thought

ЛИШНЯЯ ХРОМОСОМА КАК ЗАЛОГ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ



Утром меня посетил прекрасный план дальнейшего огосударствления РПЦ:

Надо настроить церквей из расчёта на всё население страны, объявить посещение церквей обязательным для всех жителей, обязать Налоговое Управление выполнять сбор десятины в пользу РПЦ, а Думе издать закон о том, что уклонение от десятины считается экстремизмом.

Этот план открывает неограниченные возможности для финансирования олигархической ОПГ: в дальнейшем можно будет заменить десятину седмицей, дaлее пятерицей и т.д. вплоть до полного православного коммунизьма!
thought

"ПРАЗДНИК"



"Я перед каждым 9 мая думаю, что же это было — почему ваш рябой Сталин после 1945-го отменил празднование победы? А теперь знаю наверняка. Он хорошо помнил и страшное лето 1941, когда его краснознаменная и легендарная разбежалась и сдалась вся в плен немцам, и 1942, когда немцы летом вышли к Волге.

Эта рыжая усатая сука знала, что завалила трупами поля сражений ТАК, что у немцев были санатории, где лечились от неврозов пулеметчики. Потому что даже солдат не может не сойти с ума, когда на тебя волна за волной идут тысячи человек, а ты их должен убивать, потому что война. Вот так воевали великие русские полководцы.

Рябая сука знала, что настоящие фронтовики не простят ему этого и когда-нибудь завалят. Они же, те кто воевал, после войны никогда не рассказывали, что видели. Потому что это было страшно даже вспоминать. И они ничего не боялись. Их потом всех, искалеченных, без ног и без рук, на дощечках с подшипниками, убрали с улиц, сослали в «санатории», вроде концлагеря на Валааме.

А потом, при Брежневе, который там где-то подъедался на кухне полка или фронта, из 9 мая сделал "праздник со слезами на глазах". Из величайшей трагедии страны пропагандоны сделали "праздник". И чем дальше, тем он истеричней, громче, веселее.

А молодые ребята, которые погибли в 1941-1942 так и лежат просто в земле, непохороненные как люди, которые никому нахер не нужны. Чтобы сейчас пропагандоны делали на их костях себе гешефт...

Мне тут кто-то написал "хочу найти могилу деда". Не было никаких могил. Летом 1941-42 в плен сдавались миллионами. Бросали технику и уходили к немцам. Это, если было куда уходить. А там умирали от голода в ямах, куда их сажали. Немцам самим жрать нечего было и с боеприпасами было плохо. Поэтому просто загоняли в овраги, ставили два-три человека из обоза с винтовками и всё. Немцы же сами писали, что не ожидали такой массовой сдачи в плен, поэтому не были готовы.

У бойцов, которых мы поднимали, боекомплект весь целый, они даже не успевали повоевать. Есть приказ окопаться — они рыли ямки в половину лопаты, приходили немцы и их в этих ямках просто отстреливали. И лучше было, когда убивали, а так они потом в ямах от голода умирали. Вот таких сейчас и копают по весне, пока земля мягкая, не засохла.

У фотографа Гундлаха, который потом в Мясном бору снимал умирающих Второй ударной, жуткие кадры — обглоданные до высоты двух-трех метров деревья в лесу. Кору обгладывали. Немцы. которые туда потом зашли, сами голодали и наших бойцов просто пристреливали, чтобы остатками еды не делиться. А местные поисковики Орловы еще в конце 50-х нашли там на торфяной узкоколейке в лесу состав из платформ — когда был прорыв в 1942-м, наши хотели вывезти госпиталь, но не смогли и раненых просто подорвали гранатами.

Война 1941-42 страшна не боями с криками «За Родину», а голодом и смертью в этих ямах у фрицев. А куда им было девать миллионы, сдавшихся в плен? У них самих есть было нечего, поэтому грабили местных — "матка курка яйко млеко".

Война — страшное дело. Пожалуйста, перестаньте из нее праздник делать. Даже ваш обожаемый Сталин это понимал...

Думайте о пацанах, которых кинули на немецкие пулеметы, под танки. 9 мая – зто не праздник, это горе, когда плачут даже деревья. Перестаньте веселиться в этот день. Просто тихо посидите, вспомните 18-летниих убитых немцами мальчишек. Это не победа, это беда. Вспомните эти пацанов, которых убивали немцы. Поймите, в стране выбили целое поколение. Ну и какого хера вы пляшете??."

- Рустем Адагамов
thought

РАБ

РЕДЪЯРД КИПЛИНГ
(пер. Лев Блуменфельд)


Три вещи в дрожь приводят нас,
Четвертой - не снести.
В великой Kниге сам Агур
Их список поместил.

Все четверо - проклятье нам,
Но всё же в списке том
Агур поставил раньше всех
Раба, что стал царем.

Коль шлюха выйдет замуж, то
Родит, и грех забыт.
Дурак нажрётся и заснет,
Пока он спит -- молчит.

Служанка стала госпожей,
Так не ходи к ней в дом!
Но нет спасенья от раба,
Который стал царём!

Он в созиданьи бестолков,
А в разрушеньи скор,
Он глух к рассудку - криком он
Выигрывает спор.

Для власти власть ему нужна,
И силой дух поправ,
Он славит мудрецом того,
Кто лжёт ему: "Ты прав! "

Он был рабом и он привык,
Что коль беда пришла,
Всегда хозяин отвечал
За все его дела.

Когда ж он глупостью теперь
В прах превратил страну,
Он снова ищет на кого
Свалить свою вину.

Он обещает так легко,
Но всё забыть готов.
Он всех боится - и друзей,
И близких, и врагов.

Когда не надо - он упрям,
Когда не надо - слаб,
О, раб, который стал царьком,
Он раб, всё тот же раб.
  • Current Mood: cynical cynical
thought

АЛЕКСАНДР СКОБОВ: ОНКОЛОГИЯ ПУТИНИЗМА


Александр Скобов, 03.05.2019

Путинский паханат неизбежно будет распространять заразу авторитаризма по всему миру. Не только брать под покровительство и спасать до последнего самые одиозные и отмороженные режимы. Любая неавторитарная страна, попавшая в орбиту влияния путинской неоимперии, имевшая несчастье заиметь с ней близкие отношения, окажется перед угрозой сползания в авторитаризм.

Любая власть инстинктивно стремится высвободиться из-под контроля общества. В любом лидере дремлет желание сделать свою власть несменяемой. И любой лидер, осознавший это свое глубинное желание, будет знать, что он всегда найдет поддержку у путинского паханата. Помощь в выстраивании и защите системы несменяемости власти является главным экспортным товаром путинской России.

И не только потому, что России больше практически нечего предложить. Продвижение этого товара на мировом рынке стало для путинского паханата главной стратегической задачей, самоцелью. И это не историческая случайность, не прихоть сбрендивших временщиков. Это заложено в природе нынешней российской власти, в ее генезисе.

Путинский паханат - это "бандитский Петербург" у власти. Он зародился тогда, когда каждая бизнес-структура обзаводилась "секьюрити" из бандитов и отставных спецслужбистов. Эти "секьюрити" разрастались, подминали под себя все, подменяли собой все. Именно они стали главными игроками на новорусском рынке. Они распространили свои методы на все общественные отношения - экономические, социальные, а затем и политические. Методы мафии, методы "рыцарей плаща и кинжала". Это ведь одни и те же методы.

Так были построены мафиозный капитализм и мафиозное государство, формой правления которого и стал естественным образом паханат. Его отношения с обществом - это отношения братка и "овцы". Для его правящей элиты оскорбительна сама мысль о том, что общество может как-то вмешиваться в принятие политических решений, как-то влиять на них. Поэтому путинская клептократия одержима идеей контроля. Контроля исключительно сверху. Контроля по принципу мафии и осуществляемого методами мафии.

Она боится всего, что как-то подрывает этот контроль. Любого примера удачной смены власти в любой другой стране. Это совсем не обязательно свержение диктатора в результате революции. Даже мирная, цивилизованная смена власти на выборах вызывает у них неприязнь и подозрения. Наверняка это тоже результат закулисных манипуляций зловредных сил. Как и все революции. Это неправильно. При правильном порядке власть никак не должна меняться. Ни на улице, ни на выборах. А лидер, добровольно отдавший власть, не сумевший выстроить систему, обеспечивающую ее несменяемость, - достойный презрения лошара.

Путинская уголовно-чекистская элита хочет жить в понятном для нее мире, в котором она будет договариваться по понятиям с такими же конкретными пацанами о "раёнах" контроля. А вот западная правовая либеральная демократия - это неправильно. Там "овцы" лезут в дела пацанов, там непредсказуемо меняется власть, там "глубинное государство", то есть институты, связывающие руки пацанам и заставляющие их действовать по дурацким правилам. Что же это за порядок такой, при котором пацаны не могут решить любой вопрос чисто конкретно? Поэтому западной демократии не должно быть. Советская империя видела свою всемирно-историческую миссию в распространении своего проекта светлого будущего. У путинской неоимперии такого проекта нет. Но она тоже ощущает некую всемирно-историческую миссию: искоренить неправильную и вредную западную демократию. Она тоже хочет сделать всех такими же.

Отношения путинского паханата с Западом - это отношения мафии с правоохранительными органами. Мафия стремится в них внедриться, взять под контроль и использовать в своих интересах. Мафия стремится их омафиозить. Путинский паханат - это вампир, чей укус обращает жертву в подобного ему. Он будет стремится превратить западные демократические институты в такую же выхолощенную, мертвую имитацию, в какую он превратил их в России. Он их ненавидит, как нежить ненавидит все живое. Он будет превращать в мертвечину все, до чего дотянется.

Западное общество, как и любой живой организм, болеет всевозможными болезнями. В его организме живет достаточно инфекций, враждебных и опасных для демократии. И если каждодневно не прилагать усилия к поддержанию жизни демократических институтов, они переродятся в имитацию. Нет ничего более опасного для западной цивилизации, чем самоуспокоенность, расслабленность.

Путинский паханат - это раковая опухоль в теле цивилизации. Она распространяет свои метастазы повсюду. Она активирует и усиливает все болезни цивилизации. Повторю в который раз: путинский паханат на сегодняшний день - самая опасная угроза цивилизации. Более опасная, чем агрессивный исламский фундаментализм. Более актуальная, чем тоталитарный Китай.

Нет ничего более ошибочного, чем заявления западных лидеров о нежелании строить общий международный дом без России и против России. Его можно построить только без путинской России и против путинской России. Либо путинская раковая опухоль убьет цивилизацию, либо цивилизация найдет в себе силы отторгнуть раковую опухоль. Решительно ее изолировать. В настоящей изоляции путинский вампир-паразит не выживет.

https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/skobov/m.276187.html?fbclid=IwAR1xll_H38GhUe7ir1QNqpu6VC1qGQEzlL4jmhsGi8rTiy6TAzCFTl9CFds
thought

КРОВЬ НА УЛИЦАХ ВЕНЕСУЭЛЫ

Народ Венесуэлы пресытился издевательствами левой хунты и поднял восстание против геноцида, организованного правительством Мадуро.

Верные диктатору войска стреляют в людей нa улицах. Есть убитые и раненные.
Национальная гвардия Венесуэлы присоединилась к восставшему народу, но силы не равны...


КТО ВИНОВАТ В ПРОИСХОДЯЩЕМ КОШМАРЕ?

1. Мадуро и его приспешники, которые довели страну до полнейшего экономического краха.

2. Путин и его ОПГ, отправившие в Венесуэлу 400 "вежливых зелёных человечков" Вагнера для несения личной охраны диктатора.

3. Кубинский режим, направивший в Венесуэлу около 15,000 солдат для установления контроля над венесуэльской армией, которой Мадуро не доверяет.

4. Президент США Доналд Трамп, который вместо оказания реальной военной помощи демократической Ассамблее и страдающему народу Венесуэлы, ограничивается пустыми разговорами и пренебрегает доктриной Монро, согласно которой всю русско-кубинскую камарилью давным давно следовало вышибить силой из западного полушария.
thought

МОИ ЖЫДОБАНДЕРОВЦЫ

МОИ ЖЫДОБАНДЕРОВЦЫ

Прошлый рассказ МОИ ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ вызвал интерес у друзей, несколько человек попросили продолжить банкет, так что вот продолжение. Я вообще-то давно собирался об этом написать, но тема не давалась: очень трудно писать о значительной части твоей личной жизни, страннейшим образом переплетенной с историей более не существующей страны, да и близких мне людей уже забрала могила... Всё равно, нужно писать теперь. Больше об этом никто никогда не напишет.

Вот копия странички из сборника КТО ЕСТЬ КТО В РУССКОЯЗЫЧНОЙ КАЛИФОРНИИ (First edition, 2001):


Юрiй Маркович Гамрецький родился в 1930 году в Шепетовке (УССР). Родители: Марко Мойсейович Гамрецький и Циля Борисовна Ашкенази. Марко был щирым украинцем (свiдоцтво о народженнi - с. Свириди, Новосел. вол. Ізяслав. пов. Волин. губ, тепер Антонін. р-ну Хмельн. обл.), отлично знал польский язык, как и русский, но по-русски никогда не говорил, только по-украински. В молодости погулял по степи с большевиками, потом работал в Шепетовке, преподавал историю. В 1937 году его перевели в Винницу, и этот переезд спас семью от репрессий.

В начале войны Марко отправил жену с сыном в эвакуацию. В дороге одиннадцатилетний Юра вышел на какой-то украинской станции набрать кипятку в котелок и... отстал от поезда. Свой эшелон он догнал уже на границе России и Узбекистана. В Узбекистане семью отправили в какой-то глухой кишлак (родственники в Ташкенте не захотели их принять). Циля работала учительницей в младших классах, учила детишек русскому языку. Сразу после освобождения Украины Циля и Юра вернулись в Винницу, в свою двухкомнатную квартиру (из жалости она пустила в бОльшую комнату женщину с новорожденным ребёнком) и Циля принялась ждать своего Марка. Заметим, что Марко и Циля не были зарегистрированы – как повстречались и полюбились в конце гражданской войны, так и жили.

Марко во время войны был отправлен в Куйбышев, где осело украинское правительство - он работал на Украинском радио, вещавшем на оккупированные территории. Там, на радио, он и сошёлся с украинской девушкой по имени Ульяна. Она вращалась в управленческих кругах. После войны Ульяна уговорила Марка переехать в её киевскую квартиру. Ульяна работала научным сотрудником в ИМЭЛе (украинское отделение Института Марксизма-Ленинизма) и с её помощью дальнейшая карьера Марка пошла резко вверх. Скоро он был назначен проректором Киевского Университета по заочному обучению.

Следуя по стопам отца, Юра учился в университете на историка. Однажды на молодёжной вечеринке он встретил худенькую еврейскую девочку, студентку первого курса киевского мединститута. Ему было 19, ей 18. И это была любовь с первого взгляда. Девочку звали Людмила Абрамовна Шапиро. Лиля была моей двоюродной сестричкой. На следующем снимке мы все трое – я, Лиличка и Юра на склонах Днепра летом 1949 года. Мне 11 лет. Помните рассказ Чехова «Злой Мальчик»? Это был я. Бедные молодята старались во что бы то ни было избавиться от моего присутствия, но я следовал за ними, куда бы они ни отправлялись. Однажды они осуществили хитрый план: тайно взяли с собой купальные костюмы, и когда мы спустились к Днепру, наскоро переоделись и переплыли на Труханов остров, оставив злого мальчика прыгать на берегу и орать «Это нечестно, гады!»...


Марко, как вы понимаете, не был антисемитом, но попытался сделать всё от него зависящее, чтобы эта любовь не закончилась браком: понимал, что у записанного украинцем Юры будут проблемы с карьерой. Тем не менее они поженились в 1950 году. Лиличка тогда была на втором курсе. Марко был прав: когда весной 1953 года Юра закончил университет, он уже был на плохом счету из-за ‘неправильной женитьбы’, и во время распределения его отправили учителем истории в село Товсте на волынщине.

Это было занятное место в 1953 году. На волынщине шли бои. Вокруг стреляли. Резали. Арестовывали людей, правых и виноватых. Гибли и патриоты, и каратели, но Юру не тронули ни те, ни другие. Он учил детей истории Украины, его язык не отличался от языка местных жителей, и он сходил за своего. Через год он перевёлся на работу в школу Броварского района на киевщине. Попытался сдать экзамены в аспирантуру. В первый раз его завалили. На второй раз подключился папа, и Юра прорвался в историческую науку.

Работал он много, самозабвенно, им двигала искренняя любовь к истории Украины. Юрiй Гамрецький нутром чувствовал, что официальная историография скрывает подробности «победы советской власти» на Украине. Он рылся в архивах Франции, Австрии, Германии пытаясь вытащить на свет ответы на главный вопрос: как получилось так, что в Украине победил большевизм?

Здесь надо сделать лирическое отступление, вспомнив о человеке, возглавлявшем в те годы ЦК Партии Украины. Речь идёт о Петре Юхимовиче Шелесте. Да-да, о том самом, который в 1967-ом году предостерегал от «смычки между украинским буржуазным национализмом и сионизмом», a в 1968-ом стал одним из инициаторов ввода войск Варшавского Договора в Чехословакию с целью удушения Пражской Весны.

Петро Юхимович был непростым человеком. Крайний реакционер с одной стороны, он был, с другой, одним из инициаторов издания многотомной краеведческой энциклопедии «История городов и сел Украины». Говорят, это он поручил Дзюбе написать о национальной идентичности украинцев. Дзюба горячо взялся за дело, в результате чего появилась книга «Интернационализм, или Русификация». Шелест живо интересовался получением из библиотеки Колумбийского Университета дневников Винниченко: «Треба було б мати їх для історії, для нащадків. Але думаю, це не підтримає Москва, іще можуть звинуватити у „націоналізмі“. У Москві є „політичні діячі“, котрі бояться всього неросійського, більше того, ставляться до такого з певною недовірою, навіть зневагою, проявляють махровий великодержавний шовінізм. До таких діячів найперше відноситься Суслов...» - запись из его дневника.

Не удивительно, что Шелест находился под особом контролем. Из Украины в Москву потоком шли на него анонимные письма. В одном из них, подписанном «старые коммунисты-литераторы», прямо ставился вопрос: «До какой поры будет продолжаться эта вакханалия на идеологическом фронте УССР? Когда в конце концов будет наведен большевистский порядок? Просим глубоко, с опросом людей, проверить состояние идеологической работы на Украине.» Первый удар по идеологическому аппарату ЦК КПУ нанесла газета «Правда», опубликовавшая 16 января 1965 года (без традиционного утверждения в республиканском ЦК!) статью секретаря Львовского обкома Валентина Маланчука «Сила Великой Дружбы». Статья бичевала «рецидивы украинского национализма» и осуждала позицию руководства ЦК КПУ, «прозевавшего симптомы злокачественной, неизлечимой болезни».

В конце концов Суслов решил действовать. 10 мая 1972 года Шелест был смещён с поста Первого секретаря ЦК КП Украины «в связи с переводом на другую работу» - заместителя Председателя Совета Министров СССР, на коей должности он не продержался и года. В апреле 1973-го его вывели из состава Политбюра ЦК КПСС по состоянию здоровья и отправили на пенсию. Шелесту было запрещено селиться в УССР, и с этих пор он находился под постоянным негласным надзором.

Зачем я об этом всём пишу, недоумевает нетерпеливый читатель. А вот зачем: когда в СССР начинали лететь головы руководства, обязательно нужны были примеры разрушительной деятельности интеллигенции и учёных, без этого ну никак. В апреле 1973-го года журнал «Коммунист Украины» опубликовал редакционную статью «О серьёзных недостатках и ошибках одной книги» - речь шла о книге Шелеста «Україно наша Радянська». Анонимные рецензенты обвиняли Шелеста в идеализации прошлого, в описании украинского казачества «с бесклассовых позиций», в изложении украинской истории в отрыве от истории Российской державы, в игнорировании «благотворного влияния» русской культуры на украинскую, в приуменьшении роли Коммунистической партии, в «общечеловеческих, абстрактно-гуманитарных» подходах к истории, противоречивших классовой теории марксизма и пролетарского интернационализма.

Инициаторам кампании нужны были и другие живые примеры нарушения едиственно правильного исторического анализа, и взгляд их естественно обратился к Институту Истории Украинской Академии Наук. А тут как раз подошла публикация работы профессора Юрия Марковича Гамрецкого об особенностях первых после революции выборов в Советы народных депутатов на территории Украины. Представьте себе, что нарыл этот самый историк Гамрецкий в зарубежных архивах! Наглец позволил себе исследовать число голосов, поданных за большевиков при выборах в Советы – выборки по областям и районам Украины, – и получалось, что большевички почти везде были в меньшинстве, но тем не менее загадочно всё равно оказались у власти!...

Реакция была мгновенной и ожидаемой. Юрий Гамрецкий был заклеймён как наймит сионистского ревизионизма. Авторы статьи так торопились, что не сообразили заглянуть в биографию возмутителя спокойствия. Через неделю его вызвали на ковёр совместного заседания Киевского Горкома партии и парторганизации Академии Наук УССР. Заседания по идеологическим вопросам. Здесь Гамрецкого принялись с изощрённым пролетарским рвением громить как еврейского буржуазного националиста... пока один из сотрудников АН УССР не выступил, и не сказал, что отец Юрия Марковича – известный красный герой гражданской войны на Украине, стопроцентный украинец. Последовала недолгая пауза, после которой (равно как и в последующих газетных публикациях) Юрия Гамрецкого стали именовать уже украинским буржуазным националистом...

Ну вот, таковы жыдобандеровские семейные связи Кальмейера.

Книжка Шелеста была изъята из библиотек и весь тираж (100000 экземпляров) был уничтожен. Сам он покоится на Байковом кладбище в Киеве – там самом, где похоронены мои дедушка и бабушка. Там же похоронены Марко и Циля. Юра умер в 2003 году в калифорнийском госпитале, после долгой борьбы с диабетом. Лилички моей не стало два года назад – шла по улице в Сан-Франциско, и упала – смерть была мгновенной. Такой уход достаётся только очень хорошим людям.

Кальмейер – последний из всех, о ком рассказано в этом посте. Я писал его, внезапно сообразив: если не я, то кто, если не сейчас, то когда?...

Немного позитива: среди «френдов» Кальмейера в ФБ читатель может разыскать других моих родичей-жыдобандеровцев: дочь и внуки Юры и Лили носят фамилию Ponomarchuk. Они совершенно замечательные! На их попечение я и оставлю Калифорнию, когда придёт моё время уйти.