Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

  • Mood:

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ

На короткое время мы прерываем беседу и втроём неотрывно следим, как Пэм расставляет перед нами на столе тарелки с гигантскими гамбургерами, салаты и пиво. Мы не отрываем взглядов от её аккуратной, круглой попки и слегка припухлых порочно малиновых губ. Пэм знает, что за ней наблюдают, и делает своё дело подчёркнуто неторопливо и с серьёзным выражением лица, даже когда она намеренно касается клиентов бёдрами. Вот оно, очарование южанок, думаю я. Против этой строгой греховности нет защиты.

В этот час в ресторане много народу, по большей части служащие Компании, но нам троим – Дику Гилмору, Тодду Харви и мне – удалось захватить столик в глубине зала; здесь не так шумно, и можно спокойно поговорить по душам. Дик – мало разговорчивый ирландец непримечательной внешности. Тодд, напротив, болтун. Это огромный белозубый парень с длинными льняными волосами, совершенный образец южного джентльмена, из тех, кого иногда ошибочно называют redneck.

Я уже больше месяца сижу в деловой командировке в Ноксвилле и бог его знает, сколько мне ещё предстоит торчать в этой дыре. Тодд и Дик – инженеры из группы, назначенной Компанией для работы над проектом под моим началом. Сегодня они пригласили меня на ланч в ресторан по моему выбору. Я согласился, выбрав Али-Бабу на Кингстон Пайк, – не в последнюю очередь, чтобы глянуть на Пэм.

Наконец наша официантка уносит свои прелести на кухню, и мы чокаемся огромными пивными кружками. Cheers!

– Cлушай, Артур, – спрашивает после паузы Дик, – это правда, что ты еврей?

Ну вот, только этого нехватало, думаю я, до сих пор в Штатах никого не интересовало моё досье. Может ли быть, что они пригласили меня сюда для беседы на религиозные темы? Это не принято обсуждать. Дик и Тодд принадлежат к какой-то из групп евангелических христиан, “newborn Christians”. Если они задумали вербовать меня в новообращённые, это может быть даже занятно.

– Да, правда, еврей – отвечаю я, разжёвывая полоску бекона.
– Интересно, как ты должен чувствовать себя, – уважительно глядя в глаза, спрашивает Тодд, – наверное, как король среди обычных людей?
– Что ты имеешь в виду? – я совсем не ожидал подобного поворота разговора и потому несколько теряюсь.
– Я имею в виду, что вы же – избранный Богом народ, и это, должно быть, наверное, очень здорово – чувствовать себя одним из избранных.

Вспышкой проносятся в памяти кадры детской хроники – размазываемые по лицу кровавые сопли, выкрики “Из таких вырастают предатели Родины!”...

– Да, в общем, это здорово, Тодд. Временами... – дипломатично отвечаю я.
– Я часто пытаюсь представить, как бы я чувствовал, если б Господь привёл мне родиться евреем. Это огромная честь. Особенно, если принять Христа как нашего Спасителя.
– Ага... я понимаю...
– Если не возражаешь, Артур, мы с Диком хотели бы пригласить тебя вечером к нам в церковь, все были бы очень рады с тобой познакомиться, мы о тебе много рассказывали, и люди были бы счастливы, если бы ты пришёл провести с нами вечер.
– Я от души благодарен, Тодд, но боюсь, есть серьёзные причины, по которым я не смогу воспользоваться сегодня вашим приглашением. Может, в другой раз, о’кей?
– О’кей. Вообще-то мы ещё хотели о чём-то спросить тебя...
– Спрашивайте, ребята, не стесняйтесь.
– Мммм... ты не знаешь, отчего евреи отказались следовать за Христом, когда он принёс им свою проповедь любви? Как они могли не признать в нём мессию?
– Вообще-то я не специалист в этих вопросах, но насколько мне известно, Иисус не отвечал мессианским пророчествам. И его самого евреи не признали пророком.
– Постой, постой, каким мессианским пророчествам не отвечал Иисус?
– Нну... он должен был бы построить третий Храм и собрать всех евреев в земле обетованной. Это у пророка Исайи сказано. И ещё там говорится, что мессия принесёт на землю вечный мир, что больше не будет ненависти, страданий и болезней. А у Захарии говорится, что мессия распространит по всему миру признание Бога израилева и объединит всё человечество воедино.
– Так и будет! Так и будет – после второго пришествия!
– О втором пришествии в священных книгах евреев ничего не говорится. Поэтому совершенно естественно, что с такими прорехами в резюме евреи не могли признать Иисуса мессией. Иисус сам говорил, если не ошибаюсь, что он пришёл не отменять старый закон, но утвердить его, или что-то в этом роде.
– Мы верим, что всё, о чём говорится в Старом Завете – абсолютная и дословная правда, только это ещё не вся правда, и потому Иисус был послан на землю, чтобы сообщить всю правду. Он пророчествовал, и многие люди ему верили!
– Наскольку я понимаю, его конец был бы совсем другим, если бы ему действительно поверили. Вообще считалось, что пророки могли существовать, только когда большинство евреев мира собралось бы на земле Израиля. Во времена Эзры, около 300 лет до рождества христова, большинство евреев отказалось перебираться из Вавилона на землю Израиля, и эпоха пророчеств закончилась со смертью последних пророков – Хаггая, Зекарии и Малахии.
– Это всё несущественные детали. Евреи должны были почувствовать, понять, поверить без доводов и доказательств, что перед ними Сын Божий!

Я вдруг соображаю, что позволил втянуть себя в один из религиозных споров, из которых не бывает выхода. Время ланча подходит к концу, и нужно придумать что-нибудь, чтобы закончить этот бессмысленный обмен фикциями, и сделать это так, чтобы не обидеть симпатичных парней, сводивших меня к Пэм и искренне считающих, что еврей должен чувствовать себя королём в их безумном, безумном, безумном мире. Я наклоняюсь к собеседникам и драматически понижаю тембр голоса:

– Хорошо. Я согласен попробовать объяснить вам то, что произошло две тысячи лет назад, но вы должны дать мне одно обещание.
– Даём, – как два автомата, отвечают Дик с Тоддом.
– Вы должны никому не рассказывать о том, что я вам сейчас сообщу.
– О’кей. Никому ни слова.
– Отлично. Теперь постарайтесь внимательно слушать то, что я вам скажу. Это очень, очень важно... Вы знаете, кто я такой?
– Ээээ...
– Я – Иисус Христос. Я пришёл, чтобы выполнить пророчество!...
– Артур, ты шутишь!
– Вы что, не верите мне?
– Нет, не верим. Ты очень хороший человек, но ты не Бог.
– Значит, вы отказываетесь мне поверить? Почему?
– Ну, как почему. Потому что этого не может быть.
– Чего не может быть? Второго пришествия не может быть?
– Нет второе пришествие будет, но только ты это не Он.
– Откуда вам знать, что не Он? – я стараюсь говорить тихим-громовым голосом, и метать глазами все доступные мне после двух бокалов пива искры, в то время, как оба моих собеседника озадаченно, с явно пришибленным видом наблюдают за этими манипуляциями.
– Потому что мы бы почувствовали, если б ты был Он.
– Ах, так вы не почувствовали! – точно так же, как не почувствовали те евреи, когда я пришёл к ним две тысячи лет назад?! – народу в ресторане уже почти не осталось, и я ору вовсю, чтоб знали и помнили, что есть гнев господень.
– Но ты же... ты же... тоже не построил Третий Храм и не собрал всех евреев в Израиле... и вообще... что ты делаешь здесь в Ноксвилле?
– Я только месяц назад пришёл от Отца Небесного, осматриваюсь, что и как. Потом, программа расчёта надёжности трубопроводов охлаждения атомных электростанций очень важна для мира на земле. И вообще, здесь в Теннесси гораздо больше христиан, чем в Израиле, поэтому разумнее начинать отсюда, среди своих людей, с которыми можно быстрее договориться, чем с этими упрямыми евреями!
– Я знаю, ты шутишь, – говорит, наконец, Тодд со смесью облегчения и сомнения в голосе.
– Так вы отказываетесь мне поверить? Без доводов и доказательств?
– Отказываемся.
– Ну, вот я и объяснил, как евреи могли не поверить Иисусу во время первого прихода на землю. Лучше я объяснить не умею. Теперь вы знаете, что они чувствовали.
– Но ты даже не представил ни одного чуда, а Христос оживлял мёртвых... по воде ходил...
– Значит, если бы я представил вам чудо, вы бы поверили, что я сын Божий?
– Ммм... по правде говоря, нет...
– Вот и я о том же! Спасибо за ланч, ребята. Давайте почаще устраивать такие дискусии!... А вообще, Тодд, я сейчас тебе предскажу что-то, а ты мне потом скажешь, прав я или нет: ты женишься на женщине не из ваших краёв, и вы будете жить долго и счастливо.

* * *
Больше они мне не задавали никаких вопросов, связанных с религией.

Через несколько лет Дик Гилмор женился на Пэм, и говорят, живёт у неё под пятой и сильно пьёт.

Тодд Харви долго искал работу после того, как Компания распалась, и в конце концов уехал в Японию. Не зная ни словечка по-японски, он слонялся по стране, с трудом понимая, что вокруг него происходит. Наконец в Токио набрёл на евангелическую церковь, зашёл внутрь... короче, через полгода он женился на прехорошенькой миниатюрной японочке, встреченной им в этой церкви. Они живут в пригороде Токио. Он преподаёт английский (я полагаю, целое поколение японцев будет теперь разговаривать по-английски с сильнейшим южным акцентом). У них уже двое детей, и как пишет Тодд, они с супругой намерены и дальше плодиться-размножаться. Он никогда не упоминает о том, что я действительно выполнил обещанное ему в ресторане Али-Баба чудо пророчества...
Tags: рассказик
Subscribe

  • МОСКВА, ШТАТ АЙДАХО

  • КРОВЬ НА УЛИЦАХ ВЕНЕСУЭЛЫ

    Народ Венесуэлы пресытился издевательствами левой хунты и поднял восстание против геноцида, организованного правительством Мадуро. Верные диктатору…

  • С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, J.S.!

    21 марта 1685 года по старому стилю в Айзенахе, Тюрингия, родился человек, памяти о котором суждено было не только сохраниться в течение более трёх…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • МОСКВА, ШТАТ АЙДАХО

  • КРОВЬ НА УЛИЦАХ ВЕНЕСУЭЛЫ

    Народ Венесуэлы пресытился издевательствами левой хунты и поднял восстание против геноцида, организованного правительством Мадуро. Верные диктатору…

  • С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, J.S.!

    21 марта 1685 года по старому стилю в Айзенахе, Тюрингия, родился человек, памяти о котором суждено было не только сохраниться в течение более трёх…