Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 5.

Продолжать увеличивать нашу зависимость от потребления нефти – явно самоубийственный путь. Единственно разумный курс действий – начать снижать потребление нефти и срочно разыскивать альтернативные источники энергии.
– Пол Ральф Эрлих (1974)
Бег жизни не оставляет времени, чтоб оглядываться назад. А жаль. Я закрываю глаза...

Припять 1960-го года. Чернобыльские плавни. Лодка бесшумно скользит по чёрной воде между вставшими слева и справа камышами. Петро гребёт неспешно, уверенно, нам ещё далеко до самого что ни на есть щучьего места в Полесье. Я сижу на корме, за спиной тянется "дорожка" с живцом. Тишина такая, что слышна мелодия обтекающего душистого ветерка. Трудно оторвать взгляд от крупных капель, медленно соскальзывающих с концов вёсел и беззвучно падающих в воду, по поверхности которой деловито снуют бегунцы. На носу, в грязной тряпице поджидают два громадных душистых помидора, ломоть серого хлеба, соль и бутылка сизого свекольного самогона. Пахнет молодостью и речными травами. Скоро восемь утра.

Год 1993, Венесуэла, озеро Маракаибо, неподалеку от границы с Колумбией. Джип, подпрыгивая на раскалённом красноватом песке, продирается сквозь дрожащее полуденное марево. Дорога смахивает на стиральную доску, и задница отбивает рваный ритм на жёстком сиденье. Правая рука, вцепившаяся в рукоять над головой, онемела от напряжения, левой приходится придерживать тёмные очки, чтоб не слетали от тряски. Озеро сияет оловянным цветом фольги, вода неподвижна, воняет соляркой и тлением. Вдоль дороги валяются corcodillos – ржавеющие остовы механизмов, не выдержавших свидания с Южной Америкой, под ними лужи ядовитых красно-черно-зелёных оттенков. За ними пальмы, дальше плотная пыльная зелень джунглей. Хесус болтает, не замолкая ни на мгновенье, я уже знаю всё обо всей его семье. Папу зовут Хосе, маму Марией. Господибожемой, – я пытаюсь собрать прыгающие на ухабах мысли, – в который раз та же самая история, снова это семейка, неужели он станет рассказывать о том, как его распяли?
В этот раз его не распнут. Утопят в отравленной нефтью мёртвой воде Лаго де Маракаибо.

Часть 5. АЛЬТЕРНАТИВЫ

Сегодняшняя задача – попытаться ответить на единственный вопрос: В какой степени каждый из известных энергоресурсов или комбинация оных могут помочь индустриальной цивилизации пережить конец нефтяной эры?

Подсуммируем причины, по которым мы влюблены в нефть:

– нефть легко транспортировать.
– нефть и нефтепродукты обладают высокой энергоёмкостью (галлон бензина эквивалентен ~ 40 киловат-часам).
– нефть легко превращается в разнообразные топлива, от бензина до солярки.
– нефть находит множество промышленных применений – для транспорта, обогрева, производства сельскохозяйственных химикатов, пластмассы и прочих материалов.
– нефть имеет высокий EROEI.

Разделим энергоресурсы на две группы: восстановимые и невосстановимые.

НЕВОССТАНОВИМЫЕ:
Нефть
Природный газ
Уголь
Атомная энергия
Геотермальная энергия гейзеров
ВОССТАНОВИМЫЕ:
Гидроэлектрические станции
Ветер
Солнечная энергия
Биомассы (включая биодизельное топливо и этанол)
Приливная энергия
Энергия волн
Геотермальная энергия откачиваемых насосами горячих подземных вод.
Вот какой была доля использования главных энергоресурсов в США (2003):
Photobucket

Для мира в целом распределение потребления энергоресурсов выглядит так (данные за 2004 год):
Нефть – 38.2%
Уголь – 23.4%
Природный газ – 25.5%
Атомная энергия – 6.4%
Энергия воды – 6.4%
Солнце, ветер и проч. – 0.8%
В 2005 году восстановимые энергоресурсы дали миру 7% потреблённой энергии.

ПРИРОДНЫЙ ГАЗ

Это идеальный заменитель для нефти: он энергоёмок, чище горит, транспортные средства могут быть сравнительно легко переделаны для сжигания газа, и главное – газ имеет высокий показатель EROEI. Из газа давно изготовляют азотные удобрения, его используют в производстве стекла, сжигают в котлах электростанций, им обогревают дома. Газ составляет примерно одну пятую общего энергопотребления США. 17% добываемого газа используется для получения электричества. Инфраструктура, нужная для расширения использования этого топлива, уже существует.

Некоторые страны, торгующие газом, и организации, занятые в его сбыте, утверждают, что на планете достаточно природного газа, чтобы человечеству хватило на несколько десятилетий. Оценки мировых запасов варьируются от 300 до 1400 tcf (триллионов кубических футов). Широкий разброс оценок свидетельствует о том, что методы их получения далеки от идеальных и оставляют простор для спекуляций. Чаще всего приводят цифру 1400 tcf; это количество эквивалентно 50 годам использования резервов – при сегодняшнем уровне потребления.

Как всегда оптимистично настроенное Агентство Энергетической Информации США (EIA) радостно рапортовало в 2001 году, что газовых запасов Америке хватит тоже лет на 50. В том году доказанные резервы газа в Штатах составляли 177.4 tsf а годовое потребление было порядка 23 tsf. Ясно, что EIA надеялось на значительные открытия новых газовых месторождений в будущем – разведанных запасов хватало меньше, чем на 8 лет даже при постоянном уровне потребления. Возможность учетверить открытия новых газовых резервов вызывает серьёзные сомнения. Да, вот ещё интересный вопрос: не подчиняется ли истощение газовых ресурсов кривой вроде Хаббертовой? В этом случае можно было бы ожидать достижения пика и перехода к угасанию добычи задолго до извлечения последнего кубического фута газа.

С 1977 по 1987 было открыто 9000 новых нефтяных полей. В следующее десятилетие – всего 2500. Это общая тенденция продолжается и до сих пор, несмотря на судорожные усилия индустрии интенсифицировать разведку. Между апрелем 1996-го и апрелем 2000-го года число добывающих платформ в Мексиканском Заливе выросло на 40%; несмотря на это добыча оставалась на том же уровне - потому, что новооткрытые поля становятся всё меньше и меньше. Более того, благодаря использованию новейших технологий эти поля истощаются гораздо быстрее, чем пару десятилетий назад: новые поля отдают в среднем 56% запаса в течение первого года добычи!

По словам Рэнди Юдолла из Общества Эффективного Использования Ресурсов (Аспен, Колорадо), "никто не любит говорить об истощении запасов природного газа; это сумасшедшая тётушка на чердаке, голый король, волк, стучащийся в дверь домика. Правда заключается в том, что ребята, ведущие сверление газовых скважин в Техасе, прикованы цепями к колесу, вращающемуся всё быстрее и быстрее."

Добыча газа снижается в США уже несколько лет. Чтобы восполнить недостачу, Америка увеличивает объёмы импорта из Канады, но Канаде тоже приходится сверлить постоянно растущее число скважин только чтобы удерживать газодобычу на существующем уровне – верный знак перехода на идущую вниз кривую. В мае 2002 года Джеффри Джонс (Reuters) напечатал статью, озаглавленную "Канада тужится изо всех сил, качая газ для США", в которой он писал: "Добыча канадского природного газа скорее всего достигла максимума как раз в то время, когда канадский импорт становится всё более важным для США из-за падения добычи американского газа при увеличении спроса." Следует учесть, что и поставки мексиканского газа в США свелись к нулю – Мексика сама уже стала импортёром топлива.

Строительство газопровода с Аляски в нижние 48 штатов могло бы помочь ситуации, но не слишком. Труба трёх футов в диаметре (около метра) при скорости подачи газа в 2200 кубических футов в секунду способна доставить около 0.5 tsf в год – меньше двух процентов предполагаемой газопотребности в 2020 году.

99% природного газа, используемого Америкой, добывается на северо-американском континенте. Ближний Восток владеет более чем третью мировых запасов нефти, но газ трудно перевозить по морю. Его приходится транспортировать охлаждённым до –260°F (–176°C) в течение всего путешествия, что требует специально построенных танкеров и специально оборудованных портов. Сегодня в США всего три таких порта. Кроме того, такие танкеры заняты перевозками газа в Японию, Корею и Тайвань по долговременным контрактам. Европа и Дальний Восток может быть и могут рассчитывать на ближневосточный газ в течение нескольких следующих десятилетий, но для США рассчитывать на это не реалистично.

Превед!А ето пить можноЯ не знаю, как обстоят дела с газом в России – на какой точке кривой находится тамошняя добыча: данным, поступающим из РФ, трудно верить. Я искал в сети достоверные данные о количестве пробуренных скважин и соответствия их отчётным уровням добычи, но не нашёл. Если у кого есть такие данные, дайте ссылку, интересно взглянуть (если, конечно, эти данные не составляют важнейшей государственной тайны РФ). Выше я задавал риторический вопрос о том, какова хаббертова кривая для газовых запасов. Нефтяные поля исчерпываются значительно медленнее газовых резервов, особенно открытых в последние годы. Профиль добычи стандартной газовой скважины подымается, затем идёт горизонтально, а потом резко падает вниз. Если рассматривать множество всех скважин в обширном районе страны-производителя, можно получить модифицированную хаббертову кривую, правая часть которой будет падать вниз резче, чем в случае нефтедобывающих скважин.

По идее, каждая страна должна бы сообщать своим гражданам, как в действительности обстоят дела с запасами газа и с перспективой их истощения, имея в виду чрезвычайную важность этой информации для населения. К сожалению, срастание газодобычи с политическими структурами многих стран-экспортёров препятствует распространению детальных данных как для своих граждан, так и для стран-потребителей газа. Вот интересная тема для русского журналиста!... ;)

Что касается США, газ вряд ли сможет разрешить наши энергетические проблемы. Некоторые сторонники альтернативных видов энергии говорят о газе как о топливе "переходного периода", рассчитывая, что увеличение пользования газом может купить Америке немного времени, необходимого для перехода к другим альтернативным источникам. Однако переоборудование электростанций и перевод автомобилей на газ как временная мера невыгодны – это просто приведёт к лишним усилиям, мы потратим драгоценное время и деньги на развитие инфраструктуры, которая всё равно станет бесполезной в ближайшем будущем – и в процессе сожжём запасы газа, которые могут оказаться бесценными для последующих поколений.

УГОЛЬ

Сегодня США производит примерно столько же энергии из угля, как из природного газа. Около 90% добываемого угля сжигается для выработки электричества.

Уголь – наиболее распространённое ископаемое топливо, но у него есть свои недостатки: от разрушения окружающей среды угольными карьерами и выбросов вредных веществ в воздух (в том числе двуокоси углерода и серных оксидов, вызывающих кислотные дожди), до невысокой эффективности в качестве топлива.

Потребность в угле росла примерно на 2.4% в год на протяжение нескольких последних десятилетий (если этот рост сохранится, через 30 лет потребность в угле удвоится). EIA оценивает доступные для экскавации резервы угля в Штатах в 275 миллиардов тонн (short tons) – это четверть мировых запасов. При современном уровне потребления этого должно теоретически хватить где-то на 250 лет. Однако EIA само отмечает, что "большая часть этого угля не может быть использована из-за высокого содержания серы, низкого качества, высокой стоимости разработки залежей и трудностей со строительством инфраструктуры для вывоза угля с мест залегания."

В любом случае мысль о нескольких десятилетиях, в течение которых угольные запасы смогут защитить экономику от угрозы внезапного краха, создаёт ощущение некоторого комфорта. К тому же все угольные резервы уже разведаны, нанесены на карту, так что средства на новую разведку ресурса не понадобятся.

Следует не забывать, однако, что сегодня мы используем нефть, чтобы добывать уголь. Большая часть добычи за последние 30 лет происходила в гигантских открытых карьерах, где трудится мало шахтёров, зато используются огромные механизмы, потребляющие каждый по 100 галлонов дизельного топлива в час. Добавьте сюда энергию на перевозку и переработку угля. А ведь по мере истощения нефти энергию, необходимую для добычи, придётся получать из угля.

В скором времени наиболее доступные месторождения будут исчерпаны: как и дешёвая нефть, дешёвый уголь добывают из залежей, расположенных вблизи поверхности грунта, но такие месторождения составляют малый процент мировых запасов. После их истощения добывающие компании вынуждены будут перейти на традиционный метод добычи в глубоких шахтах.

Сегодня многие из глубоких шахт заброшены, затоплены и непригодны для добычи, а шахтёры, владевшие искусством шахтной добычи, давным-давно потеряли работу и перешли к другим занятиям. Шахтёрская работа тяжела, опасна, многие не хотят, чтобы их дети занимались шахтёрским ремеслом. В тех местах Запада, где шахтная добыча всё ещё жива, средний возраст шахтёров выше 40. Угольным компаниям придётся разыскивать где-то новых рабочих и разрабатывать новые методы добычи. На время этого переходного периода обществу придётся довольствоваться меньшим количеством энергии угля.

В книге "По ту сторону нефти" Джон Гевер со товарищи описывают профиль кривой истощения угольных запасов:
"Поскольку США использовало лишь малую часть своих угольных ресурсов, расчёты кривой Хабберта носят спекулятивный характер: так мало известно о левой части кривой, что её правую часть нельзя предсказать с большой достоверностью. В общем дело выглядит так, что добыча угля не достигнет пика до 22-го или 23-го века. Может ли уголь стать ответом на угрозу нефтяного кризиса? Агрессивная компания, начатая угольной индустрией, старается убедить нас, что может.

Мы не согласны... Качество угольных запасов падает. Коэффициент полезного съёма энергии был равен 177 в 1954 году, в 1977-ом он снизился до 98... Причём оценки включают лишь расход энергии в местах добычи, но не включают энергии, потребной для изготовления шахтных механизмов, для транспортировки угля и его переработки. Если аккуратно подсчитать эти расходы и включить их в коэффициент полезного съёма энергии, оказывается, что кривая энергетической выгоды существенно меняется, и что коэффициент 1977-го года правильно считать равным 20. Это означает, что только 5% полной энергии добываемого угля необходимо потратить на его добычу. Тем не менее, резкое падение съёма энергии после 1967-го года вызывает тревогу: если падение будет происходить с такой скоростью, коэффициент полезного съёма энергии в 2040-ом году составит всего 0.5."
Последняя фраза заслуживает внимания: коэффициент полезного съёма энергии, равный 0.5 значит, что на добычу тонны угля понадобится энергия двух тонн этого топлива.

Уголь обладает сравнительно низкой теплоотдачей, и по мере выработки самых лучших залежей шахтёрам придётся двигаться к месторождениям с более низкой тепловой способностью. Если верить Геверу, при переходе к углям с малой энергоотдачей уголь может исчерпать свою полезность как энергетический ресурс в течение всего трёх десятилетий. (Украинские шахтёры могут рассказать вам подробнее о том, как проходил аналогичный процесс на шахтах Донбасса в недавнем прошлом).

Теоретически возможно использовать уголь в качестве сырья с помощью изготовления синтетических жидких топлив для замены нефти. Этот процесс испытан и используется (именно он позволил немцам продолжать военные действия во время Второй Мировой войны). Но чистый съём энергии с синтетических топлив уже сейчас очень низок. Он ещё более понизится по мере того, как придётся переходить на низкосортные угли.

Есть одна хорошая новость, касающаяся использования энергии угля. Зовут эту новость ZECA – Zero Emission Coal Alliance. По-русски – Угольное Сообщество Нулевого Выброса. Программа родилась из совместных усилий группы энтузиастов и Лос-Аламосской Лаборатории. Ими сделан сделан рабочий проект угольной энергостанции, которая извлекает из угля водород и воду, а затем использует водород для накопления энергии в "топливных ячейках". (В конце этого раздела приведена принципиальная схема системы ZECA для любителей технических деталей). Предприятия, построенные по проектам ZECA, могут производить электричество с КПД, равным 70%. Сравните это с эффективностью обычных угольных электростанций = 34%. Это значит, что технология ZECA позволит увеличить вдвое съём энергии с тонны угля по сравнению с существующими станциями – существенный шаг вперёд по сравнению с нынешними технологиями сжигания топлива. Недостатки: процесс минерализации двуокиси углерода в системе ZECA может привести к дополнительному энергорасходу, что отразится на конечном съёме энергии, да и "топливные ячейки" ещё потребуют проверки в рабочих условиях.

Вывод: избыточные запасы угля позволят получать электричество в течение ещё нескольких десятилетий, но с учётом снижающегося качества углей трудно ожидать, что этот вид топлива сможет помочь нам в большей мере, чем сегодня.

ЭНЕРГИЯ АТОМА

Сразу предупрежу: я не буду рассматривать термояд – по той причине, что никто не знает с достоверностью, может ли эта идея быть доведена до уровня технологии и в какой промежуток времени... И не надо на меня кричать и топать ногами. Если вы ТОЧНО знаете, когда заработает промышленная установка, сообщите читателям и объясните, на чём основывается ваша уверенность, но сам я не стану тратить время на бесплодные дискуссии (я также отказываюсь входить в обсуждения, касающиеся изобретений Николы Тесла, cold fusion и вечных двигателей).

Большинство американских атомных станций были построены в 1960-е и 1970-е годы. 103 до сих пор в числе действующих. Производимое ими электричество сравнительно дёшево – представители атомной индустрии приводят даже цифру 2 цента за киловатт-час. Но это справедливо только, если рассматривать прямые расходы. Если же включить невероятно высокую стоимость строительства атомных станций, мер по обеспечению безопасности, стоимость вывода реакторов из службы и затраты на захоронение радиоактивных отходов, стоимость атомной энергии существенно возрастает.

После аварии на пеннсильванской станции Three Mile Island и чернобыльской катастрофы возмущённое общественное мнение заставило прекратить строительство новых атомных станций в Соединённых Штатах, и с тех пор в стране не начато строительство ни единого атомного блока. В 1980 году атомные станции дали Штатам 3.6% потреблённой энергии. К 2000 году их вклад возрос до 8.1%. Энергетики добились этого роста не за счёт строительства новых атомных станций, а благодаря увеличению эффективности использования существующих.

Многие страны используют энергию атома гораздо интенсивнее, чем мы: Франция покрывает около 77% потребности за счёт атомных станций, Бельгия – 56%, Швеция – 49%. В западной Европе Франция – единственная страна, которая продолжает строить атомные станции. Проблемы с захоронением отходов остановили развитие атомной энергетики в остальной Европе. Только в Азии ожидается существенное увеличение доли атомной энергии в покрытии энергетического дефицита.

Может ли атомная энергия служить заменой недостающему предложению нефти?

Сторонники атомного направления энергетики перечисляют её достоинства:
– практически неограниченные запасы топлива (предполагается использование breeder-ных реакторов для переработки использованного горючего)
– чистота процесса получения энергии (нет выбросов двуокиси углерода, малый объём отходов)
– практичность (атомное топливо обладает самой высокой энергетической плотностью среди всех известных ресурсов, электричество атомных станций гораздо дешевле производимого на угольных ЭС)

Разберём эти достоинства по одному.

О практической неограниченности запасов можно говорить, если иметь в виду производство плутония – одного из самых ядовитых элементов, известных человеку, – на breeder-ных реакторах. Плутоний обычно используют для ядерного оружия. На практике было построено всего несколько бридеров, и они оказались фантастически дорогими из-за специальных систем безопасности, требуемых этой технологией. Бридерные реакторы генерируют чудовищные количества тепла в пределах крохотного пространства, и для отвода тепла используют расплавы металлов. Это не только делает бридеры страшно дорогими в процессе строительства и эксплуатации – такие реакторы подвержены пожарам и поломкам: за десять лет службы французский реактор Superphoenix находился в рабочем состояние меньше года. После нескольких десятилетий попыток развития бридерной программы Франция и Англия забросили планы строительства бридерных реакторов. Япония отказалась возвращать в дейcтсвие свой реактор Monju после натриевого пожара, случившегося в декабре 1995-го года. Только Россия продолжает поддерживать дальнейшее развитие бридерных размножителей.

Возможно также перерабатывать использованное ядерное топливо в форме смешанных оксидов урана и плутония (эта технология известна как МОХ). Переработанный МОХ может затем использоваться вместо уранового топлива в атомных котлах электростанций. Были построены два предприятия МОХ (одно в Англии, одно во Франции), и оба оказались причиной существенных загрязнений окружающей среды (см. www.sortirdunucleaire.org).

Начальное сырьё для атомных станций – уран – добывается в урановых шахтах и доступен в конечных количествах. США в настоящее время обладают запасами урана, достаточными для работы существующих атомных станций в течение следующих 40 лет. Шахтная добыча урана представляет собой грязную и опасную работу, производящую невероятное количество отходов. Те урановые шахты, из которых добывались первые килограммы урана в Нью-Мексико, нанимали для этой работы местных индейцев племени Навахо. Были отравлены тысячи акров заповедных земель Навахо, заодно оказались отравленными и работавшие в шахтах индейцы и члены их семей.

Энаргия, необходимая для разработки урановых шахт, получается от сжигания нефти. Здесь, так же как и при разработке газовых и угольных месторождений, нефтяной кризис неизбежно отражается на дорожании шахтных операций.

Насколько чистой можно считать атомную энергию? 8 мая 2001 года Дик Чейни сказал в интервью CNN, что атомная энергия "не создаёт вообще никаких эмиссий двуокиси углерода". Это правда, только в том смысле, что сам процесс производства на атомных станциях не создаёт выбросов. Но добыча урановой руды, её очистка и технологии концентрации топлива – всё это процессы с очень высоким выбросом газа. При рассмотрении полного цикла оказывается, что атомная энергия попутно производит в несколько раз больше двуокиси углерода, чем добыча энергии с использованием восстановимых ресурсов.

Малость объёма отходов так же скрывает настоящее состояние дел. Прямые отходы процесса на атомных станциях дают в год 1000 тонн высоко- и низко-радиоактивных отходов. Вряд ли это можно считать малым количеством, если принять во внимание, что радиоактивная опасность отходов будет сохраняться в течение десятков тысяч лет. К тому же эта цифра не включает отходов урановых мельниц, также радиоактивных – количество их может достигать 100000 тонн в год на каждую из атомных станций. Можно ли разрешить проблему надёжного захоронения радиоактивных отходов? После полувека развития и использования атомной энергии ни одна страна в мире не может похвастать тем, что ей удалось построить постоянное безопасное хранилище для радиоактивных отходов. Те, кто в этом сомневаются, поговорите с уральцами...

Практичность. Высокая энергетическая плотность атомного топлива – это характеристика уже выделенного из руды и очищенного урана. Цена в 2.2 цента на киловатт-час включает только производственные расходы, топливо, обслуживание и заработок персонала. Сюда не входят ни исследовательские работы, ни проектирование, ни амортизация, ни расходы на вывод станции из строя, ни стоимость захоронения отходов. При полном учёте всех факторов, цена производимой атомными станциями энергии становится настолько большой, что делает электричество атомных станций самым дорогим сектором из широко используемых видов энергии. После того, как несколько штатов приняли законы по разрегулированию электроэнергии, оказалось, что атомные станции не в состояние конкурировать в этих штатах с другими электростанциями. В Калифорнии, например, налогоплательщикам пришлось выкупать компанию Pacific Gas And Electric за свои деньги, чтобы не допустить закрытия атомных станций – мы остались бы без света. Германия не так давно приняла решение начать вывод атомных станций из энергетической сети – по экономическим причинам и из-за экологических соображений.

Насколько безопасна атомная энергия? Я не буду долго распространяться по этому вопросу. Жители бывшего СССР не нуждаются в напоминаниях. Если кто-то захочет обсудить высоко-температурные реакторы (Pebble Bed Modular Reactor), вряд ли я смогу принять участие: не хочу обсуждать не испытанные ещё технологии.

Давайте лучше подумаем, насколько лёгким был бы перевод энергетики на рельсы использования энергии атома, принимая во внимание, что строительство одного атомного блока в США требует сегодня не менее 10 лет.

Для замены электричества, вырабатываемого сегодня в стране с помощью сжигания нефти и газа, нам пришлось бы построить примерно 50 новых атомных станций со средней мощностью существующих. Заметьте: энергия, выработанная этими станциями, не покроет энергопотребностей транспорта и сельского хозяйства.

Поскольку уголь сегодня используется главным образом для выработки электроэнергии, можно было бы попробовать заменить угольные станции атомными. В этом случае производство атомной энергии пришлось бы увеличить на 250%, что потребовало бы строительства в Штатах примерно 250 новых атомных станций.

Замена нефти энергией атома в пределах мира вообще проблематична: потребляемая транспортом энергия нефтепродуктов столь велика, что замена бензина, керосина и дизельного топлива электричеством потребовала бы 500%-ного увеличения отдачи нынешних атомных станций. Заодно подумайте – как мы станем катать по дорогам 700 миллионов автомобилей, отправлять в небо десятки тысяч самолётов, перевозить товары по железным дорогам и по морю, снабжать энергией работающие на полях тракторы и комбайны? Таков комплекс проблем, связанный с переходом на атомную энергию...

В следующий раз – о восстановимых энергетических ресурсах.

_________________________________________________________________________________

Приложение для любознательных и технически одарённых: Схема процессов ZECA

Photobucket


Продолжение следует
 
Tags: компиляция, размышления
Subscribe

  • ОБЕЗЬЯНА С ГРАНАТОЙ

    Обезьяна с гранатой Невозможным становится мирное сосуществование демократий и диктатур Александр Скобов, Каспаров.Ру, 25.05.2021 Убежденность…

  • ПИШЕТ АЛЕКСАНДР НЕВЗОРОВ:

    «...В 90-е годы Россию абсолютно реально спасли от голодной смерти потоками гуманитарной помощи эти проклятые пин... и Европа. И это было. Это…

  • СВЕТЛЯЧКИ БУДУЩЕГО

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 299 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • ОБЕЗЬЯНА С ГРАНАТОЙ

    Обезьяна с гранатой Невозможным становится мирное сосуществование демократий и диктатур Александр Скобов, Каспаров.Ру, 25.05.2021 Убежденность…

  • ПИШЕТ АЛЕКСАНДР НЕВЗОРОВ:

    «...В 90-е годы Россию абсолютно реально спасли от голодной смерти потоками гуманитарной помощи эти проклятые пин... и Европа. И это было. Это…

  • СВЕТЛЯЧКИ БУДУЩЕГО