October 16th, 2016

thought

ПУТИН, СИРИЯ И ПОЧЕМУ МОСКВА ДВИГАНУЛАСЬ НА ПОЧВЕ ВОЙНЫ


The New Yorker - By Joshua Yaffa , October 14, 2016


Photograph by Alexei Nikolsky TASS via Getty

Человека, решившегося просматривать передачи российского телевидения на этой неделе, можно понять, если он заключит, что конец света неминуем, и что настанет он от того, что Великая Сверхдержава начнёт войну с Соединёнными Штатами, кульминацией коей станет самоубийственное ядерное взаимоуничтожение. Только за один день государственные телевизионные каналы России показали запуски трёх разных межконтинентальных баллистических ракет - два с подводной лодки и один с сухопутной площадки на Дальнем Востоке. В прошлый викенд подконтрольный государственным органам телеканал НТВ выпустил в эфир передачу, посвящённую подготовке к экстренной ситуации, включавшую показ бомбоубежища времён холодной войны, недавно переоборудованного на случай ядерной атаки, с упоминанием городского радиовещания, динамики которого оповестят население о приходе "часа Х". В воскресенье Дмитрий Киселёв, самый красочный и экстравагантный из кремлёвских пропагандистов, в своей еженедельной передаче предупредил, что "недостойное поведение" по отношению к России может иметь "ядерные последствия".

Жалобы на проклятый запад и пророчества милитаристского армагеддона не являются чем-то новым для России - эти темы повторялись многократно в течение шестнадцатилетнего правления Владимира Путина. Но с весны 2014 года, когда Путин начал интервенцию против Украины, они приобрели особо зловещий тон после введенных западом санкций. Внезапно чувство неизбежно приблизившейся войны заполнило московский воздух. Спектр конфликта с Вашингтоном мог хоть как-то объяснить населению кризис в экономике страны и служил для оправдания кремлёвской политики. Остракизм, которому мир подверг Россию после факта агрессии, был представлен - для домашнего пользования - в качестве доказательства "русской правоты".

Война в Сирии, с другой стороны, могла бы дать России шанс реабилитировать свой имидж и перезагрузить отношения со Штатами. В прошлом году Путин слетал в Нью-Йорк, выступил в Организации Объединённых Наций и призвал "к подлинно широкой международной коалиции" для борьбы с Исламским Государством. Согласно Михаилу Зыгарю, хорошо информированному автору новой книги о Путине и его дворе "Вся Кремлёвская Рать", Путин и люди, пишущие для него тексты речей, ставили перед собой задачу "заклеймить ИГИЛ как новый Третий Рейх". Путин представлял себе создание новой большой коалиции, пишет Зыгарь, наподобие добрых старых дней Второй Мировой войны, которая могла бы вырвать Россию из её изоляции; более того, Путин якобы надеялся, что "победив исламский терроризм, русские и американцы смогут наконец преуспеть в создании Нового Мирового Порядка". Это была бы опять Ялта 1945-го - розовая мечта Путина о том, как должна выглядеть новая глобальная дипломатия.

Поначалу всё шло более-менее согласно этому плану. На прошлогодней сессии Генеральной Ассамблеи ООН Путину даже удалось встретиться один-на-один с Обамой - впервые за последние два года. В течение нескольких месяцев вслед за этим Москва превратилась в узловую точку дипломатической активности, куда слетались все политики для встреч с российским лидером - от Бенджамина Нетанияху до Эмира Катара. В это самое время развязанная Россией воздушная кампания в Сирии начала оказывать помощь Башару Аль-Ассаду, позволив ему вернуть отдельные участки территорий, занятых повстанческими силами. "Успехи России в сирийской войне создали для Москвы новые рычаги влияния на события Ближнего Востока", - писал журнал Times ещё сравнительно недавно, в августе этого года. Министр Лавров и Госсекретарь Керри встречались каждые пару недель, регулярно обмениваясь подарками и дипломатическими шутками (в марте, когда Лаврову исполнилось 66 лет, Керри пошутил: "Вы выглядите великолепно для своих тридцати девяти!") Кульминацией их переговоров стало сентябрьское соглашение (скептически воспринятое реалистами из Пентагона), формулировавшее условия прекращения огня в Сирии и предусматривавшее совместные бомбовые удары России и США по экстремистским группировкам. Керри нахваливал это соглашение как "важную поворотную точку".

Всё враз обрушилось в течение последнего месяца. Перемирие лопнуло после неудачного авиаудара США, по ошибке разбомбившего отряд правительственных войск Ассада, и после того, как конвой гуманитарной помощи, направлявшийся к жителям осаждённого Алеппо, был уничтожен с воздуха сирийскими правительственными геликоптерами под прикрытием российской авиации. Сразу после атаки на гуманитарный конвой Керри объявил о необходимости немедленно расследовать военные преступления - бомбардировки гражданских объектов Алеппо. Идея совместных усилий Вашингтона и Москвы в Сирии оказалась похеренной. На пресс-конференции 28 сентября представитель Госдепартамента Джон Кёрби предупредил, что продолжение Россией военной кампании в Сирии может иметь результатом атаки на российские города и прибывающие на родину трупы в мешках. Дмитрий Тренин, глава московского Карнеги Центра, писал в эти дни в Financial Times: нетрудно представить себе, как Сирия может превратиться в поле боя между Москвой и Вашингтоном, когда "прокси-группы сперва начнут обстрел главных участников конфликта, а затем эти главные силы, вместо ответа в адрес прокси, ответят военными действиями друг против друга".

Коллапс сделки между Керри и Лавровым, по всей очевидности, раз и навсегда убедил Путина в бесполезности попыток сближения с Америкой, это и побудило российского президента выпустить давно рвавшиеся наружу, самые дикие из его анти-американских инстинктов. В прошлый понедельник Путин отменил двустороннее соглашение о переработке пригодного для производства оружия плутония. Эта программа никогда не была задействована, но Путин решил демонстративно порвать соглашение, сопроводив своё заявление фантастическим списком "требований", включавших в частности требования снизить присутствие военного персонала США в странах-членах НАТО, снятие санкций, наложенных после агрессии России в Украине, и выплаты компенсации за санкции, в том числе и за санкции, наложенные Россией на саму себя. Абсурдность и совершенная невероятность даже рассмотрения подобных требований как раз и являлась целью Путина, подсказкой Обаме: даже не пытайся восстанавливать отношения между нашими странами, это безнадежно. Была здесь и подсказка будущему обитателю Белого Дома: тебе предстоит найти способ отрыть выход из этой ямы, если хочешь добиться какого-либо конструктивного обмена со мной!

Наконец, в прошлый викенд Россия демонстративно установила в Калининграде ракеты малого радиуса действия Искандер-М, способные нести ядерные боеголовки. Принципиально эти ракеты могут угрожать даже Берлину, но, что более актуально, их присутствие затрудняет усилия стран-членов НАТО планировать меры по защите государств Балтики от агрессии с востока. Согласно Минобороны РФ, российские военные намеренно провели установку ракет в такое время, чтобы она была зафиксирована американскими разведывательными спутниками. Несмотря на все эти усилия, даже установка ракет привлекла бы сравнительно малое внимание западной публики, если бы путинские СМИ не запустили волну страшилок, призванных приготовить россиян к ядерному армагеддону. В понедельник появились сообщения о том, что губернатор Ст.Петербурга подписал приказ, гарантирующий выдачу каждому гражданину 300 граммов хлеба в случае войны. Затем российский новостной сайт опубликовал материал, согласно которому российским чиновникам было приказано немедля вернуть в Россию их родителей и учащихся за рубежом детей. Как раз в это время один из друзей прислал мне линк на страничку Фейсбука, где московские друзья обсуждали, как следует себя вести при звуке сирен, и где поблизости находятся бомбоубежища.

Что же вынудило Москву (затрудняюсь подобрать правильные слова) слететь с катушек на почве войны?

Много писалось о путинской паранойе и о свойственном его ГБшной натуре конспираторском мировоззрении. Но есть определённая логика в этой его демонстрации способности "действовать как не отвечающий за себя одержимый", - объяснил мне Александр Гольц, обозреватель, публикующийся в военной колонке московской газеты The New Times: "Россия вляпалась в новую холодную войну, не имея даже тех ресурсов, которые были когда-то в распоряжении Советского Союза, - сказал Гольц, - Что имеет сегодняшняя Россия? У неё есть только ядерное оружие. Поэтому ей приходится постоянно пытаться убедить Запад, в первую очередь США, что Россия немного чокнутая!"

Другими словами, определённая доза симулироемого безумия - понтов - используется, чтобы заполнить зияющие дыры в уровне обычных вооружений и экономической мощи, в сравнении с Западом. ("У нас нет ни малейшего шанса, - заявил один из российских военных экспертов в радиоинтервью на прошлой неделе, когда его спросили о возможном исходе прямого конфликта между российскими и американскими войсками в Сирии, - наши подразделения были бы полностью уничтожены за два дня, в ходе одного воздушного налёта"). Понты - единственное, что остаётся на долю "regional power" (намеренно оскорбительная фраза, сформулированная Обамой в 2014 году), желающему действовать в качестве глобальной силы. Какое-то время это может даже работать.

Проектируемая вовне лунатическая готовность взорвать планету является, по сути, маскировочной операцией: поднять страшную шумиху, чтобы прикрыть ею создание на карте определённых необратимых ситуаций, будь то в Сирии или в Балтике. Путин по всей вероятности верит - и возможно небезосновательно - что Обама, по причинам, связанным с его личными свойствами и с политическими реальностями западного мира, вряд ли захочет рисковать потенциально опасной эскалацией военного конфликта с Россией в оставшиеся ему несколько месяцев президентства. Для Обамы Путин всегда был мелким раздражителем, малопонятным ничтожеством, которое лучше обходить стороной, не обращая особого внимания, избегая лоб-в-лоб выяснения отношений, и эта поведенческая логика тем более справедлива в оставшийся Обаме "lame duck period". Так что у Путина остаётся три месяца на разборки со списком новогодних геополитических пожеланий, чтобы после Нового Года попытаться поставить нового Президента Америки перед лицом "свершившихся фактов", которые будет трудно изменить.

К примеру, Путин понимает, что рано или поздно дипломатическим переговорам по поводу сирийской войны всё равно суждено состояться, но когда они начнутся, выгода будет на стороне того, в чьих руках будет находиться Алеппо, и он изо всех сил старается укрепить позиции Ассада в будущих переговорах. Поэтому сирийские войска при поддержке Ирана, Хизбаллы и русской авиации будут беспощадно и последовательно уничтожать город, пока он не упадёт им в руки, и плевать им на невероятную цену, уплаченную человеческими жизнями. Администрация Обамы может решиться на ограниченную воздушную кампанию, которая сейчас активно обсуждается американскими военными, ввиду чего Россия недавно установила в Сирии противовоздушную систему С-300. "Мы будем их сбивать", - заявил Киселёв, имея в виду американские самолёты. А в районе Балтийских государств, перманентно конфликтной зоне между Западом и Востоком, Путин и его военные советники видят возможность подорвать защитную систему НАТО. Теперь, когда Искандеры пустили корни в Калининграде, их вряд ли можно будет оттуда прогнать, и это - дополнительная заковыка, которую придётся принимать в расчёт людям, планирующим защиту восточного фланга НАТО.

Добавьте сюда обвинения, выдвинутые официальными лицами США в адрес попыток Кремля "вмешаться в выборный процесс Соединённых Штатов", взлом закрытых данных о политических партиях США и кандидатах и вброс этих сведений в публичную сферу с целью повлиять на исход выборов. Этим летом выясниось, что обнародование документов Демократической партии США через WikiLeaks’ - результат работы российских хакеров, работающих по заказу путинского правительства ("мы не утверждаем, что этого не было, но вы докажите!"). На этой неделе я беседовал с Дмитрием Альперовичем, одним из основателей CrowdStrike, фирмы, занятой кибербезопасностью, исследовавшей взлом компьютеров Национального Комитета Демократической партии (D.N.C.) и обнаружившей, что след ведёт к органам российской госбезопасности. "Это точно как обычное криминальное расследование, - рассказал Дмитрий, - если грабят банк, всегда начинаешь с вопроса: на какие из недавних ограблений похожи детали этого преступления". Согласно Альперовичу, один из подозреваемых в деле (D.N.C.) - хакер, орудующий под кличкой Fancy Bear, недавно участвовал во взломах документов Грузии и Украины - всякий раз во времена обострения с Москвой. CrowdStrike считает, что Fancy Bear связан с российской военной разведкой, и что ещё один участник взлома, Cozy Bear работает на ФСБ. Альперович сказал мне, что Cozy Bear ещё до этого пытался проникнуть в сёрверы Белого Дома, Госдепартамента и Объёдинённого Совета Обороны (Joint Chiefs of Staff).

В настоящее время попытки Российских служб вмешаться в американские выборы направлены даже не на помощь кампании Трампа (серьёзные российские официальные лица уже понимают, что Трампу не светит президентство). Вместо этого цель попыток взлома - запутать и дискредитировать саму процедуру американских выборов, чтобы затем ослабить государственные институты США и внести сомнения в легитимности Хиллари Клинтон как Президента страны (Трамп самолично подбодрял своих фанатов - чтоб читали "разоблачения" WikiLeaks, показывающие "насколько безобразна и бесчестна стала наша страна"). В заявлении, обвиняющем Кремль в политических взломах, ответственные за безопасность американские официальные лица высказали тревогу по поводу потенциальных атак на избирательную систему США. Альперович утверждает, как и многие другие специалисты, что внесение сумятицы в механизм подсчёта бюллетеней со стороны кремлёвских хакеров "создаст впечатление манипуляций с голосованием, ставя под сомнение легитимность выборов."

Хотя создаваемый российской пропагандой образ России как отвергнутого и обижаемого всеми партнёра является по сути циничной позой, за ней всё же скрыты действительные чувства предательства и обиды на более развитые страны. "Всё, что до сих пор предпринимала Россия, - это реакция в ответ не нежелание Соединённых Штатов разговаривать с Россией на равных", - сказал мне на прошлой неделе Константин Косачев, председатель комитета Думы по иностранным делам. Во время интервью у себя в офисе Косачев жаловался, что западные официальные лица и журналисты "обсуждают действия России так, как будто это были шаги, с самого начала сделанные нами, когда на самом деле Россию спровоцировали принимать ответные шаги, в ответ на действия Запада".

"Возможны любые сценарии русско-американских отношений, - сказал он мне, - но всё целиком зависит от Вашингтона. США - источник и причина проблем, возникших в наших отношениях, так что только Соединённые Штаты могут ликвидировать эти проблемы".

Ранее на этой неделе, чтобы лучше прочувствовать атмосферу в стране, я отправился в студию Первого телевизионного канала, главного рупора государственно одобренных новостей, чтобы принять участие в дневном политическом шоу-дискуссии. Российское телевидение уже давно посвящает большую часть времени передачам, обсасывающим мельчайшие детали американской политической жизни, в особенности её недостатки - что выдаёт одновременно восхищение американской политической машиной и отвращение к ней. Я был единственным американцем среди участников обсуждения, и скоро стало совершенно ясно, что мне отводилась роль вызывающего жалость идиота и мешка для лупцевания: каждому предоставлялась возможность подняться с места и врезать мне от души. Ведущий программы, Артём Шейнин, заметил что этот день совпал с тридцатой годовщиной Рейкъявикского саммита между Горбачёвым и Рейганом, посвящённого переговорам, приведшим в конце концов к Договору о Ядерных Ракетах Среднего Радиуса Действия, существенно уменьшив запасы ядерных ракет в обеих странах. "Некоторые люди считают, что это был тот самый момент, когда наша страна начала сдавать свои позиции, другие говорят, что это был конец Холодной Войны, - сказал Шейнин, - но, как явствует из нашего сегодняшнего разговора, Холодная Война не была закончена, и на мой взгляд, вообще не может быть закончена."

На заднем плане за дискутирующими игрался мультик, показывающий млощного медведя гризли, обрывающего крылья белоголовому американскому орлу, когда Шейнин повернулся ко мне: "Вам не кажется, - спросил он, - что все эти дети, умирающие в Сирии, в восточной части Алеппо, весь этот ужас перед направленными на Европу Искандерами - что всё это результат того, что Америка считает себя мировым жандармом и хочет навсегда оставаться в этой роли?" От неожиданности я промямлил в ответ: "Россия повидимому считает себя борцом с гегемонией США, но за что конкретно она воюет? Каково её стратегическое видение - себя и мира в целом?" В ответ другой гость передачи, один из столпов Российской Думы, вскочил и начал выкрикивать: "За Югославию! За Ливию! За Сирию! За всё, что вы натворили за последние двадцать лет!" Он практически впал в истерику, но по крайней мере его ответ был правдив: международная политика Путина сегодня концентрируется по бОльшей части на отмщение Западу за все предполагаемые обиды, оскорбления и раны, якобы нанесенные поколению русских после окончания холодной войны.

У Путина, таким образом, большая программа на следующие три месяца, до 20 января следующего года, когда в Белый Дом вселится новый Президент США. Посмотрим, как он будет её осуществлять.

Joshua Yaffa is a New Yorker contributor based in Moscow. He is also a New America fellow.