August 24th, 2009

thought

ИЗ ОЧЕНЬ СТАРЫХ СТИХОВ

 
из тетради старых стихов «Европа на $5 в день»

ДОРОЖНАЯ

Трясётся старый дилижанс по узким улочкам Прованса,
Где мой ленивый декаданс и неразборчивые стансы
Туземцам на дух не нужны, как впрочем и в других широтах –
От грязи Сказочной Страны до португальских красных гротов.

Я, непричастностью томим, невозмутим и осторожен,
Чужой своим, чужой чужим, не выну меч из ржавых ножен.
И нет ни армии за мной, ни бога, ни прекрасной девы.
Один старик, совсем седой – неправый... и не слишком левый.


ЧАЕПИТИЕ В ОВЕРНЕ

Известняковые обрывы Советерр,
Базальты Монт-Лазера, фермы, рощи.
В долинах пасторальных дремлют мощи
Монашек-девственниц и матушек-мегер.

В Клермон-Ферране безмятежно спят дома,
Былых эпох приспав мечту иную.
Рекламный щит: здесь выгодно торгуют
Immobiliers Отец и Сын Дюма.

В тени каштанов юной пары поцелуй
Застыл вовне сознания и срока.
Ленивый полдень в сердце Лангедока
Под острой башней Нотр Дам де Пуй.

Пора и мне давно оставить скучный руль
Присесть за стойку, ближе к молодёжи.
Их лица с русскими совсем не схожи,
Девчонок из посёлка Ла Бурбуль.

Фарфора старого протяжный, чистый звук,
На блюдце золото медовых капель.
В час чаепития, в кругу подруг,
Язык Мадлен - хирурга острый скальпель,
И лёгок жест её подвижных рук...


БЕСКУЛЬТУРЬЕ ФРАНЦУЗОВ

И сталевару, и вождю,
Взращённому в Эс-Эс-Эс-Эре,
Неловко с ними: о потере
Французы говорят: пердю...


ЛЮБОВЬ К АРТИШОКУ

Вегетофил – название порока.
Я с овощами не бываю груб.
О, нежность молодого артишока,
Упругость лепестков невинных губ!
thought

БЕССТЫДНАЯ РЕКЛАМА, МАСКИРУЮЩАЯСЯ ПОД ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОБЩЕНИЕ

 
В последнее время я стал замечать, как то в одном, то в другом журнале моей френдленты люди вдруг стали вклинивать в тексты постов бесстыдные рекламные ссылки.

Русский поэт венчает рассказ о юности отсылкой читателя в компанию, занимающуюся продажами и поставкой материалов и устройств для систем обогрева, канализации и водоснабжения, а симпатичная израильская женщина заключает рассказ о свадьбе сына линком на украинский сайт, торгующий подарками и ювелирными изделиями.

Если напрямую задать людям вопрос насчёт настырно лезущей в глаза рекламы, вам расскажут о том, что деньги не бывают лишними, особливо в таких измождённых нищетой странах, как Россия и Израиль.

Уважаемые господа и дамы, понимаете ли Вы, что, продавшись рекламодателям, Вы отвращаете нас, остальных, от чтения Ваших журналов?

Мне жаль терять друзей, многие из которых являются симпатичными, умными людьми, но я не собираюсь превращать чтение френдленты в ежедневное общение с рекламными агентствами.

Поэтому буду чистить ленту, и призываю остальных делать то же самое - во избежание превращения Живого Журнала в ещё один коммерческий канал, от которых и так с души воротит...

Те, кто продали свои журналы рекламным агентствам, правильно сделают, самоудалившись из моей френдленты.

Было бы здорово, если бы вы перепостили этот текст у себя в журнале.
 
thought

ИЗ ЙЕХУДЫ АМИХАЯ: ЕВРЕЙСКИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ

ЕВРЕЙСКИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ: ПЕРЕМЕНЫ - ЭТО БОГ, И ПРОРОК ЕГО - СМЕРТЬ
Йехуда Амихай


1.

Еврейские путешествия. Как написано: "Я подниму глаза вверх, к вершине горы,
откуда придёт ко мне помощь".
Это не восхожденье на пик ради того, чтоб увидеть величие гор,
не карабканье по отвесной стене в поисках невиданной панорамы природы,
это тяжёлый подъём с заранее заданной целью – испрашивать помощь у Неба.
Как понимать: "Я подниму глаза вверх"? Тяжёлые еврейские глаза, их ещё нужно поднять.
Там написано: "Кто взойдёт на гору Господню?"
Не распевающий песни турист с рюкзаком за плечами, но хор Божьей паствы,
молящей о чистых руках и об искреннем сердце,
здесь не нужны крепость мышц и упругие ноги.
Раздолье плодородных долин – лишь место для вознесенья молитв,
ведь написано: "Из тёмных глубин я взывал к тебе, Боже".
"Зелёные пастбища" и "недвижные воды" – речь идёт не о лагере, разбитом в тени
у журчанья ручья для отдыха в летний солнечный полдень,
но о вознесении славы Всевышнему, потому что сразу за этим идёт:
"Долина Теней и Смерти" – тень смерти затмевает все прочие тени.
Еврейские путешествия. Сам Моисей лез на гору Синай
не скалолазом, влекомым вершиной, но за тяжестью груза Заветов.
Он карабкался на Хар Нево – Небесную Гору,
Не для того, чтоб спуститься, a чтоб умереть.

2.

Йехуда Галеви писал: "Востоку принадлежит моё сердце,
хотя я обитаю на крайнем Западе".
Вот вам еврейские путешествия:
еврейские игры по метанию сердца между востоком и западом.
Между телом и сердцем, взад и вперёд, вперёд без возвращенья назад, или только назад,
беглецом и бродягой без всяких причин и греха. Бесконечный поход, путешествие Фрейда,
еврея, скитавшегося между телом и разумом, подсознаньем и разумом,
только ради того, чтобы умереть в пути между ними.
Что же это за мир, где сердце существует само по себе, а тело – совсем в другом месте,
сердце, будто вырванное из нутра и пересаженное в другую размерность.
Я думаю о людях, которым даны имена в честь посёлков,
где они никогда не бывали и куда никогда не приедут,
или о художнике, рисовавшем портрет с фотографии – лицо человека, которого нет.
Или о евреях, по зову пропавшего сердца бродящих по свету, невзирая на лето и зиму,
на жизнь и на смерть, вроде птиц перелётных.
Вот почему они так мертвы, и почему зовут своего Бога Makom,
что значит по-вашему – "Место".
А теперь, когда они вроде вернулись на Место, сам Господь их отправился в путь
по разным далёким местам, и теперь его именем будет "Места", а не "Место",
теперь это Бог Разных Мест.
Но даже воскрешенье из мёртвых – путешествие невероятной длины.
Так что ж остаётся? Чемоданы на верхней полке в шкафу, вот что нам остаётся.

Collapse )