April 25th, 2011

thought

ВЕСЬ ПАР В СВИСТОК УШЁЛ

 
ЗАМЕТКИ СТОРОННЕГО НАБЛЮДАТЕЛЯ

Читая ЖЖшные отчёты нынешних российских активистов демократического движения о бесчисленных голосованиях, партийных объединениях, размежеваниях, уличных шествиях и демонстрациях размером в 200 человек, о следующих за шествиями фотосессиях с междусобойчиками и пивом, я прихожу к мнению о том, что в России наступила умилительная эпоха Официальной Оппозиции Её Величества. «Политическая демократическая оппозиция» всё более напоминает поэтическую тусовку стихотворцев общества "Пиитер"...
Век фельетонов.

Даже Навальный, вещающий о том, что смена власти придёт не в результате голосования, избегает объяснений, даже не намекает, в результате каких событий это должно произойти - не говоря уж о том, чтобы попытаться организовать сами события. Темнит?
Или политическая импотенция?

Никто из лидеров оппозиции не ставит вопроса о власти. Никто не объясняет, какому классу, какой страте общества суждено выступить гробовщиком коррумпированного режима. Никто не определяет шагов, необходимых для смены власти. Никто не призывает к созданию вооружённых народных милиций/отрядов и не разрабатывает планов того, где и как достать оружие, необходимое для выковыривания из Кремля засевшей там коррумпированной мафии. А ведь они добровольно не уйдут от кормушки. Пока в руках у них пилы и есть доступ к баблу, распил бабла будет продолжаться неопределённо долго.
Все это понимают.

Между тем население, брошенное на произвол судьбы национальной интеллигенцией, заперлось с бутылкой у себя на кухне и всё глубже погружается в самый примитивный вариант религиозного ступора, уставившись в телевизионные экраны, на которых кремлядь со свечечками от Патриарха Кирилла, ехидно улыбаясь, осеняет себя крестом, как бы подмигивая обывателю: "Мы с тобой одной крови, ты и я!..."
Тёмные времена.

Я читаю журналы милых, образованных россиян. Интеллигенции. О чём они пишут? Об апрельской погоде. О бессмысленнейших, пустейших дебатах демократов с Жириновским. О пасхе. О компьютерных игрушках. О больных, которым требуется финансовая помощь, потому что мафия разграбила средства на здравоохранение. О гороскопах. О том, как потратили время на просмотр паршивых фильмов.
О том, как красить яйца...

Всё правильно.
Всё закономерно.


P.S. Хочу сразу успокоить тех, кто воспримет это размышление в виде апрельских тезисов: я не даю советов, не пытаюсь учить российских демократов, как им следует поступать, меня не колышет, что они обсуждают на своих политических посиделках. Просто интересно понять, отдают ли "оппозиционеры" себе отчёт в невозможности конституционными методами забрать власть у мафии, коррумпировавшей саму систему выборов и физически уничтожающей по одному наиболее опасных своих критиков, понимают ли, что никакой реальной надежды на смену власти в России официальная оппозиция народу не несёт...
 
thought

ЧЕРНОБЫЛЬ, ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА НАЗАД

 
Чернобыльская катастрофа застала меня в Ноксвилле, в Tennessee Valley Authority (TVA). Полуправительственная компания TVA ведала строительством и эксплуатацией энергообъектов восточной части США. Я уже 2 недели был там в командировке - занимался надёжностью систем охлаждения атомных электростанций. Они выпускали еженедельный журнал со всеми новостями, касавшимися атомной энергетики.

В солнечный апрельский день, перед обеденным перерывом прибегают ко мне в офис знакомые ребята-инженеры и суют в руки свежий выпуск журнала - вот, говорят, Артур, почитай, ты же с Украины, там крупная авария на какой-то атомной станции!

Я взял журнальчик, стал читать. Через пять минут до меня дошёл ужас случившегося. В бюллетене был подробный отчёт об аварии, включая уровни радиационного заражения, замерянные на шведской границе, куда дул горячий чернобыльский ветерок. Необходимо было срочно звонить родственникам в Киев. Мы всем отделом стали накручивать киевские номера телефонов, раз за разом, в течение нескольких часов - всё впустую! Киевские номера были недоступны. Связь с Киевом из Америки была намертво перекрыта. И тогда я решил дать интервью газетам с объяснением того, что произошло и по чьей вине люди в СССР лишены правдивой информации о происходящем. Я был бессилен сделать что-нибудь ещё для своих близких, запертых за железным занавесом...

Старая ноксвилльская газетка с тем интервью до сих пор хранится где-то у меня в архиве.