Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Category:
  • Mood:

ХУДОЖНИК

Никто не знал, как его зовут. По крайней мере, мне не удалось выяснить, сколько ни расспрашивал я окрестную публику. У него не было кредитной карточки, и он не расплачивался чеками. Сказать по правде, никто никогда и не видел, чтобы он за что-нибудь расплачивался.

Все называли его просто Художник. Потому, что он всюду таскал на ремне за плечом неоконченную картину – всегда одну и ту же. Картина была написана маслом и изображала человеческую фигуру, очертания головы которой были грубо прорисованы карандашом, а торс наряжен в куртку цвета хаки. Собственно говоря, только эта куртка и была выписана на портрете в законченном виде, а вместо рук были такие же небрежные карандашные линии. Законченную часть картины можно было признать вполне профессиональной, но нарисовав куртку, Художник, повидимому, сделал длительную передышку.

Впервые я увидел его в супермаркете в Корта-Мадере. Трудно было не задержать взгляда на тощей и высокой, более чем двухметровой, фигуре с холстом на верёвочке за плечами. Он был одет в грязные сильно ношеные джинсы и джинсовую куртку, которая когда-то, вероятно, была голубого цвета. Гардероб дополняли рваные белые сникерсы с полу-развязанными шнурками и нелепая брезентовая шляпа. Супермаркет проводил День Ознакомления Покупателя с Новыми Закусками: на столиках стояли подносы со всякой всячиной, и Художник сосредоточенно переходил от одного столика к другому, загребая большой немытой ладонью бутербродики, чипсы и суши и рассовывая их по широким карманам своей куртки. Пожилые дамы в белых передничках, готовившие закуски, молча, с неподдельным ужасом следили за действиями странного посетителя. Я остановился понаблюдать, чем кончится эта необычная сценка.

К месту происшествия уже спешил дежурный менаджер, круглый, как колобок, мужчина в галстуке, с розовыми щёчками и серьёзным выражением лица. Глядя снизу вверх на щетинистую серую физиономию Художника, он деловито улыбнулся и произнёс официально-дружелюбным тоном:
– Сэр, Вы находите удовлетворительными представленные в нашем магазине закуски?
– Не знаю, я ещё не успел их протестировать.
– Я хотел предложить Вам свой офис, там Вы могли бы с удобством попробовать наши образцы и определить, что из взятого на раскладке Вам больше нравится.
– Я уверен... я знаю, что они мне все понравятся.
– Но там Вам будет гораздо удобнее, – настаивал менаджер.
– Я бы лучше занялся опробированием вон там, на лугу, за фривэем, но мне для этого нужна бутылка соды.
– Вот Вам бутылка пепси. Надеюсь, Вам понравятся наши изделия.
– Спасибо, – прихватив бутылку, Художник неторопливо, с достоинством направился к выходу из супермаркета.

Месяца через четыре я снова натолкнулся на Художника в магазине, на этот раз – Юнайтед Маркетс в Сан-Рафаэле. Один из клерков, расчитывавшийся с покупателями, вдруг оторвался от своих дел, подбежал к окошку security и громким шопотом выдохнул:
– Художник пришёл! Вон он, в буфете отоваривается...

Знакомая жердеобразная фигура действительно маячила в буфете. Художник аккуратно накалывал маслины, грибы, маленькие помидорки острой деревянной палочкой и отправлял их в рот, задумчиво разжёвывая, покручивая головой и неразборчиво бормоча себе под нос.

Я закинул свои покупки в багажник автомобиля и решил дождаться Художника на выходе из магазина. Он вышел через пару минут, держа в руках бутылку пепси, и, качая головой, побрёл в направлении залива, а я пошёл за ним следом. Наконец он уселся на скамье пирса, неподалеку от стоящей на мёртвом якоре шхуны под названием Морской Конёк.

– Хелло. Ты автор этой картины? – сказал я, усаживаясь на другой конец скамьи.
– Господь Бог автор. Я только краски смешиваю.
– Кто будет на ней нарисован?
– Тот, кто должен быть, – ответил он после паузы, потягивая из бутылки.
– А почему ты всегда таскаешь её с собой?
– Никогда не знаешь заранее, когда время заканчивать картину.
– Ты живёшь здесь, в Марин?
– Иногда.

Какое-то время мы сидели, молча глядя на блики от мелкой волны, плывущие по борту шхуны.

– У тебя есть сигареты? – вдруг обратился он ко мне.
– Нет, я не курю.
– Вот там, возле мексиканской харчевни, продаются.
– Хорошо, я схожу куплю тебе пачку.

Когда я вернулся минут через пять, скамейка была пуста, и я долго оглядывался по сторонам, вертя в руках ненужную мне пачку Марлборо.

В последний раз я видел его на автостоянке возле Манзанита-Плазы. В тот августовский полдень жара была совершенно невыносимой. Чёрные тени корчились под людьми, спасаясь от бьющего в макушки солнца. У входа в магазин стояли столики с петициями, призывающими граждан срочно объявить Марин безъядерной зоной Калифорнии; другие требовали немедленного самоопределения с выходом из состава Соединённых Штатов. Столики, как всегда, были поставлены леваками из Бёркли, но, видно, полуденное пекло погнало их куда-то искать места попрохладнее. Возле одного из столов с петициями стоял Художник с фломастером в руке. Одетый в старое своё убранство, сдвинув картину за спину, он с увлечением разрисовывал плакатик активистов человеческими профилями, не обращая внимания на жару. Я вгляделся в его рисунки. Здесь были головы детей, с явно азиатскими чертами, и профили людей в солдатской форме. Портретные наброски были выполнены мастерски, легко, несколькими штрихами обозначая лица, от которых трудно было оторвать взгляд.

– Привет. Кто эти люди, которых ты рисуешь? – спросил я, как будто мы только что расстались.
– Вьетнам, – бросил он отрывисто, – Наши ребята. И дети.

Тут я увидел, что из магазина к нам с криком бегут парень в украшенной портретом Че Гавары ти-шортке и девушка, на груди которой красовался лозунг "Свободу Палестине! Нет - израильской оккупации!". За ними следовали ещё несколько активистов.

– Эй-эй! Какое ты имеешь право рисовать на нашем плакате!? – размахивая руками перед лицом Художника, орал парень, – Кто тебе позволил уничтожать наглядную агитацию?
– Вьетнам, – односложно, как и раньше, сказал Художник, указывая на свои эскизы.
– Я так и знала, это акция правых! – завизжала девица и вцепилась в руку художника, который с очевидным непониманием пытался выдернуть из её пальцев свой фломастер.
– Ты и твои покровители – позор Америки! Долой власть монополий!

Всё происходило так быстро и до такой степени противоречило месту и времени, как будто передо глазами разворачивался ролик фантастического фильма. Подскочившие активисты рванули со спины Художника его картину, отчего он, нелепо взмахнув руками, упал на мостовую. На лице его, непонятно откуда, была кровь. Картина Художника оказалась порванной надвое. Я бросился его подымать. Сзади ревели полицейские сирены. Меня кто-то подсёк, и на какое-то время я потерял сознание. Очнувшись, увидел людей, столпившихся у машины скорой помощи; на асфальте валялся мятый плакат с профилями детей и солдат. Ни активистов, ни Художника, ни его картины не было видно. Склонившийся надо мной полицейский долго шевелил губами, и постепенно до меня дошло: он говорил, что меня отвезут в госпиталь на обследование, хотя, по всей видимости, всё в порядке, внешних повреждений нет. Я сказал, что не хочу в госпиталь, а наоборот – домой. Полицейский отрицательно покачал головой: "Это наша ответственность. Поедешь ненадолго, к вечеру будешь дома." Я спросил, можно ли мне забрать себе плакат с набросками Художника, но он сказал, что нельзя, потому что это вещественное доказательство.

Больше я не встречал Художника, хотя толстый менаджер из Корте-Мадеры уверял меня, будто видел его уже после случая с активистами. Этот парень из Сэйфвэя недавно получил повышение – его сделали начальником в другом магазине. Очень обходительный человек. Родился уже в после-вьетнамский период, и его наверняка ждёт успешная карьера в торговле.
Tags: рассказик
Subscribe

  • ОБЕЗЬЯНА С ГРАНАТОЙ

    Обезьяна с гранатой Невозможным становится мирное сосуществование демократий и диктатур Александр Скобов, Каспаров.Ру, 25.05.2021 Убежденность…

  • Пишет МАРИНА ПАВЛОВА:

    В Канаде разразился скандал из-за того, что фермеры добавили пальмовое масло в корм скоту А теперь перечитайте ещё раз.

  • ВАЖНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

    Настоящее имя Доктора Зюсса, любимейшего автора книжек американской ребятни, - Theodor Geisel. Живи он сегодня - справлял бы свой 117-й день…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • ОБЕЗЬЯНА С ГРАНАТОЙ

    Обезьяна с гранатой Невозможным становится мирное сосуществование демократий и диктатур Александр Скобов, Каспаров.Ру, 25.05.2021 Убежденность…

  • Пишет МАРИНА ПАВЛОВА:

    В Канаде разразился скандал из-за того, что фермеры добавили пальмовое масло в корм скоту А теперь перечитайте ещё раз.

  • ВАЖНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

    Настоящее имя Доктора Зюсса, любимейшего автора книжек американской ребятни, - Theodor Geisel. Живи он сегодня - справлял бы свой 117-й день…