December 28th, 2012

thought

"НЕ ПЛАЧЬ, МАМА, БУДЬ СИЛЬНОЙ"

 
From The Many Adventures of Vladimir Putin
 

Неделю назад Кендра Скаггз с мужем посетили Полину в детском приюте на окраине Москвы. Жизнерадостная пятилетняя девочка больна, у неё - spina bifida - расщепление позвоночника, болезнь, в результате которой тело ребёнка полностью парализовано ниже пояса, из-за чего она не может ходить. Будущие родители показывали Полине фотографии её новой спаленки, рассказывали ей всё о её будущей семье. Они долго играли с девочкой, обнимались с ней и пообещали, что уже совсем скоро, в январе, они приедут в последний раз в Москву, чтобы отвезти Полину в Арканзас.

Как раз в это время Дума принимала закон, горячо поддержанный подавляющим большинством российских законодателей. Кендра надеялась, что закон не коснётся их случая удочерения, процедура которого была практически завершена, что им удастся проскочить под опускающимся занавесом из колючей проволоки. В понедельник, когда Мосгорсуд одобрил удочерение Полины, Кендре казалось, что её молитвы услышаны. Всё, что оставалось пережить, - это необходимый 30-дневный период, после которого девочку можно будет забрать домой, к маме и папе...

Оказалось, они опоздали. Закон вступает в действие 1 января, но российские чиновники заявили, что даже дела 52 детей, которые в ближайшие недели должны были отправиться в свои американские семьи, уже заморожены. Начальство пообещало, что найдёт для этих детей новых родителей в России.

Для семьи Скаггзов начался период невыносимой агонии: счастье было уже под рукой, и вдруг оказалось недостижимо далёким. Кендра боится, что Полина решит, будто и новые родители тоже от неё отказались. "Мой главный страх - что она подумает: мы забыли о ней", - сказала она в интервью ABC News, - Она теперь там одна, и я не могу ничем ей помочь". Она тихо всхлипывает. "Я абсолютно ничем не могу ей помочь. Мне не дадут даже сказать ей о том, как я люблю её. Это невозможно выдержать".

Её очень волнует, что же в конце концов станется с Полиночкой в России - стране, не приспособленной для выживания людей с физическими недостатками.

"Россия на самом деле совсем не предоставляет никаких удобств для этих людей. Ты даже не можешь спуститься в метро, чтобы добраться, куда нужно, из-за бесконечных многоуровневых лестниц, и в зданиях не предусмотрены никаких пандусов для инвалидных колясок", - говорит Кендра.

Путинский запрет на усыновление/удочерение русских детей американцами ни на йоту не отразился на американской политике, но он разбил сердце Кендры Скаггз. "Я бы отдала всё на свете, чтобы видеть её, чтобы просто иметь возможность обнять девочку и сказать ей, что я люблю её и обязательно заберу её домой!"

В конце своего последнего визита в детский приют Кендра, уже наслышанная об угрозе нового думского закона, разразилась слезами, прощаясь с дочкой. И тогда Полина сказала утешительно: "Не плачь, мама, будь сильной!"...