Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 2.

Леса предваряют цивилизацию, но за нею следуют пустыни.
– Франсуа Рене Шатобриан (1840)
После первого нефтяного кризиса 70-х годов Кеннет Боулдинг писал: "В 1859 году человеческая раса нашла у себя в подвале огромное сокровище. Это были нефть и газ – фантастически дешёвые и легко добываемые источники энергии. Мы (по крайней мере некоторые из нас) сделали то, что делает любой, нашедший огромное сокровище: мы взялись его проживать, и с тех самых пор тратим наше сокровище с непреходящим наслаждением."

Мало кто представляет, насколько наличие избытка дешёвого топлива повлияло на трансформацию наших обществ и нашей личной жизни. Эти изменения несравнимо более значительны, чем сельскохозяйственная революция, происшедшая 10000 лет назад. Земледелию понадобились столетия, чтобы развиться в тех районах, где оно впервые возникло, и ещё тысячи лет на то, чтобы распространиться в дальние уголки планеты. Сравните это с двумястами лет, в течение которых использование ископаемых углеводородов изменило жизнь планеты. Этот период часто называют "индустриальным веком", изредка "нефтяной эрой". На самом деле, принимая во внимание кратковременность праздника, нефтяную эру следовало бы называть "нефтяным интервалом" или, пользуясь метким английским словосочетанием – petroleum bubble (нефтяным пузырём).

Часть 2. СЧАСТЛИВЫЕ ВРЕМЕНА ДЕШЕВИЗНЫ

В начале пятого века Европа была от горизонта до горизонта покрыта густыми лесами. Весь энергетический режим жизни населения основывался на использовании дерева. Из дерева люди мастерили орудия, средства передвижения, древесиной отапливали и освещали свои дома. Немногочисленные металлические детали требовали сжигания древесного угля для их производства. Европейцы того времени почитали леса священными, заповедными источниками жизни. Они верили в духов рощ и деревьев и приносили им жертвы. С распространением христианства эти “паганские” верования были заменены отношением к лесу как к дикой среде, которая нуждается в реабилитации с помощью упорного человеческого труда. Люди не только перестали бояться вырубать леса, более того: очищение земли для сельскохозяйственных нужд стало почитаться достойной христианина обязанностью. Вырубка леса означала укрощение дикой природы, отталкивание её прочь от людских жилищ, распространение цивилизации.

Тягловой силой в те времена была мышечная энергия людей или животных. Позже к ним прибавились силы ветра и падающей воды. Человеческое тело способно генерировать очень малую мощность, тем не менее земли обрабатывались, главным образом, человеческими мускулами. Люди потребляют значительно меньше энергии-питания, чем животные, и действиями человека можно сравнительно просто управлять, так что до поры до времени было выгоднее использовать мускульную силу человека, чем быков, лошадей или мулов. Животные требуют своей доли энергоресурсов.

Когда в средние века от лесов было очищено уже столько земли, что на ней можно было выращивать достаточно пищи и для людей, и для скота, плуг стали таскать быки. В 12-ом веке европейцы начали использовать в качестве тягловой силы и лошадей. Быки могут питаться сеном и соломой, их рацион обходится дешевле, чем содержание лошадей, которым дополнительно необходимо зерно (выращивание кормов для одной лошади требует от 4 до 5 акров земли). Использование животных с одной стороны позволяет обрабатывать больше земли, с другой – требует бóльшего размера сельскохозяйственных угодий. Как всегда, более совершенная технология требует бóльших энергетических субсидий со стороны природы. К 1900 году поголовье лошадей в Британии составляло 3.5 миллиона. Ежегодно им приходилось скармливать четыре миллиона тонн ячменя и сена, так что существенные площади сельхозугодий были отведены на выращивание кормов. В США того же времени четверть всех сельскохозяйственных земель использовалась для выращивания корма для лошадей (90 миллионов акров).

Европейцы использовали также энергию ветра и воды, но в те времена не существовало технологии, которая позволяла бы транспортировку этой энергии к каждому отдельному потребителю. Энергия ветра, однако, позволила европейцам создать суда, которые необходимы были для развития торговли и захвата новых земель – для осуществления стратегий захвата и крупномасштабности, о которых я писал в первой части. К 16-му веку европейские суда ежегодно перевозили в общей сложности 600000 тонн грузов.

В средневековый период общество использовало энергию дерева, воды, ветра и мышечной силы людей и животных – ресурсы возобновимые, хотя и не безграничные. Дубовые рощи могли бы со временем вырости заново, но лес вырубали быстрее, чем он мог регенерировать. В результате Европа лишилась лесов – за счёт этого энергоресурса были созданы более сложные общественные структуры и технологии, которые в свою очередь привели к следующему витку энергопотребления. Дополнительным результатом истощения ресурсов леса стало существенное увеличение населения континента.

До начала индустриальной революции было два продолжительных периода, когда население Европы быстро росло. Первый из них (1100-1350) был прерван эпидемией бубонной чумы – прямой результат неконтролируемого роста населения. Второй, уже после того, как население было существенно прорежено "Чёрной Смертью", продолжался где-то с 1450 по 1650 год, и прекратился в результате повторяющихся засух и голода – континент платил жизнями людей за уничтожение лесов.

В 12 и 13 веках Европа начала испытывать проблемы с недостатком древесины. Между 400-ым годом и 1600-ым лесной покров Европы снизился с 95% поверхности континента до 20%. Дефицит дерева означал, что его приходилось возить теперь на более удалённые расстояния, а это также требовало дополнительных расходов энергии. К восемнадцатому веку железоплавильные печи могли работать только треть времени, позже – только пятую часть: нехватало древесного угля. Нехватка древесины привела к повышению цен на все продукты. Sully писал в Oeconomies Royales: "цены на все продукты, необходимые для жизни, будут постоянно расти, и причиной тому будет нехватка древесины". Не напоминает ли это вам заголовки в сегодняшней прессе, с той только разницей, что вместо слова древесина теперь стоит нефть?

Экосистема мстила за вырубку лесов: в Европе росло население, требования которого к среде обитания грозили будущими разрушениями, эпидемиями, смутами. Дальнейшее увеличение численности населения Европы могло быть возможным только в случае освоения новых энергетических ресурсов и захвата новых земель.

Ресурс был вскорости найден. Началась "угольная революция". Семнадцатый век в Англии ознаменовался использованием коксующегося угля. Начался новый виток энергопотребления. Уголь работал в плавильных печах, углем стали обогревать дома. Но использование угля не остановилось на замене лишь традиционных функций исчезнувшей древесины. Более высокая энергоотдача угля позволила создать новые производства и технологии: оказалось возможным наладить массовую выпечку хлеба, изготовление стекла, кирпича, выпаривание соли из морской воды, пивоварение.

С другой стороны угледобыча – занятие не только тяжёлое и опасное, но и разрушительное для окружающей среды – по необходимости привела к важнейшим изобретениям: были изобретены механический шахтный подъёмник, подземные туннели (проходки) с искусственным освещением и принудительной вентиляцией. Понадобились мощные насосы для откачки грунтовых вод из шахт. Для их работы нужны были паровые машины. Именно для доставки угля из шахт была проложена первая ветка железной дороги. В 1803 на улицах Лондона появились кареты с приводом от нагреваемого углём парового двигателя. В начале 19-го века паровой двигатель стал использоваться в качестве локомотива для транспортировки людей и грузов. Начиная с 1840 года паровые двигатели были установлены на океанские суда; в шестидесятых годах изобретение котлов высокого давления и стальных корпусов открыло новую эру в кораблестроении. Время морских путешествий сократилось вдвое.

Новый энергоноситель и технологии, вызванные его эксплуатацией, полностью изменили Европу. Уголь позволил интенсифицировать перевозки. Стала доступной разработка рудных месторождений. Заработало множество печатных прессов. Оказалось, что из угля можно изготовлять ценный продукт – горючий газ. Первые газовые фонари начали освещать Лондон в 1807 году, в США они появились в 1816-ом, во Франции в 1820-ом. Скоро все города с населением более 10000 освещались газом.

Уголь знаменовал возникновение химической промышленности, что в свою очередь революционизировало текстильную и фармацевтическую отрасли. Энергия угля сделала возможной индустриальную революцию, изменила условия человеческого труда, экономику и общество в целом.

Чтобы представить жадность, с какой человечество набросилось на новый энергоресурс, стоит взглянуть на темпы роста угледобычи в 19-ом веке. В 1800 году было добыто 15 миллионов тонн. К 1900-му добывалось 700 миллионов тонн угля в год: 4000-процентный рост в течение одного столетия. За два последних года девятнадцатого века мир использовал больше угля, чем было добыто за всё восемнадцатое столетие.

Европейский колониализм обязан своей зрелостью энергии угля. Державы, ранее других освоившие этот энергоресурс, консолидировали экономическую и политическую власть и распространили свои законы на остальной мир.

Зависимость мировой экономики от угля достигла пика в начале двадцатого века, когда его вклад в общее потребление энергии составил 90%. За какую-нибудь сотню лет уголь полностью изменил большую часть мира. Новый энергоноситель вызвал к жизни не только изобретения и открытия, он создал новые способы труда, изменил баланс сил между нациями, обеспечил изобилие и... привёл к новому витку роста населения, самому резкому за всю предыдущую историю.

Сделаем здесь пометку для будущего: доступ к новому источнику энергии ведёт к взрывному росту населения планеты, что неизбежно требует новых источников энергии. Проблема истощения ресурсов неразрывно связана с проблемой перенаселения и с разрушением среды обитания, и разрешить их отдельно одну от другой невозможно.

Переход к углю – ископаемому топливу – означал вступление человека на путь использования невозобновимых источников энергии. Человечеству не удастся повторить природные процессы, приведшие к накоплению угля в недрах земли – нет времени. Рубикон перейдён: с этой поры постоянно возрастающая часть мирового энергетического бюджета начала расходоваться на истощение ресурсов, которые нельзя восстановить в течение отведенного человечеству времени жизни...

К концу 19-го века человечество стало пользоваться ещё одним источником энергии: нефтью. Как и с углём – поначалу очень немногие представляли себе последствия, к которым приведёт этот "новый" подарок природы. Уголь сформировал экономические, политические и социологические контуры 19-го века. Нефти было суждено сформировать двадцатое столетие.

Первая промышленная скважина для добычи нефти было пробурена "полковником" Эдвардом Дрейком в Пенсильвании в 1859 году. Нефть в те времена использовали как дешёвый смазочный продукт. Перерабатывая нефть, можно было также извлечь керосин и использовать его для освещения. Керосиновые лампы поглощали большую часть добываемой тогда нефти. Эти продукты позволяли разрешить проблему недостатка китового масла (человечество к тому времени ухитрилось истребить бóльшую часть китов).

На нефтяных скважинах поначалу было сделано несколько дюжин состояний. Многие из них были так же быстро потеряны: к 1866 году прогорел и "полковник" Дрейк. В это же время один неглупый делец по фамилии Джон Д. Рокфеллер начал скупать нефтедобычи в Пенсильвании, Огайо, Западной Вирджинии и строить нефтеочистительные предприятия под вывеской Standard Oil. Скоро он владел крупнейшей сетью нефтеочистительных заводов в стране и принялся заглатывать одного за другим своих конкурентов.
(Я сделаю здесь небольшое лирическое отступление. В начале 1989-ого мой босс ввалился ко мне в офис, плотно закрыл за собой дверь, уселся верхом на стул и, глядя прямо в глаза, спросил: "Артур, ты хоть понимаешь, что происходит сейчас в России? Бьюсь об заклад, в ближайшие три-четыре года там будут сделаны фантастические состояния. Ты не хотел бы отправиться в старую страну, осмотреться, найти нужных людей и попробовать выяснить условия для получения доли доступа к районам потенциальной нефтедобычи? Ты же говоришь на их языке, я сделаю тебе командировку на год..." "Кен, ты безумен, – сказал я ему, – Даже не думай. Я туда не вернусь ни за какие деньги в мире!" Он был очень разочарован...)
Да, так вот, Рокфеллер. Его стратегия была проста и эффективна: он подкупал руководство железных дорог, перевозивших нефть и нефтепродукты, производимые им и его конкурентами; он произвольно снижал цены на свои продукты, разорял конкурента, потом скупал его перегонные заводы за бесценок. Через короткое время в его руках сосредоточились и добыча, и переработка, и компании по строительству нефтепроводов, и первые нефтеналивные танкеры. Скупая иностранные компании, к 1880 году Standard Oil консолидировала 90% нефтяного бизнеса США в окружающем мире. В Европе также росла потребность в керосине и смазочных материалах, так что вскоре детище Рокфеллера уже контролировало самый экспортируемый из Штатов продукт, а Standard Oil стала первой современной трансконтинентальной корпорацией. Рокфеллер завладел международной монополией на нефть, и думал, что это навсегда.

Однако вскоре (1871) существенные резервы нефти были обнаружены вне американского континента – в Российской Империи, возле города Баку. Людвиг Нобель (брат известного изобретателя динамита), известный в качестве "российского Рокфеллера", приехал в Баку в самом начале тамошнего нефтяного бума и сразу установил контроль над добычей и переработкой бакинской нефти. К 1885 году производство нефти в России достигло трети американского уровня. Но поскольку в России не было спроса на такое количество нефтепродуктов, Нобелю ничего не оставалось, как искать выхода на мировые рынки. Ему на помощь пришло семейство парижских Ротшильдов. Банкиры владели нефтеочистительным заводом в Фиуме на побережье Адриатики. Ротшильд взялся финансировать строительство железной дороги из Баку в Батуми, обеспечив доставку принадлежавшей Нобелю нефти водным путём из Чёрного моря в Европу. Впоследствии Ротшильд стал конкурировать с Нобелем, начав свой собственный нефтебизнес в Баку. Он также продвинул бакинскую нефть на британский рынок, после чего и Standard Oil тоже открылa свою контору в Лондоне, назвав её Anglo-American Oil Company.

Я не стану описывать ни перипетии закулисной конкурентной борьбы в зарождавшемся нефтяном бизнесе, ни "нефтяные войны" между конкурентами. Не в этом суть. Важно вот что: после изобретения Эдисоном электрического освещения в 1880-х годах потребность в керосине достигла пика и начала падать. Зато стала расти потребность в нефти для отопительных нужд. Эта потребность была искусственно создана Standard Oil – как способ увеличить сбыт своего энерготовара. К 1909 году половина добываемой нефти уже использовалась для отопления.

Важным рынком сбыта стал рынок горючего газа. Во времена начальной нефтедобычи сопутствующий нефти газ считался не имеющим ценности вторпродуктом, и его просто-напросто сжигали в факелах. Однако по мере роста цен на горючий газ, изготавливаемый из угля, стало выгодно улавливать попутный (природный) газ и использовать его для освещения: природный газ был дешевле. В 1883 году Питтсбург стал первым городом, начавшим освещать свои улицы природным газом вместо угольного. После введения электрического освещения городские фонари были переоборудованы в электрические, газовые предприятия приспособили внутригородские сети для доставки газа в дома – и города начали использовать природный газ для отопления.

Но по-настоящему нефтяная эра наступила только с использованием нефтепродуктов для выработки электричества, выполняющего роль не только источника энергии, но и его переносчика. Электричество доставляет энергию нефти по запросу пользователя в любую точку мира. Замечают это современные люди или нет, каждый из нас почти всё время занимается тем, что тем или иным способом тратит электроэнергию с помощью какого-то электроприбора. Это ли не триумф Standard Oil!... ;)))

В дополнение к этому, в начале прошлого века появился новый потребитель нефтяного ресурса. Бензин, который считался нежелательным и опасным вторичным продуктом переработки нефти, вдруг оказался в центре внимания создателей двигателя внутреннего сгорания. В 1908 году Генри Форд начал массовую продукцию своего овтомобиля T-Model. В стране не было дорог, необходимых для автомобильного движения, и тогда Standard Oil, Генри Форд и производители шин предприняли массированную компанию, лоббируя Конгресс о необходимости выделения денег на их строительство. Субсидия в миллиарды долларов на строительство дорог была выбита (куплена), и это судьбоносное решение скрепило печатью дальнейшие судьбы человечества. Стоимость романа между американцами и автомобилем поражает воображение. Средний американский водитель каждую неделю потребляет количество нефти, равное его весу. Полная мощность автомобильных моторов, проданных в прошлом году, превышает мощность всех электростанций мира вместе взятых. Автомобильный парк весит в четыре раза больше, чем общий вес людей, населающих планету, и потребляет в четыре раза больше энергии, чем содержит пища, потребляемая людьми. Пришельцы из космоса могли бы логично прийти к выводу о том, что доминирующей формой жизни на земле является автомобиль, а не человек.

В начале 20-го века Россия на короткое время стала страной, производившей самый большой объём нефти. Но после революции и открытия новых нефтяных полей в Америке (Калифорния, Техас, Оклахома) США вышли на первое место среди нефтедобывающих стран и удерживали это первенство вплоть до середины прошлого века. "Семь Сестёр" доминировали мировой рынок: Exxon, Chevron, Mobil, Gulf, Texaco, BP и Shell. К 1949 году нефтяным “Сестричкам” принадлежало четыре пятых известных нефтерезервов, расположенных вне США и СССР, причём они контролировали девять десятых мировой добычи, три четверти перегонки, две трети флота танкеров и владели практически всей сетью нефтепроводов.

После Второй Мировой войны, в то время как США стали крупнейшим мировым потребителем нефти, гигантские запасы её были обнаружены на Ближнем Востоке. Именно в это время ведущие нефтяные компании ввели в действие двойной уровень цен на нефть: международные цены на нефть отличались от цены, по которой нефть продавалась в Соединённых Штатах. Цены в США удерживались искусственно на более высоком уровне, чем на внешних рынках. Этого удавалось достичь с помощью эмбарго на импорт в Штаты иностранной нефти. Нефтяные компании недурно нажились на американских потребителях до 1960-х годов – эмбарго было снято после того, как нефтяным магнатам удалось выкачать из недр большую часть американской нефти.

В те времена предложение нефти на международных рынках настолько превосходило спрос, что "операторы" (индустриальный сленг для обозначения нефтедобывающих компаний) с трудом справлялись с падением цен на их продукцию. Тогда несколько стран (главным образом ближневосточных) образовали картель, известный под названием Organization of the Petroleum Exporting Countries – OPEC, с целью ограничить конкуренцию и остановить дальнейшее падение цен на нефть. "Семь Сестёр" также ввели строгие лимиты на производство и продажу нефти, чтобы стабилизировать цены. Но по мере расширения нефтедобычи и в Штатах, и за рубежом появилось значительное число независимых операторов, которые не желали придерживаться никаких искусственных ограничений на свою продукцию.

В 1959 году возник новый элемент дестабилизации нефтяного рынка: в Ливии были открыты крупные резервы высококачественной нефти, причём на малой глубине, так что добыча её была сравнительно простой. Близость доступа ливийской нефти и к европейским рынкам, и к восточному побережью Америки означала серьёзную угрозу для главных игроков – нефтяных компаний, старавшихся ввести ограничения на добычу и предотвратить падение цен на нефть.

Драма достигла апогея после того, как в 1969 году власть в Ливии захватил молодой харизматический лидер – полковник Муамар Каддафи. Он с самого начала объявил об отказе следовать соглашениям между OPEC и "Семью Сестрами", национализировал большую часть ливийских нефтяных скважин и стал единолично распоряжаться ценами. Более других от действий Каддафи пострадала компания Occidental Petroleum. Она обратилась с просьбой о помощи к самому крупному партнёру среди "Сестричек", к Exxon’у. Руководство Occidental считало, что Каддафи можно заставить изменить курс, если отозвать из Ливии всех западных экспертов (не следует забывать, что разработки велись, главным образом, американским инженерным персоналом), но чтобы эта угроза сработала, Occidental нуждалась в нефти для временного покрытия ливийских потерь. Если бы Exxon согласился продать свою нефть по номинальной цене Occidental Petroleum, можно было бы придавить Каддафи к стенке. Exxon отказался. Результат известен: Каддафи успешно установил контроль над национализированными нефтяными ресурсами и избежал мщения нефтяной индустрии. Так был создан прецедент национализации собственности нефтяных компаний. Каждый умирает в одиночку…

К 1970-му году США больше не могли производить нефть в количествах, необходимых для удовлетворения энергопотребностей, когда-то искусственно созданных нефтяными операторами. Уровень добычи нефти в Америке достиг пика в 1970 году и с тех пор неуклонно снижается. С того момента и впредь США становятся всё более зависимыми от импорта энергоносителей, и не могут больше односторонне устанавливать цены на нефть.

Результаты нового порядка вещей не заставили себя долго ждать. В 1973 году разразилась война, известная в Израиле под названием войны Судного Дня (в Египте её называют Ramadan War). В октябре 73-го Египет сперва потребовал от ООН убрать своих наблюдателей с египетско-израильской границы, а затем атаковал израильские войска, расположенные в Синае. Одновременно Сирия начала военные действия на Голанах. Атакованный с двух сторон, Израиль в течение первых 24-48 часов находился под серьёзной угрозой уничтожения. Вооружённая советскими ракетами земля-воздух и советскими танками египетская армия сумела отбить контрудар израильской авиации. В тот день погибло много еврейских парней. Израиль запросил у Америки замену сбитым самолётам и немедленно получил её. Преимущество перешло на сторону Израиля. Пока еврейская армия переправлялась через Суэцкий канал, советские военные суда заняли угрожающую позицию в Средиземном Море, подняв ставки угрозой втягивания в конфликт обеих сверхдержав. Америка, как обычно, надавила на Израиль, заставив его принять условия прекращения огня.

Как раз в этот период арабские страны – участницы OPEC вели переговоры с главными операторами. Поскольку исход войны был решён не в последнюю очередь поставками американской военной техники Израилю, арабы во главе с Саудовской Аравией демонстративно прервали переговоры и объявили нефтяное эмбарго против США и Израиля. Результатом стала немедленная нехватка топлива в Соединённых Штатах. В течение следующих четырёх месяцев американцы впервые стали в длинные очереди у бензозаправок. OPEC’у удалось учетверить цены на сырую нефть на мировых рынках. Картель выговорил у ведущих нефтяных компаний право назначать объём нефтедобычи и таким образом определять цены на нефть в будущем.

Зависимая от своей приверженности к заливанию глотки нефтью, мировая экономика получила шок, вызвавший жестокий и затяжной приступ инфляции – приступ, продолжавшийся до 1982-го года. Последствия шока отразились на всех странах, подняв стоимость индустриальной продукции и доставки товаров. В 1974 году мир испытал самую жестокую экономическую депрессию с 1930-х годов. Период послевоенного процветания пришёл к концу.

Кризис 1973-го ещё не возвестил поднятия занавеса на премьере драмы под названием Армагеддон.
Это был первый звонок, приглашавший публику в зал.


Продолжение следует
Tags: компиляция, размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 146 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →