April 18th, 2012

thought

SHOAH

 
Ко дню памяти Холокоста мой почтовый ящик разбухает от посланий родичей, друзей и знакомых, считающих абсолютно необходимым "поздравить" друг друга с годовщиной поминовения ужаса, постепенно превращаемого усилиями евреев всех стран в благородную, едва ли не религиозную традицию...

Не знаю, один ли я такой урод, у которого сводит скулы от безвкусицы почтовых рассылок в дни, когда наиболее естественной реакцией было бы глубокое безмолвие.

"Пожалуйста, подождите 20 секунд перед тем, как вы закроете этот e-mail, - вещает очередная открытка, украшенная гламурной картинкой хрустального подсвечника с гравированными бабочками, вечным огнём и переливающейся золотыми искорками звездой Давида, - это послание просит вас исполнить одно крохотное действие - вспомнить о Шести Миллионах еврейских жизней (в скобках приведена цифра 6,000,000 - с точностью до единиц!), потерянных в результате Холокоста. Пожалуйста, переадресуйте этот e-mail всем известным вам евреям и попросите их отправить его другим. Если мы выполним задачу подключения шести миллионов адресов e-mail, мы выполним свою задачу и вернём Б-гу то, что он дал нам - 6 миллионов евреев, живущих сегодня и помнящих тех, кто погиб".

Моя первая и естественная реакция на попытку неизвестных манипуляторов: "Какому мудаку пришла в голову идея собирать электронные почтовые адреса евреев и с какой целью?"

Потом уже, успокоившись, я осознаю, что отвращение моё объясняется не в последнюю очередь наглой уверенностью отправителей, что я должен благодарить их Бога за то, что мне позволили жить...

Я устал просить родичей, друзей и знакомых, чтобы меня исключили из списков их круговых рассылок. Все просьбы остаются безответными: страх обывателя перед неизвестным, но грозным указанием сверху - "РАСПРОСТРАНЯТЬ!" - сильнее моих просьб.

Зарождение отвращения к массовым акциям еврейских социальных сетей следует, наверное, отнести к тем временам, как на экраны вышел фильм Спилберга "Shindler's List". Фильм был принят на ура не только "нашей" отдельно взятой этнической общиной - эта сахаринно-сентиментальная размазня вызвала пароксизмы всех левых, социально правильно настроенных сил в мире, обожающих смотреть, как умирают евреи и даже жаждущих их спасения - конечно же, только не ценой "оккупации принадлежащих палестинцам земель"! Когда я говорил родичам, друзьям и знакомым, что меня мутит от спилбергского фильма о добром фашисте, меня обличали в жестокосердии (а русские евреи - в отсутствии способности всепрощения).

К рассылкам с напоминанием о необходимости 20-секундного молчания (именно 20 sec., ни в коем случае не 30 и не 60!) в этом году добавились ещё и послания, убеждающие непременно посмотреть от начала до конца несколько кино-агиток на ту же тему. Я честно попробовал смотреть эти так называемые фильмы, но - не выдержал. Ни псевдо-интеллектуальные беседы о вине предполагаемого Б-га или его невинности, ни размазня, спроектированная с расчётом на выдавливание еврейской слезы, не удержали моего внимания более, чем на 10-15 минут. Безвкусица не только не становится приемлемой, если её присобачить к такой страшной теме, как Холокост, она от этого становится лишь невыносимо безвкусной.

Об ужасе подобных масштабов можно только молчать.
Или - воспроизвести документы того времени, оставляя осмысливание читателю - как сделал Алекс Шульман, shaon:
Из донесения дивизионного пастора Корнмана.
Вчера, 20 августа [1941 г.], около 15 часов, ко мне и к военному капеллану пришли 2 священника из ближайшего отделения полевого лазарета и сообщили, что неподалеку, примерно в 500 метрах отсюда, на верхнем этаже одного из домов обнаружены 80-90 детей - грудных и дошкольного возраста, крик и плач которых слышны издали; поскольку они находятся там уже целые сутки, то был нарушен ночной покой солдат, расквартированных в соседних домах. От этих солдат и узнали священники о детях. Я пошел с ними и с капелланом в этот дом и увидел, что там, в двух маленьких комнатах, лежат и сидят дети - некоторые из них в собственных нечистотах - и, что самое главное, там не было ни капли питьевой воды, так что они очень страдали от жажды. На посту стоял украинский полицейский, от которого мы узнали, что это еврейские дети, родители которых расстреляны.

Так как я считаю абсолютно нежелательным, чтобы такие вещи становились известными и получали широкую огласку, я докладываю об этом.

Корнман,
дивизионный пастор
Из показаний оберштурмфюрера СС Хефнера об истреблении еврейских детей в г. Белая Церковь (Украина).
...Блобель приказал мне расстрелять детей. Я спросил: "Кто именно будет расстреливать?" Он ответил: "Ваффен-СС". Я запротестовал: "Это совсем молодые люди. Как мы сможем объяснить им, за что они расстреливают маленьких детей?" На это он мне ответил: "Тогда берите своих людей". Я опять возразил: "Как же они это сделают, когда у них самих есть маленькие дети". Этот спор длился около 10 минут. Я предложил, чтобы детей расстреляла украинская полиция, подчиненная фельдкоменданту. Ни одна из сторон против этого не возразила.

Я вышел и направился к роще. Солдаты вермахта успели заранее вырыть яму. Детей привезли на гусеничном тягаче. К дальнейшим событиям я уже не имел отношения. Украинцы стояли вокруг. Детей сняли с тягача. Их ставили над ямой и расстреливали, так что они падали прямо в яму. Поднялся неописуемый крик. Эту картину я не забуду никогда в жизни. Мне тяжело об этом рассказывать. Особенно врезалась в память маленькая белокурая девочка, которая схватила меня за руку. Ее тоже расстреляли. Яма была недалеко от рощи.

Расстрел происходил в полчетвертого-четыре пополудни, на следующий день после переговоров с фельдкомендантом. В некоторых детей стреляли по 4-5 раз, пока те не умирали...
Но самыми правильными в эти дни мне кажутся материалы, подобные вот такому:


Это единственно разумный ответ на Холокост...