Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

RECYCLING

 
Длинная очередь двигалась на удивление быстро, благо все двенадцать окошек с надписью Вторсупруг были открыты. Синтии ужасно хотелось выйти во двор покурить, но Вик крепко сжимал её локоть, жарко нашёптывал в ухо, сейчас мол не время, никуда не уходи, давай, пожалуйста, потерпи немного, и у тебя будет всё время мира, чтобы травить свои лёгкие табачной заразой.

Не прошло и четверти часа, как подошла их очередь. Сидевший за стеклянной перегородкой пожилой джентльмен с отёчным лицом поманил к себе Вика и Синтию:
– Кто из вас двоих оформлял документы на recycling?
– Я, – ответил Вик, с трудом ворочая языком в сухом рту.
– Пожалуйста, ваши удостоверения.

Пожилой джентльмен углубился в чтение бумаг. Вик чувствовал, что его сердце бьётся, как в молодости перед прыжком с вышки.
– Несмотря на то, что вы оба дали свои ответы в письменном виде, я должен буду задать несколько формальных вопросов. Такова процедура. Имейте в виду: наша беседа записывается. Итак, сегодня пятница, тринадцатое июня две тысячи четырнадцатого года, 3:15 пополудни, город Сан-Матео, штат Калифорния. Рассматривается заявление Вика М. Долана на предмет recycling его супруги Синтии Долан, в девичестве Синтии Катлин Бриггз. Вик Долан, знакомы ли вы и согласны со всеми условиями, перечисленными в пунктах с первого по двадцать седьмой Инструкции по Переработке?
– Знаком и согласен.
– Вы согласны с передачей Синтии всей собственности, перечисленной в пунктах 28-56 Дополнения?
– Согласен.
– Синтия Долан, знакомы ли вы и согласны со всеми условиями, перечисленными в пунктах с первого по двадцать седьмой Инструкции по Переработке, а также с пунктами 4-а, 4-b и 5-а Разъяснений Верховного Суда Штата Калифорния к Инструкции по Переработке?
– Знакома и согласна.
– Добровольно ли вы даёте разрешение Вику Долану обменять вас на новую супругу?
– Добровольно.
– Понимаете ли вы, что добровольно отказываетесь сами требовать обмена мистера Долана на нового супруга.
– Да. Мне не нужен назначенный штатом вторично переработанный супруг.
– Пожалуйста, отвечайте да или нет.
– Да, отказываюсь.
– Пожалуйста, распишитесь оба в графах, помеченных крестиками.

Вик уже поставил дрожащей рукой закорючки подписи в пяти местах Recycling Form, и теперь следил за тем, как Синтия, не торопясь, просматривала бумаги, страницу за страницей, перед тем, как расписаться.
– У меня к вам вопрос, – пробормотал Вик, – скажите, пожалуйста, я смогу воспользоваться своим купоном на recycling?
– Что у вас за купон?
– Вот, это купон из секции "Семейная Жизнь" газеты San Mateo Daily Journal за прошлый месяц. Я, собственно, потому и решился на recycling, что мне понравились условия, перечисленные в этом купоне...

Пожилой джентльмен внимательно изучил аккуратно вырезанный из газеты квадратик бумаги и торжественно объявил, что да, купон действителен, и вдобавок к списку азиатских вторсупруг Вику будет без дополнительной платы предоставлен выбор из русского списка.
– Вы очень правильно сделали, сохранив этот купон, – пояснил чиновник, – эти русские - настоящие европейские красавицы, некоторые всего один раз прошли переработку, в крайнем случае дважды, я уверен, что вы останетесь довольны! Ну вот, все формальности закончены. Вы, мистер Долан, можете оставить жену в офисе под табличкой "Spouse Drop-Off", вторая дверь слева. Подведите свой автомобиль к заднему входу, там, где написано "Pick-ups", дайте вот эту бумажку Мэри, она познакомит вас со списками вторсупруг, и вы сможете сегодня же увезти вашу recycled wife к себе в гнёздышко.
* * *
Траффик был совершенно зверский, как и полагается в пять вечера в пятницу. Добравшись да Сан-Карлоса, Вик решил уйти с фривэя на боковые улицы, но и они оказались забитыми, пожалуй, почище магистралей. Вик нервничал. Он искоса поглядывал на сидевшую справа вторсупругу и немного робел: чиновник был прав, эти русские и впрямь красавицы. Полные коленки соблазнительно выглядывали из-под короткой в обтяжку юбочки Наташи. Восхитительные светло-каштановые волосы волнами спускались на её внушительную грудь, а серые глаза сияли обещанием будущего тихого счастья. Подумать только, размышлял Вик, она даже по-английски говорит, правда с акцентом, но сколько в этом очарования! Наташа, не переставая, щебетала что-то об искусстве и о том, что оба её прежних мужа были "very kulturniy". Видя, что сейчас им не пробиться к дому, Вик решил, что неплохо бы запарковаться возле ближайшего ресторана, перекусить и ехать дальше, когда схлынет поток машин. А вот и подходящее место – ресторан Кабул.

Прохладная полутьма ресторана предвещала долгожданный уют. Устроившись в уголке, вдалеке от редких в это время посетителей, Вик с трепетом положил руку на колено своей избранницы.
– А для чего нужно было ехать к “chuchmeki”, – вторсупруга выглядела разочарованной.
– Наташа, здесь восхитительно готовят. Что бы ты хотела заказать? У них замечательные мясные блюда – баранина и телятина, попробуй манту или кабаб. Рекомендую чалав-каду, это сате из тыквы, в остром соусе, с йогуртом. Может, хочешь супу?
– Нет, супа и йогурта не надо. Закажи графинчик водочки, холодной, и чего-нибудь закусить.
Пакавра-и-баденжан?
– Это ещё что такое?
– Баклажан с йогуртом в мясном соусе.
– Фу, какая гадость! А икорки у них не найдётся?

Через полчаса графин опустел. Глаза Наташи загадочно блестели. Она взала Вика за руку и негромко, глубоким голосом запела какую-то минорную русскую песню, из тех, что вызывают необъяснимую тревогу в сердце любого мужчины. Посетители за соседними столиками перестали есть и уставились на них. Официанты тоже вышли из кухни, и Вик слышал, как они возбуждённо переговаривались между собой "Руски, руски!"...

* * *
Вик не сразу сообразил, что переливчатый сигнал относился к нему. В зеркальце заднего вида торчал полицейский джип со включённой мигалкой. Резко свернув на обочину, Вик заглушил двигатель. Наташа озабоченно вертела головой, силясь врубиться в происходящее.

Фонарик полицейского ослепил Вика.
– Добрый день, сэр. Пожалуйста, предъявите Ваши права, документ о регистрации автомобиля и страховку.

Вик, которому достались три рюмки из заветного графинчика, неловко копошился в бардачке, пытаясь отыскать нужные документы. Неожиданно над ним раздался громкий голос Наташи:
– Я сейчас выйду сама с ним поговорю.
– Ради бога, сиди тихо и не вмешивайся, – прохрипел Вик, голова которого в этот момент покоилась у неё на коленях.
– Не бойся, я знаю, как это делается!

Дальше события развивались, как во сне: Вик видел и слышал всё происходящее, но не мог ничего изменить. Наташа уверенно открыла дверцу автомобиля и направилась к полицейскому, роскошной грудью прокладывая себе дорогу в пространстве.

– Офицер, в чём дело, мы ничего плохого не сделали!
– Пассажирка, вернитесь в машину на своё место и сидите, пока я не скажу вам выйти.
– Мы возвращаемся из Вторсупруга, вот это мой новый американский муж, сегодня у нас особый день, а вы решили к нам придраться ни за что!
– Я ещё раз повторяю, сядьте на своё место.
– Такой симпатичный мужчина, а не умеет разговаривать с женщинами! – её кокетство было перемешано в равной пропорции с пьяным вызовом.
– Мэм, вам будет предоставлена возможность высказаться. А сейчас вернитесь, пожалуйста, в машину.
– Никуда не пойду. Я хочу с вами поговорить.
– Мэм, если вы будете продолжать это безобразие, мне придётся надеть на вас наручники.
– На меня наручники? Ты свинья!
.......
– Ну вот, мэм, вы хотели разговаривать, – отдышавшись, сказал кап, защёлкнув наручники на запьястьях Наташи, – Можете теперь отвечать на мои вопросы. Сколько вы выпили сегодня?
– Я ничего не пила такого, чтоб стоило об этом разговаривать!
– Откуда и куда вы направляетесь?
– Я пришелица из космоса и прибыла сюда, чтобы взять проктологическую пробу у здешних полицейских!...

* * *
Понедельник – тяжёлый день. Было открыто всего пять окошек, и очередь двигалась со скоростью страдающей одышкой черепахи. Вик добрался до окошка уже перед закрытием офиса.
– Нет, – сказала чёрная женщина за стеклянной перегородкой, выслушав его рассказ, – мы не можем выдать вам другую вторсупругу до тех пор, пока вы не сдадите полученную в пятницу.
– Я же объясняю: вы дали мне бракованный экземпляр. Она в тюрьме. Разве ваш офис не несёт ответственности за отбор правильных кандидаток?
– Все кандидаты и кандидатки проходят серьёзные обследования и одобрены штатом. Но мы не отвечаем за возможные психологические срывы. В конце концов, мы с вами имеем здесь дело с людьми, а не с роботами. Читайте пункт 27-й Договора, там всё разъяснено.
– И что вы посоветуете мне теперь делать?
– Вот вам новая форма на Recycling. Заполните её, приложите заявление о переработке пятничной кандидатки, пусть она в тюрьме подпишет бумаги, приложите чек на указанную сумму, и в течение недели будет вынесено решение о возможности предоставления вам нового шанса на Recycling.
– Возмутительно! Я буду жаловаться своему конгрессмену!
– Это ваше право. Скажу вам по секрету, вы не первый и, наверное, не последний из тех, кто недоволен купонами из San Mateo Daily Journal. Доброго дня вам, сэр, до свиданья.
Tags: рассказик
Subscribe

  • ПОЗОРНАЯ ГОДОВЩИНА

    VERA SOKOLINSKAYA April 29, 2019. 50 лет назад, 29 апреля 1969 года Андропов направил в ЦК проект "плана расширения сети психиатрических больниц и…

  • Я БЫЛ

    Зачем люди фотографируют сами себя? Для чего художник пишет автопортрет? Что мы ожидаем увидеть, взглянув на себя со стороны? Что хотели бы спрятать…

  • VANITATE

    солёный бриз ворвавшийся в залив принёс с лугов прибрежных цветочный аромат он растрепал берёзе крону раскачал верхушки пальм но не нашёл людей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments

  • ПОЗОРНАЯ ГОДОВЩИНА

    VERA SOKOLINSKAYA April 29, 2019. 50 лет назад, 29 апреля 1969 года Андропов направил в ЦК проект "плана расширения сети психиатрических больниц и…

  • Я БЫЛ

    Зачем люди фотографируют сами себя? Для чего художник пишет автопортрет? Что мы ожидаем увидеть, взглянув на себя со стороны? Что хотели бы спрятать…

  • VANITATE

    солёный бриз ворвавшийся в залив принёс с лугов прибрежных цветочный аромат он растрепал берёзе крону раскачал верхушки пальм но не нашёл людей…