May 1st, 2013

Pan

КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ ЕВРОПЫ И ИДИОТИЗМ ИСЛАМА

 
Экспозиция "Олимпийских игр" шокировала мусульман Катара
30 апреля 2013 г., 20:25

Музейная экспозиция "Олимпийские игры: прошлое и настоящее", открывшаяся в Катаре под эгидой министерства культуры Греции, выявила несовместимость античных культурных ценностей с исламским мировоззрением.

Крупнейшая в своём роде экспозиция, посвящённая античным и современным Олимпийским играм, открылась в Катарском музее спорта. Тема выставки была выбрана в связи с олимпийскими амбициями Катара – Доха была уже дважды заявлена в качестве претендента на проведения олимпиады.

Выставка, которой предстояло стать "мостом дружбы" между Катаром и Грецией, привела в замешательство обе стороны, поскольку министр культуры Греции отказался одевать покрывало на обнажённых олимпийских богов и атлетов.


Статуи, вызвавшие неудовольствие у катарских устроителей выставки, представлены в секции "Олимпия: миф-культ-игры" и датируются II-VI вв. до н.э. Секция содержит более 600 экспонатов, представленных Национальным археологическим музеем, Нумизматическим музеем и Музеем Олимпии, сообщает портал "Седмица.ru" со ссылкой на Ibtimes .

Как рассказал в интервью AFP министр культуры Греции Костас Тцварас, "организаторы выставки в Катаре решили прикрыть статуи черной тканью. Некоторые экспонаты были возвращены обратно в Грецию".

По словам администрации Катарского музея, прикрытие статуй тканью было вынужденной мерой, дабы не шокировать женскую часть посетителей музея и не вызвать возмущение мусульманской общественности. Тем не менее, греческая сторона настаивала на том, чтобы греческие олимпийские атлеты были представлены "во всей красе".

Античная экспозиция была инициирована министерством культуры Греции в целях налаживания культурного обмена с исламским эмиратом и привлечения в страну дополнительных инвесторов.

Ранее премьер-министр Греции Антонис Самарас объявил о намерении Катара инвестировать 1 млрд. евро в Афинский фонд. Позднее также было объявлено о покупке эмиром Катара шейхом Хамадом бин Халифой аль Тани 6 греческих островов в Ионическом море для своих трёх жён и 24 детей.

http://www.newsru.com/religy/30apr2013/katar.html
 
Pan

О МАЛЫХ НАРОДАХ, ИМЕВШИХ НАГЛОСТЬ СЕЛИТЬСЯ НА ИМПЕРСКИХ ЗЕМЛЯХ

 
(опубликовано в Бедные американские индейцы)

В следующий раз, когда очередной блогер пустит скупую слезу по поводу незавидной доли североамериканских индейцев, пусть он почитает эту выборку:

Генерал Слепцов, 1844 год:
«Какое имеют право эти дикари жить на такой прекрасной земле? Перстом Господа миров наш Августейший Император повелел нам уничтожить их аулы, всех мужчин, способных носить оружие уничтожить, сжечь посевы, беременным женщинам вырезать животы, чтобы они не рожали бандитов….»

Генерал Цицианов, «Покоренный Кавказ», 1804 год:
«Истреблю вас всех с лица земли, пойду с пламенем и сожгу все, чего не займу войсками; землю вашей области покрою кровью вашей и она покраснеет, но вы, как зайцы, уйдете в ущелья, и там вас достану, и буде не от меча, то от стужи околеете...».

Грибоедов, который был в отряде Вельяминова, в 1825 году в письме к Бегичеву:
«Имя Ермолова еще ужасает; дай бог, чтобы это очарование не разрушилось... Будем вешать и прощать и плюем на историю».

Декабрист Лорер:
«В разговоре с Зассом я заметил ему, - писал он, - что мне не нравится его система войны, и он мне тогда же ответил: «Россия хочет покорить Кавказ во что бы это ни стало. С народами, нашими неприятелями, чем взять как не страхом и грозой?.. Тут не годится филантропия, и Ермолов, вешая беспощадно, грабя и сжигая аулы, только этим успевал более нашего».

Генерал Булгаков, 1810 год, рапорт по результатам похода в Кабарду:
«Кабардинский народ доселе никогда таковой чувствительной не имел потери… Они потеряли много имущества, которое сожжено с двумястами селений».

Николай I - графу Паскевичу (1829 год, после окончания русско-турецкой войны):
«Кончив, таким образом, одно славное дело, вам предстоит другое, в моих глазах столь же славное, а в рассуждении прямых польз гораздо важнейшее – усмирение навсегда горских народов или истребление непокорных».

Пушкин, 1829 год, «Путешествие в Арзрум»:
«Мы вытеснили их из привольных пастбищ; аулы их разорены, целые племена уничтожены».

Генерал Цицианов, 1804 год, «Владельцам Кабардинским...»:
«Кровь во мне кипит, как в котле, и члены все во мне трясутся от жадности напоить земли ваши кровью ослушников… ждите, говорю я вам, по моему правилу, штыков, ядер и пролития вашей крови реками. Не мутная вода потечет в ваших реках, а красная, ваших семейств кровью выкрашенная».

Фонвилль, «Последний год войны Черкесии за независимость, 1863-1864»:
«Со всех мест, последовательно занимаемых русскими, бежали жители аулов, и их голодные партии проходили страну в разных направлениях, рассеивая на пути своем больных и умиравших; иногда целые толпы переселенцев замерзали или заносились снежными буранами, и мы часто замечали, проезжая, их кровавые следы. Волки и медведи разгребали снег и выкапывали из-под него человеческие трупы».

Берже, «Выселение горцев с Кавказа»:
«Мы не могли отступить от начатого дела только потому, что черкесы не хотели покориться. Надо было истребить черкесов наполовину, чтобы заставить другую половину сложить оружие. Предложенный графом Евдокимовым план бесповоротного окончания Кавказской войны уничтожением неприятеля замечателен глубиною политической мысли и практической верностью...».

Венюков, «Кавказские воспоминания (1861-1863)»:
«Война шла с неумолимой беспощадною суровостью. Мы продвигались шаг за шагом, но бесповоротно, и очищали земли горцев до последнего человека. Горские аулы были выжжены целыми сотнями, посевы вытравливались конями или даже вытаптывались. Население аулов, если удавалось захватить его врасплох, немедленно было уводимо под военным конвоем в ближайшие станицы, и оттуда отправлялись с берегам Черного моря и далее в Турцию... Аулы абадзехов на Фарсе горели дня три, наполняя горечью пространство верст за 30. Переселение шло чрезвычайно успешно...».
 
Pan

A GENTLE MAN

 
A GENTLE MAN

          to my son Vadim


The product
of the other place and time
the belle epoque
of the empire of evil
transplanted to the land
of brave and free
strong arrogant
and very often silly
I stand to say
by god this life is long.

I am a gentle man
who spends his golden years
in rural lair
curmudgeon
waiting for the last
and final trumpet
who's cashing out
quiet lust for life
with bottle of wine
avoiding evening news.

My resting den
is simple and obsolete
no fancy games
or noisy public parties
here's no pretense
one line
a single stroke
delete
and I'll be gone
unnoticed by your world.

The mold they used
for making people like that
has cracked long time ago
not in service
new age assault
was furious and fast
now we are widely known
as relics of the past
often referred to
as dead white men.

Our dead white music
was composed once
for harpsichord
by folks in curly wigs
powdered with white flour
and paper books
with funny smell of dust
were written by some no-good romantics
to spread their understanding
of what was good or god.

Well now you're asking me
about jewish roots
ibn ezra's kneidlach soup
shabbat shofar mishpucha
the times when ancient jews
were fighting ancient greeks
about brit milah
about building sukkah...
I wisper in reply as gently as i can
I am a jewish guy yet I’m a gentle man.