые недавно в Израиле, в моем окружении много людей бизнеса. Например, люди, которые открыли магазин «Бабель», они приехали с мечтой сделать качественный русский книжный магазин. И сделали! Это потрясающее место, где проводятся интересные творческие встречи, а на полках очень хороший репертуар. Или ресторан Table Talk, тоже произведение этой «алии».


– Кроме иврита и русского вы знаете английский и французский. Будете ли учить другие языки?

– Сейчас у меня настоящая обсессия с итальянским. Я прохожу с ним то же самое, что когда-то было с русским. Только тогда мне было 16, а сейчас у меня семья, сын, работа — времени совсем нет.

– Почему итальянский, откуда пришла эта любовь?

– У меня все начинается с чтения. Это мой путь. Я читал Пиранделло, Гольдони, Данте, а потом задавался вопросом, где же они выросли такими?! Как выглядят эти люди, какой у них запах, какой у них смех, как они играют своим языком. Каждый раз, когда мы учим язык, мы как дети, мы перерождаемся. Говоря утром «бон джорно» вместо «доброе утро», ты уже не ты, а кто-то другой. А я надоел себе ужасно! Я вижу себя в зеркало каждый день и хочу хоть на время побыть кем-то другим!

– Как учить язык, чтобы свободно говорить на нем?

– Нужно серьезным образом окунуться в язык и несерьезно в него поиграть! Начать разговаривать до того, как выучишь язык. Разрешить себе как в детстве говорить на «джибриш», быть наглым и обращаться к людям, которых не знаешь, без уверенности, что они тебя поймут. Ну, и путешествовать по стране как физически, так и духовно — искать свое место. Я смею так говорить, потому что сам прошел этот путь с языками.


– Какие книги на иврите читать тем, кто учит язык? С чего начать?

– Когда я учил русский, первые книги на русском я читал те, что уже прочел на иврите. И только много позже стал читать книги, еще не переведенные на иврит. Так, например, появился мой первый перевод сборника рассказов Хармса.

– Кстати, а не было ли у вас идеи сделать собственные языковые курсы?

– Нет. Я бы с удовольствием занимался образованием, это действительно единственное, что меня по-настоящему интересует кроме искусства. Мне доставляет огромное удовольствие, когда меня зовут в школы, рассказывать детям о литературе. С ними по-настоящему интересно, они еще не заштампованные, как взрослые, могут рассказать что-то очень личное. Но я живу только одну жизнь. Я и сейчас не все успеваю.

– У вас есть дети?

– Да, сыну 14 лет.

– Что он читает?

– В России почему-то все убеждены, что надо читать. Я должен сказать честно, читать не надо! Есть люди, которые всю жизнь читают и ничего не понимают — им не надо читать. Так же как не надо ходить в театр. Очень много людей делают все это, чтобы чувствовать себя культурными: вот, мы были сегодня в театре, вот, я прочел эту книгу…

– У израильтян тоже встречается такой «пунктик»?

– Да, но чаще по отношению к театру, на мой взгляд.

– И детям не нужно прививать любовь к чтению?

– Единственное, что нужно, чтобы книги были дома. Чтобы дети видели, что ты читаешь и получаешь удовольствие. Тогда есть шанс, что и дети будут читать. Я, например, до 14 лет вообще ничего не читал, а потом сразу начал с Достоевского. Мне никто не прививал любовь к чтению, я вырос со своей любимой марокканской бабушкой, которая не умела читать. Ее звали Фортуна. Она рассказывала мне сказки, вкусно готовила, боялась всего и при этом была супер-оптимистичной женщиной — толстая, кудрявая, танцующая и поющая. Мы играли в карты, орали, не читали книги и не ходили в театр.


Я не считаю, что чтение делает людей умнее. Оно приносит пользу только, когда у человека есть в этом внутренняя потребность. В детстве я открыл для себя книги, как первобытный человек открыл для себя огонь. Это появилось вдруг, внезапно, без причины. Значит, мне было это нужно.

Беседовала Виктория Паршкова.
Фотографировал Роман Макарычев.

Источник: https://beinisrael.com/social/interview/dialog_c_roi_chenom/
© Новости Израиля, статьи и блоги - Beinisrael.com


Re-posted from https://art-of-arts.dreamwidth.org/770907.html