Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

ПРАЗДНИК С РОДСТВЕННИКАМИ

 
– Так куда Димочка уехал?

До сих пор я сидел тихо, как мышь, зная по опыту, что безопаснее всего не встревать в беседу. Но вопрос о моём сыне задан в лоб, и увернуться от ответа не удастся.

– Дима уехал в Аргентину.
– Что, опять на гору полез?
– Да, он и двое его друзей собираются совершить восхождение на Аконкагуа.
– Это высоко?
– 6959 метров.
– Ой, это-таки высоко. Зачем им это нужно?
– Им это нравится.
– Ты знаешь этих людей, с которыми он лазит?
– Я знаю, что с одним из них, с Андреем, Дима поднимался на Кумбхакарну, в Гималаях.
– Так он с русскими лазит?

Теперь слово "лазит" торчит у меня в ухе, и сделать с этим совершенно ничего нельзя.

– Андрей и его жена Наташа, кореянка, живут в Нью-Джерси.
– Но они русские?
– Как ты считаешь, я русский?
– Конечно!
– ...(Господи, как долго будет продолжаться эта пытка? Спокойно, парень, спокойно, это не стоит скандала)... И вы все русские?
– Конечно, а кто же ещё?
– А что вы здесь делаете в моей Калифорнии?
– Живём!
– Да. Да. Я знаю. Это моя вина. Признаю полностью. Помилованию не подлежу.

Это и правда моя вина. Я был спонсором, перетащившим сюда всю банду. Ни одно доброе дело не должно оставаться безнаказанным!

К разговору подключается недавно приобретенная родственница преклонного возраста.

– А какая там в Гималаях страна, куда он лазил?
– Непал.
– Это удивительно. Теперь все страны какие-то, о которых в наших школах не учили. Непал. Потом ещё этот Тибет. Кто когда слышал о Тибете? А теперь все только и знают – Тибет, Тибет, и там этот Далай-Лама, тоже не что-нибудь, а прямо-таки живой бог!
– Резиденция Далай-Ламы вообще-то теперь в Индии.
– Индию у нас учили. Но Тибет?...
– Давайте выпьем. За всё хорошее, – примирительно говорю я.
– Я теперь пью только воду или соки. Анечка купила замечательный яблочный сок. У него такой вкус, как будто он только что выдавлен из свежих яблок.

Счастлив, что меня оставили на время в покое, я подливаю себе коньяку и стараюсь хранить неподвижность, строя вокруг себя невидимую завесу третьего рода и проектируя на неё магнитный барьер из частиц высокой энергии. Но это плохо помогает: звуки разговоров проникают в сознание, грозя внезапным взрывом серого или какого там ещё вещества моего несчастного мозга.

– Это не Победа, а Волга!
– А я тебе говорю, что Победа.
– Ты ничего не понимаешь: Победа была модель М20, а Волга – М21, это два совершенно разных автомобиля!
– А вы были на концерте Жванецкого?
– Он, говорят, привёз новый материал.
– Да, он всегда привозит новый материал.
– Мне сказали, что в этот раз было очень смешно.
– Артур, вы с Тоней идёте на Жванецкого?
– Нет. Мы не ходим на концерты русских гастролёров.
– Что такое, вы боитесь заразиться русским юмором?
– К сожалению, не хватает времени на посещение даже тех концертов, которые нас действительно интересуют.
– Так ты и не читаешь по-русски?
– Я мало читаю по-русски, в основном по-английски.
– Но ты, конечно же, читал Людмилу Улицкую?
– Нет, не читал.
– Как! Ты не читал Улицкую?
– Я же говорю – не читал.
– "Даниэль Штайн, переводчик"?
– Это роман так называется?
– Да. О нём все говорят!
– Нет, не читал.
– Слушай, ты ОБЯЗАН прочесть этот роман!

Тоня, внимательно следящая за этим словесным обменом, успевает просигналить мне взглядом: "Ты в гостях у родственников. Не вздумай начать орать!" Прокашлявшись, я тихонько переспрашиваю:

– ОБЯЗАН? Может быть, просто ДОЛЖЕН?
– Должен. Обязан. Достань и прочти. Ты не имеешь права не прочесть этого романа!
– Вы все, несомненно, имеете в виду конституционное право?
– Как еврей и порядочный человек, ты обязан это прочесть.
– Если как еврей, тогда понятно, в этом случае разумно обсуждать вопрос об обязанностях. Но я не предполагал, что такого рода долги распространяются также и на порядочных людей.
– Тоня, как ты терпишь этого антисемита?
– Вот так и терплю, скоро уже полвека.
– Все попробуйте вот этот чай! Марина купила его в магазине у Миши.
– У Миши всегда бывает какой-нибудь хороший чай.
– А я купила очень хороший чай в Эмбаркадеро.
– В Эмбаркадеро я покупаю кофе.
– Я получаю журнал Восток-Запад. Там очень интересные статьи. Ты читаешь этот журнал?
– Нет, я не читаю русских журналов.
– Напрасно, вот я, например, читала там статью насчёт...

Всё. Перебор. Если я сейчас же, немедленно, не сумею отключить мозг от напора русской речи, меня хватит кондрашка. Я говорю, что должен проверить, хорошо ли запаркована машина и выбираюсь на холодный ночной воздух. Неправдоподобных размеров полная луна заливает серебром кроны деревьев, отсвечивает в усыпанной листьями воде фонтана. Два кота, подняв хвосты, застыли друг против друга на углу улицы, потом один срывается с места и исчезает за парапетом, а второй не спеша направляется в тень аллеи. Я сажусь на холодное сиденье автомобиля, опускаю оконное стекло, включаю радио и закрываю глаза. Jazz Hour. Эхо русской беседы постепенно уходит вслед за котами, прохлада успокаивает разгорячённую голову.

Мистерия рождественской ночи. Калифорния. Год 2007. Я всё ещё жив.
 
Tags: рассказик
Subscribe

  • ОККУПАЦИОННОЕ ПРАВОСУДИЕ

    Москва. Свидетельство от первого лица -- автор просила репостить без раскрытия имени. «В России творится полицейский и судебный беспредел. Это…

  • БУДНИ ОККУПАЦИИ

  • ПИШЕТ ВЕРА МУСАЕЛЯН:

    Вам может не нравиться Навальный. Он агрессивен, не сдержан. Его риторика может пугать. Его смелость может вызвать недоверие. Вы можете не переживать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • ОККУПАЦИОННОЕ ПРАВОСУДИЕ

    Москва. Свидетельство от первого лица -- автор просила репостить без раскрытия имени. «В России творится полицейский и судебный беспредел. Это…

  • БУДНИ ОККУПАЦИИ

  • ПИШЕТ ВЕРА МУСАЕЛЯН:

    Вам может не нравиться Навальный. Он агрессивен, не сдержан. Его риторика может пугать. Его смелость может вызвать недоверие. Вы можете не переживать…