Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:

ИДУЩИЙ

Мир – как пыль под подошвами старых солдатских сапог.
Бесконечность пустыни и белый налёт на плечах.
Я так много прошёл по планете без всяких дорог,
Что забыл, для чего. Позабыл и про боль, и про страх.

Позади тыщи миль от страны, где я начал с нуля.
Впереди лишь пески и дрожащая зыбь городов.
За барханом бархан, чапарраль и чужая земля.
За спиною усталая тяжесть прожитых годов.

Затерялась в пампасах дорога в лазоревый грот.
Ничего. Добредём. Я советчиков видел в гробу.
Под усами кривится привычной ухмылкою рот.
Седина в бороде. Я привык не пенять на судьбу.

Ну, а если поманит любовью далёкий мираж,
Я уставлюсь под ноги, потуже ремни подтяну,
И напомню себе: это, парень, пустыня – не пляж.
Бесполезный обман. Не поддайся смертельному сну...
Tags: стишки
Subscribe

  • РОДИНА-МАТЬ

    - Пролетела жизнь, как мгновение, уплыла бесследно на ялике. - Это горе не горе, мой маленький. Повседневность. Духа томление. В храме с певчими, по…

  • Из цикла "ГОРОД" два стишка (новый и старый)

    УЛАВЛИВАТЕЛИ Высоко в фиолетовом смоге Над зданием Биржи Торчат большие пустые цилиндры Их уши-антенны Впитывают звуки вечернего мегаполиса…

  • GIRONE II

    Прищурив третий глаз, внимает нам Никто, Кивает иногда согласно головами, А в синей пустоте, простершейся под нами, Все вносит в протокол прилежный…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments

  • РОДИНА-МАТЬ

    - Пролетела жизнь, как мгновение, уплыла бесследно на ялике. - Это горе не горе, мой маленький. Повседневность. Духа томление. В храме с певчими, по…

  • Из цикла "ГОРОД" два стишка (новый и старый)

    УЛАВЛИВАТЕЛИ Высоко в фиолетовом смоге Над зданием Биржи Торчат большие пустые цилиндры Их уши-антенны Впитывают звуки вечернего мегаполиса…

  • GIRONE II

    Прищурив третий глаз, внимает нам Никто, Кивает иногда согласно головами, А в синей пустоте, простершейся под нами, Все вносит в протокол прилежный…