Arthur Kalmeyer (art_of_arts) wrote,
Arthur Kalmeyer
art_of_arts

Categories:
  • Mood:

БОЛЬШОЙ ВЗРЫВ - Робинсон Джефферс

Робинсон Джефферс жил совсем неподалеку от того места, где теперь живу я - в Кармеле и в Пасифик Гроув, Калифорния.


(1887 - 1962)

БОЛЬШОЙ ВЗРЫВ
Робинсон Джефферс


Вселенная расширяется и сжимается гигантским биением сердца.
Она расширяется, и самая удалённая газовая туманность
Несётся в пустое пространство со скоростью света.
Сожмётся – и невообразимые множества звёзд и галактик,
            газовых облаков и туманностей
Отозваны будут домой, чтоб, крошась друг о друга
            в сжимающемся пространстве, снова слипнуться в ком и взорваться.
У природы нет сил, способных сдержать катастрофу -
            неописуем будет тот взрыв; и всё сущее
Разлетится ревущим потоком исковерканных гранул,
            озаряющих новое небо. Другие вселенные
Украсят алмазами грудь чёрной ночи; и вновь по границам атаки,
            словно мчащийся воин с копьём,
Туманности населят пустоту.
            Не напрасно мы, люди, восхищены фейерверком.

А наши огромные бомбы – наверное, просто следы ностальгии,
            тоска по громовому взрыву безумья, из которого всё рождено.
Но сумма энергий,
            создавших устойчивый атом, сохранится.
Она соберётся опять, накопит всю мощь и всю славу –
И снова взорвётся.   Вздымаясь и опадая,
            вселенная бьётся, как сердце.
Мир при жизни никогда и не был обещан нам Богом,
            только – вперёд и назад – живи, умирай, гори и будь проклят.
Бьётся гигантское сердце вселенной, качая в наши сосуды
            Ужасающий жизненный цикл, непредставимо прекрасный.
А мы, обезьянки Господни – а может быть, дети трагедий –
            мы, участники акта Творенья Его красоты, сознаём то,
                        что превыше мучений, – для того и дана людям жизнь.

Нет, он вовсе не Бог любви, не захолустный судья флорентийского Дантова ада
            и не антропоидный Бог, издающий Заветы.
Это тот Бог, которого ничто не заботит и коему нет конца.
Посмотри-ка на море, бьющее в скалы ночами – погляди
            на потоки струящихся звёзд – на подъём и падение наций –
на рассвет, ползущий на влажных белых ногах к океану
            по Карамельной Долине. Они существуют, нам доступна их красота.
И возможно, Большой Взрыв – лишь метафора
            – я не знаю, как можно иначе
                        объяснить безликое насилие, что заложено в корне вещей.


The Great Explosion

By Robinson Jeffers

The universe expands and contracts like a great heart.
It is expanding, the farthest nebulae
Rush with the speed of light into empty space.
It will contract, the immense navies of stars and galaxies,
            dust clouds and nebulae
Are recalled home, they crush against each other in one
            harbor, they stick in one lump
And then explode it, nothing can hold them down; there is no
            way to express that explosion; all that exists
Roars into flame, the tortured fragments rush away from each
            other into all the sky, new universes
Jewel the black breast of night; and far off the outer nebulae
            like charging spearmen again
Invade emptiness.
                        No wonder we are so fascinated with fireworks

And our huge bombs: it is a kind of homesickness perhaps for
            the howling fireblast that we were born from.
But the whole sum of the energies
That made and contain the giant atom survives. It will
            gather again and pile up, the power and the glory--
And no doubt it will burst again; diastole and systole: the
            whole universe beats like a heart.
Peace in our time was never one of God's promises; but back
            and forth, live and die, burn and be damned,
The great heart beating, pumping into our arteries His
            terrible life.
                        He is beautiful beyond belief.
And we, God's apes--or tragic children--share in the beauty.
            We see it above our torment, that's what life's for.

He is no God of love, no justice of a little city like Dante's
            Florence, no anthropoid God
Making commandments,: this is the God who does not care
            and will never cease. Look at the seas there
Flashing against this rock in the darkness--look at the
            tide-stream stars--and the fall of nations--and dawn
Wandering with wet white feet down the Caramel Valley to
            meet the sea. These are real and we see their beauty.
The great explosion is probably only a metaphor--I know not
            --of faceless violence, the root of all things.
Tags: переводы
Subscribe

  • Я БЫЛ

    Зачем люди фотографируют сами себя? Для чего художник пишет автопортрет? Что мы ожидаем увидеть, взглянув на себя со стороны? Что хотели бы спрятать…

  • VANITATE

    солёный бриз ворвавшийся в залив принёс с лугов прибрежных цветочный аромат он растрепал берёзе крону раскачал верхушки пальм но не нашёл людей…

  • ИЗ ЧЕГО СОСТОИТ СТАРОСТЬ

    Из чего состоит старость? Из болей в суставах и бессмысленных визитов к врачам, Из мечущихся стрелок часов, безнаказанно тратящих время, Из потерь -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments

  • Я БЫЛ

    Зачем люди фотографируют сами себя? Для чего художник пишет автопортрет? Что мы ожидаем увидеть, взглянув на себя со стороны? Что хотели бы спрятать…

  • VANITATE

    солёный бриз ворвавшийся в залив принёс с лугов прибрежных цветочный аромат он растрепал берёзе крону раскачал верхушки пальм но не нашёл людей…

  • ИЗ ЧЕГО СОСТОИТ СТАРОСТЬ

    Из чего состоит старость? Из болей в суставах и бессмысленных визитов к врачам, Из мечущихся стрелок часов, безнаказанно тратящих время, Из потерь -…