Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Category:
  • Mood:
  • Music:

ЗАМЕТКИ СТОРОННЕГО НАБЛЮДАТЕЛЯ (2)

Часть 2. Почему зевает читатель

...Сначала был джаз. Cotton Club. Свинг. Big Band. Флетчер Хендерсон, Дюк Эллингтон, Каунт Бэйси, Кэб Каллоуэй, Бенни Гудман, Арти Ша, Томму и Джимми Дорси, Ёрл Хайнс, Луи Армстронг, Глен Миллер. Это было время, когда мир слушал американскую музыку, танцевал под американскую музыку, пел американскую музыку, когда музыкант-виртуоз был героем фильмов, которые смотрел весь мир.

Из больших оркестров постепенно стали выделяться инструментальные группы, в которых импровизация играла существенно более важную роль, чем работа аранжировщика. В недрах больших составов созрели квартеты, трио, успех которых зависел от умения импровизировать «в квадрате», причём солист мог увести слушателя так далеко от первоначально заданной смысловой темы, как ему было угодно. В конце соло его всё равно ждали аплодисменты, потому что музыканты оставались виртуозами, и в конце концов они всё-таки возвращались к теме. Наступила эпоха Cool Jazz.

Постепенно самостоятельные маленькие ансамбли стали соревноваться друг с другом изощрённостью техники исполнения, причём музыкальные темы вообще были отброшены за ненадобностью. Авангард вполне мог обойтись без ограничивающего воображение «квадрата». Умение извлечь из инструмента необычные звуки, свободные модуляции в произвольно далёкие тональности, оригинальность – всё это стало цениться выше музыкальной темы, развития голосов, гармонии, выше смысла фразы – free jazz и jazz fusion естественно пришли к тому, что принято называть avant-garde.

К моменту, как джазмены сообразили, что их концерты не собирают больше слушателей, изменить что-либо было уже невозможно: рок-н-рольная попса победила джазовый профессионализм и разлезлась по свету, оглушая его децибеллами обезумевших динамиков. Потом пришёл рэп. Музыка самоуничтожилась, профессиональные музыканты-виртуозы уступили место крутящим задницей пацанам, знакомым с десятком гитарных аккордов, жокеям, умеющим двигать пальцем пластинку для извлечения ритмичного шума, и технарям-синтезаторам.

Один из выдающихся джазовых саксофонистов пятидесятых годов, привнесший в джаз латино-американскую боса-нову, Стэн Гетц, горько суммировал в конце жизни: Мы слишком увлеклись экспериментированием. Музыка, которая не вызывает эмоционального резонанса у слушателя, которая настолько сложна, что она доступна только самим музыкантам, не имеет шанса выжить. Мы сами убили джаз...

Напомните, пожалуйста, старичку, о чём это мы здесь с вами разговариваем. Ах, да... нам интересно, почему поэты (хорошие поэты!) сетуют, что никто кроме других поэтов их не читает. Я слишком увлёкся притчами и забыл, что собрался писать о том, почему публика зевает, читая современную поэзию...

Вообще-то вот что интересно: музыка ухитрилась сделать себе харакири ещё до эпохи джаза – классическая музыка. Читаю в дневнике Альмы Малер, вдовы великого композитора:

Январь, 26, 1905. Вчера были в концерте: Землинский и Шёнберг. Моё предположение полностью оправдалось... Публика покидала зал толпами, да к тому же ещё хлопала дверьми, хотя оркестр продолжал играть. Раздавались свистки и кошачьи выкрики. Но Малер и я не сомневаемся в композиторском таланте [авторов].

А ведь Вена начала 20 века была городом, диктовавшим музыкальные вкусы Европы! Достаточно свериться с концертными программами того времени, чтобы понять, что венские любители музыки отнюдь не были игнорамусами. Они хорошо разбирались в классической музыке...

Музыкальные истории подсказывают, почему тщетны попытки современной поэзии приобщить читателя к новейшим формам стихосложения. Если в стихотворении нет ничего, что способно вызвать резонанс в душе читателя/слушателя, то технический фейерверк – синтетическая многослойность, лавина аллитераций, сознательных искажений согласования частей речи, нагромождение метафор и интересных рифм – не работает. Читателю просто-напросто не интересно. Бедняга-потребитель культуры не успевает переваривать обрушивающуюся на него лавину поэтического новояза и мечтает лишь о моменте, когда можно будет смыться. Сегодняшняя публика приучена к порядку: не свистит и старается не хлопать дверями, но реакция на отсутствие эмоционального контакта однозначна – стихи остаются невостребованными.

И тогда поэтическая общественность приходит к единственно возможному выводу: хрен с ним, с читателем, нас не понимают, мы уведём свою когорту в замок из слоновой кости и будем там читать друг другу модерные стихи, пока дурно не станет!

И чтоб никто из критиков не пикнул!

Музыкальное послесловие с happy end’ом

Прошло более ста лет со дня, когда Альма Малер сделала дневниковую запись о венской публике, освиставшей концерт Шёнберга. Серьёзная музыка выжила. Концертные залы ломятся от любителей классического наследия. Но до сих пор концерты, в которых исполняются атональные произведения Арнольда Шёнберга, собирают почти исключительно аудиторию музыкантов-профессионалов. А если в программу добавить учеников Шёнберга – Антона Веберна и Албана Берга, – то и музыканты дважды подумают, стоит ли тратить на это вечер, и потому составители концертных программ, как правило, избегают подобных экспериментов: атональная музыка так и не прижилась. В то же время произведения Шёнберга, написанные традиционно в ключевой тональности (Verklärte Nacht или Pelleas et Melisande, например) – неизменно пользуются успехом у слушателей.

И джаз получил второе дыхание в последние годы – потому что в джаз вернулись гармония и мелодика, потому что молодые исполнители вернулись к джазовым стандартам, а импровизационные новшества перестали быть самоцелью. Я пишу это эссе и слушаю, как играет Кит Джарретт. Boy, oh boy, does he dig Clifford Brown!

Переболеет и поэзия...
Tags: размышления
Subscribe

  • ЛИГУРИЯ

    Июнь, Вернацца. Бархатная ночь Простёрла крылья над уютной бухтой, И диск луны, как лимончелло, мутной, Торопит облака убраться прочь. Стихает…

  • Я БЫЛ

    Зачем люди фотографируют сами себя? Для чего художник пишет автопортрет? Что мы ожидаем увидеть, взглянув на себя со стороны? Что хотели бы спрятать…

  • VANITATE

    солёный бриз ворвавшийся в залив принёс с лугов прибрежных цветочный аромат он растрепал берёзе крону раскачал верхушки пальм но не нашёл людей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • ЛИГУРИЯ

    Июнь, Вернацца. Бархатная ночь Простёрла крылья над уютной бухтой, И диск луны, как лимончелло, мутной, Торопит облака убраться прочь. Стихает…

  • Я БЫЛ

    Зачем люди фотографируют сами себя? Для чего художник пишет автопортрет? Что мы ожидаем увидеть, взглянув на себя со стороны? Что хотели бы спрятать…

  • VANITATE

    солёный бриз ворвавшийся в залив принёс с лугов прибрежных цветочный аромат он растрепал берёзе крону раскачал верхушки пальм но не нашёл людей…