August 25th, 2009

thought

МАКБЕТ, СЦЕНА V

Признак старости: последнее время мне часто кажется, будто всё, что хотелось бы сказать по тому или иному поводу, давно уже высказано, притом настолько совершенно, что достаточно простой ссылки на страницу в толстом томе, кожаный переплёт которого покрыт пылью от долгого неупотребления...

МАКБЕТ, Сцена V

Макбет:
Развесь наши знамёна на наружных стенах.
Всё тот же крик "Они идут!",
Но замок прочен, осаждающих ждёт здесь конфуз.
Пускай валяются вокруг, пока чума и голод не одолеют их.
Если бы к ним не перешли отряды,
что должны быть с нами,
мы смело встретились бы с ними бородою к бороде,
и вышибли бы их туда, откуда эта свора заявилась.

Что там за шум?

Сейтон:
Там женский крик, мой добрый лорд.

Макбет:
Я почти забыл вкус страха.
Бывали времена, меня по коже пробирал мороз
при всяком крике ночью, и волосы на голове
вставали при рассказе об ужасах,
как если б это было наяву.
Убийцам-мыслям ужас не в новинку,
я вдоволь натерпелся этих страхов.
Теперь они не трогают меня.

Что это был за крик?

Сейтон:
Королева, добрый лорд. Она мертва.

Макбет:
Ей следовало умереть потом,
когда приспеет время для такого слова –
завтра, и завтра, и завтра.
То за-втра, что переползает со дня на день
к последнему из будущих слогов.
а все вче-ра лишь освещали дуракам
путь к праху смерти. Ну же, погаси свечной огарок!
Жизнь – только тень бродяги на стене, актёришки,
что пыжится и мечется по сцене,
а после занавеса ни душа о нём не вспомнит.
Побасенка, рассказанная идиотом, в которой
шум и ярость
не означают ровно ничего.

Раз ты пришёл чтоб развязать язык - вываливай, да поживее.

Гонец:
Мой благородный лорд,
Я расскажу лишь то, что я, боюсь сказать, увидел сам,
Не знаю только, как сказать об этом.

Макбет:
Да ладно, сэр, скажи как есть.

Гонец:
Стоя на страже на холме у замка, я взглянул вдруг
в сторону Бирнама, и увидел, что Бирнамский лес
пришёл в движенье.

Макбет:
Ты раб и лжец!

Гонец:
Пусть ваша ярость будет наказаньем, если я солгал,
Но с расстояния в три мили можно видеть, как он идёт.
Я говорю, лес движется сюда.

Макбет:
Если ты солгал,
висеть тебе на первой же сосне, пока не сдохнешь,
а если ты не лжёшь, можешь меня на ней же вздёрнуть.
Я убеждён в своём и сильно сомневаюсь
в лживой болтовне проклятых колдунов,
которым всё едино - правда или ложь.
"Не бойся ничего, пока Бирнамский лес
не двинется на Дунсинан" - и вот теперь
лес движется по направленью к Дунсинану.
К оружию, к оружию, атака!
Если правда то, в чём он клянётся, отсюда не удастся убежать,
и надо действовать, не тратя времени...

Я чувствую, что устаю от солнца,
неплохо бы, чтоб всё мироустройство разрушилось.
Звони в колокола. Дуй, ветер! Пора всё рушить!
По крайней мере мы теперь умрём в доспехах.

(выходит)