thought

Л. Н. ТОЛСТОЙ, "СУЕВЕРИЕ ГОСУДАРСТВА"

"Бедные, несчастные, бессмысленные народы, упорные в своем зле, слепые к своему добру, вы позволяете отбирать от вас лучшую часть вашего дохода, грабить ваши поля, ваши дома; вы живете так, как будто все это принадлежит не вам, позволяя отнимать у вас вашу совесть, соглашаясь быть убийцами. И все эти бедствия и разорения, развращения происходят не от врагов, но от врага, которого вы сами себе создаете. Откуда бы была у этого врага власть над вами, если бы вы не были укрывателями того вора, который вас грабит, участниками того убийцы, который вас убивает, если бы вы не были изменниками самим себе? Вы сеете для того, чтобы они уничтожали бы ваши посевы, вы наполняете и убираете ваши дома для его грабежей. Вы воспитываете ваших детей с тем, чтобы он вел их на свои войны, на бойни, чтобы он делал их исполнителями своих похотей, своих мщений. И от этих ужасов, которых не перенесли бы и животные, вы можете освободиться, если захотите, даже не освободиться, но только пожелать этого.

Решитесь не служить ему более и вы свободны одним желанием освобождения. Я не хочу, чтобы вы нападали на этого врага, но чтобы вы только перестали поддерживать его, и вы увидите, что он, как огромная статуя, из-под которой вынули основание, упадет от своей тяжести и разобьется вдребезги."
thought

ВЫНЕСЕННЫЙ ИЗ ФЕЙСБУКА КОММЕНТАРИЙ

«В Кремле назвали «восстановлением справедливости» введение налога на доход с вкладов россиян»

В который раз уже пытаюсь втолковать россиянам: абсолютно не важно, как называется каждый следующий побор/налог/штраф, накладываемый на вас вертикалью. Решение принято давно, вы б уже должны были привыкнуть: все деньги, которые у вас есть, у вас отберут.

Отбор будет идти тем интенсивнее, чем в более глубокую дыру Верховный Вождь загоняет вашу страну. Сейчас, после нескольких восхитительных его побед сразу на всех фронтах - международной политики, военных побед, торговле природными ископаемыми, борьбе с коррупцией и в здравоохранении - вырисовалась глубокая дыра в путинском бюджете. Пытаться латать ее будут за ваш счет (не за свой же!), так что спокойно, без паники, становитесь в очередь в банк, зажав в потном кулачке свои пока что 13%, или сколько там вам велели.

Поторапливайтесь.
Времени на раскачку нет, идет восстановление справедливости.
thought

ПИШЕТ ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ:

ПЛЯСКА СМЕРТИ

Главная российская новость сегодня - вовсе не высказывания Путина в честь шестой годовщины оккупации Крыма, не подготовка к референдуму и даже не стремительный крах российской экономики, уже проигравшей развязанную Кремлем ценовую войну.

Главная российская новость сегодня - это первая смерть пациента от коронавируса. Первая смерть в России и первая смерть в Москве, где миллионы людей ежедневно, ежечасно, ежесекундно контактируют между собой в забитых под завязку вагонах метрополитена, в наземном транспорте, в офисах, спортзалах, ресторанах... В России все это еще работает - и понятно, что остановка московского метрополитена в силу особенностей транспортной системы столицы может привести к полному коллапсу, а продолжение его работы приведет к стремительному распространению заболевания. России придется пройти то, что сегодня проходят европейские страны и что вчера проходил Китай.

Но что делает Путин? В тот день, когда Ангела Меркель обращается к немцам и утверждает, что страна столкнулась с самым серьезным испытанием со времен войны, он мчится в Крым и там предается досужим размышлениям на тему: существуют украинцы или все-таки нет, и пытается объяснить жителям оккупированного полуострова, почему российскую аннексию не признает никто, даже Лукашенко. Его словно заело. В день, когда отменяются культовые музыкальные мероприятия - из-за невозможности рисковать жизнью и безопасностью миллионов людей, - он все еще хочет провести нужный только ему одному и его камарилье конституционный референдум, самые настоящие ворота в смерть.

Мы будто вновь оказались в 2000 году, когда новый и неопытный президент России в первый раз продемонстрировал свою полную бесчувственность, прохлаждаясь на фоне трагедии подводников "Курска". Понятно, что чувств у него за два десятилетия не прибавилось, но мог бы прибавиться опыт, могло бы появиться элементарное понимание опасности - тем более когда в ситуации тонущей подлодки оказалась вся Россия.

Никакого наличия опыта тоже не демонстрируется. Глава огромной страны, которая столкнулась с опасностью, сравнимой с последствиями войны и разрухи, ведет себя даже не как сумасброд, а как капризный ребенок, жаждущий развлечений. Он не желает замечать, как изменилась политическая и экономическая ситуация и в окружающем его мире, и в самой России. Он не желает понимать, что уже завтра россиян будут интересовать совсем другие вопросы - вопросы выживания их самих и их близких, а вовсе не то, существуют украинцы или нет и почему Лукашенко не признает оккупации Крыма.

Гибель первого пациента должна была бы стать для него сигналом, что он теперь - президент страны, которая воюет со смертью. И эту войну, в отличие от развязанных им позорных войн, он не может завершить одним росчерком пера. В этот раз на самом деле, а не в его сумеречных фантазиях, напали на Россию - впрочем, как и на все остальные страны.

Конечно, можно реагировать как он умеет - рассказывать об украинцах или, еще лучше, устраивать телевизионные шоу о том, как плохо с коронавирусом борются в Украине или Соединенных Штатах.

Но смерть это не остановит. Смерть сильнее пропаганды. Она делает жизнь реальной. А к реальности он не привык.
thought

Я ВОТ ЧЕГО НЕ ПОЙМУ

Я ВОТ ЧЕГО НЕ ПОЙМУ:
чой то все вызверились на Вальку Терешкову?

Ну предложила она. Ей сказали предложить - она и предложила. Сказали бы кому другому - от Зюганова до Жирика - и те б предложили. Вообще все это технические вопросы, никак не влияющие на принятое на самом верху вертикали решение.

Остаться? Естественно, остаться! А куда ему иначе идти? В Гаагу?
Смешные вы ей-богу, столько шуму из ничего.
Идите голосуйте против - вам это поможет как припарки против коронвируса.

Путин был, путин есть, после путина ничего больше не будет.
Вообще. На всей планете. Только радиоактивные тараканы.
thought

ПУТИН ОТКРЫЛ ЯЩИК ПАНДОРЫ. КАК РОССИЯ СОШЛА С УМA

АРКАДИЙ БАБЧЕНКО
Российский Журналист, прозаик.
ПУТИН ОТКРЫЛ ЯЩИК ПАНДОРЫ

Все, происходящее сегодня в России и с Россией — это не временный откат. Самая главная ошибка, которую может сейчас совершить российский оппозиционер — да даже не оппозиционер, а просто человек относительно европейских взглядов, да даже не европейских, а хотя бы банально способный к когнитивному восприятию информации — это сидеть и ждать, когда всё исправится.

Надеяться, что крымнашевский морок пройдет, войну закончат, Донбасс отдадут, из Сирии войска выведут, Конституцию переправят обратно, бешеный принтер превратят вновь хотя бы в относительно адекватный парламент, фсбшников загонят обратно за рамки, сами рамки в метро снимут и система вернется в состояние времен доброго дедушки Ельцина, со свободой и пусть кривой, косой, но демократией.

Ведь каждому разумному человеку очевидно же, что сегодняшний день — это психическое отклонение в жизни России. Это ненормальное состояние общества. И если россияне будут писать об этом в Facebook и громко кричать «Сатрапы!» — то кто-то — кто? — их услышит, придет, прочитает, ужаснется — да действительно там все башкой поехали, действительно, сатрапы — и все исправит обратно.

Кто этот большой, хороший, сильный и добрый волшебник может быть, совершенно непонятно — внеземная превзошедшая нас в развитии цивилизация, которая спустится в голубом вертолете? — это из области иррациональных детских ожиданий, когда ты знаешь, что прав, но сам со своими обидчиками ничего сделать не можешь, и тогда надо всё объяснить взрослым, и они все поймут и исправят — но надежда на это неизбывна.

Друзья мои. Поймите, наконец, главное. Все, происходящее сегодня в России и с Россией — это не временный откат. Не эксцессы исполнителей. Не заблуждение. И не ошибка. Это — новая, целенаправленная политика нового государства. Нового Рейха, в который превращается Россия. Мир изменился. И таким, каким он был раньше — он уже не будет. Все. Забыли. Проехали.

Та, правильная в нашем представлении, реальность — осталась в прошлом. Начинается другая. Новая. И никто не придет и ничего уже не исправит. Взрослые люди уже пришли и все переделали. Только они были не добрые, а злые.
Дело «Сети» — дело уже совершенно сталинского порядка. Во всем. От шаламовских сроков — а Варлам Тихонович отсидел именно восемнадцать — до обвиняемых — студенты-анархисты, средний возраст которых 23−24 года — пыток и самого обвинения. За разговоры. Просто за разговоры. Там больше вообще ничего не было. Дело фальсифицировано полностью. Организация подставная. Факт пыток доказан.

Восемнадцать лет лагерей в таком возрасте — это всё. Это полностью уничтоженная жизнь. Это фактически растянутая смерть. О том, что с этими улыбающимися молодыми людьми будет через шесть-семь лет и во что они превратятся, через шесть-семь, а тем более восемнадцать лет, писать уже никто не будет. Как уже единицы пишут сейчас о Сергее Мохнаткине, который лежит в тюремной больнице со сломанным позвоночником и дырой в спине — жуткие фотографии, казалось бы, немыслимые в двадцать первом веке — и это никак уже не исправить.

Восемнадцать лет — это конец. Это сел в двадцать четыре — вышел в сорок два. Это полностью уничтоженная жизнь. Родители или старики, или уже умерли. Жилья нет. Семьи нет. Детей нет. Денег нет. Здоровья нет. Зубов нет. Почек нет. Волос нет. Профессии нет. Образования нет. Все твои навыки совершенно неприменимы. Умение заваривать чифирь, избегать шмона и шить рукавицы на воле абсолютно не нужно, а больше ты ничего не умеешь. И уже не научишься. Уже ничего не накопить. Не завести. Не родить. Не прожить. Те, кто сел 18 лет назад, не знают, что такое смартфон и планшет. Мне сейчас сорок два, и я совершенно не могу представить, как бы я сейчас был полностью один, нищий, с уничтоженным здоровьем, отставший от мира на двадцать лет жизни.

Седьмого февраля 1952 года в Москве начался судебный процесс. Были арестованы шестнадцать человек, восемнадцати-девятнадцатилетних юношей и девушек, которые еще школьниками ходили в литературный кружок в районном дворце пионеров, там познакомились, поругались с педагогом, которая на них потом в итоге и донесла, ушли, хлопнув дверью, организовали свой собственный литературный кружок дома у Бориса Слуцкого, наугад прочитали там один из томов Ленина, поняли, что тот Ленин, которого им преподают в школе, и тот, который в первоисточниках — разные вещи — и назвали свои дальнейшие литературные посиделки «Союзом борьбы за дело революции».

Их обвинили в измене Родине, создании террористической организации, подготовке убийства Маленкова. Бориса Слуцкого расстреляли. Евгения Гуревича расстреляли. Владилена Фурмана расстреляли. Двоим было девятнадцать лет, одному — двадцать. Еще десятерым дали 25 лет, троим — десять. Докажите мне, что это дела не одного порядка.
Как и полтора года сидящая в СИЗО Антонина Зимина, которая выложила фотографии со своей же собственной свадьбы в интернет, а на них оказался сотрудник ФСБ, и которой теперь инкриминируют государственную измену и двадцать лет лагерей. Да, безусловно, если ты пьешь с ворами, опасайся за свой кошелек. А если пьешь с фсбшниками, опасайся за свою свободу.

Но сути это не меняет. А суть в том, что весь этот ад — это не ошибка. Не сбой системы. Не глупость, не крючкотворство и не дуболомство унтеров Пришибеевых. Это — её новое направление. Квантовый скачок произошел, и она перешла в новое энергетическое состояние. Теперь будет так.

Россияне могут сколько угодно писать на заборе Варшавского гетто «Сатрапы!», «Фашисты!» и «Сволочи!» — но если при этом они продолжают вести прошлый образ жизни и все ждать, что с неба спустится инопланетянин в голубом вертолете и «стены рухнут», то вы — наивный идиот.

Даже в прошлой каденции бешеного принтера все же сложно было представить, что в нем будет партия Прилепина-Чичерной-Охлобыстина с откровенно уже захватническими имперскими лозунгами и разговорами о том, что убивать людей — это нормально.

Каждая новая каденция — хуже предыдущей. Это закон разрушающегося общества. Не рухнут. Сатрапов никто не накажет. Свободу россиянам никто не вернет. Теперь — их власть.

И жизнь россиян, и как минимум свобода находятся в прямой зависимости со скоростью осознания того, что мир изменился. Чем быстрее вы это поймете, и чем быстрее начнете выстраивать стратегии своего дальнейшего существования именно из этого понимания, а не из сидения и ожидания, когда все станет так же, как и было — тем больше у вас будет шансов остаться живым и на свободе.

Миропорядок, построенный государствами победителями после 1945 года на основании всеобщего консенсуса наций о нерушимости границ, верховенстве права, недопустимости геноцида, права наций и прочих принципов ООН — закончился в 2014 году. На его место идет новый миропорядок. В России он уже установился прочно, ящик Пандоры был открыт именно в этой стране, и закрыть его обратно уже не получится, а теперь его ростки начинают проклевываться и в других местах планеты.

И этот миропорядок будет явно не таким травоядным, как предыдущий. В конце концов, да, безусловно, в очередной раз всё опять закончится тем же, чем заканчивалось всегда. Новые страны-победительницы выстроят новый миропорядок на основе нового консенсуса наций. Но весь вопрос в том, сколько жизней будет уничтожено до этого, сколько судеб разрушено и сколько новых Богучанских ГЭС будет выстлано телами новых политзэков.

Задача россиян — не попасть в их число. Бегите, глупцы.

--------------------------------------- Аркадий Бабченко, «Фейсбук»  -------------------------------------
thought

ПОСЛЕДНИЕ СЛОВА ПЧЕЛИНЦЕВА

Последние слова Пчелинцева, получившего ни за что 18 лет по делу "Сети", обязательны к прочтению.
Кстати, Варлам Шаламов тоже в своё время получил срок 18 лет, и тоже ни за что.

"Уважаемый суд, участники процесса. В принципе, всё, что я мог бы сказать, было уже неоднократно сказано, как мной, так и другими в процессе на судебном следствии, в прениях сторон. Наверное стоит сказать только о том, что все-таки, наверное, мы виновны. Но только виновны, конечно же, не в терроризме. Не только мы, а мы все, присутствующие здесь в зале суда, и те даже, кого здесь нет. Потому что, наверное, мы делали что-то неправильно, раз допустили, что у нас в стране такое возможно. И мы, видимо, очень долго двигаемся куда-то не туда, раз пришли… вот сюда.

Я хотел бы сказать, что у нас в стране, конечно, очень тяжело с правосудием, именно сейчас. Раньше, может быть, было лучше. Я никогда особо не интересовался ни политикой, ни правосудием, ничем таким. В принципе, в основном потому что мне не было это сильно интересно, и я не думал, что когда-либо может стать, что я когда-нибудь с этим столкнусь. Но, однако, посидев два с лишним года в одиночной камере, я анализировал, как я вообще здесь оказался, и что меня сюда привело. И естественно я мог сделать только один вывод, который, я думаю, очевиден всем, — мы действительно делали что-то не так всей страной. И чего-то не делали, хотя должны были, даже обязаны.

И, как сказал правильно Илья Александрович, наша страна, точнее не совсем наша, а та, которая была на ее месте до нас, победила фашизм, и люди, победившие фашизм, также до сих пор живы, живы их потомки. Мы — их потомки. И, знаете, в Германии, насколько мне известно, с правосудием таких трудностей нет, хотя в свое время у них был там третий рейх и людей сжигали в печах. Просто у нас не было своего нюрнбергского процесса. И все следователи, которые выносили смертные приговоры и приводили их в исполнение, они потом выходили на пенсию, они спокойно старились и умирали в кругу семьи в теплой постели, и всё у них было в порядке. И у их последователей было всё в порядке. А сейчас мы имеем то, что когда меня задерживают и бьют током, после этого сотрудники ФСБ едут и отмечают столетие своей организации. То есть они прямо указывают на то, что они чувствуют себя приемниками НКВД. И всем прекрасно известно — не было никакого понятия: ни правосудия, ни справедливости. Был просто бандитизм.

Наша сейчас задача, наверное, — остановить это и сделать шаг в сторону разума. Потому что, если мы будем двигаться дальше на автопилоте, совершенно не понимая вообще куда мы идем, и, соответственно, мы не можем предугадать, к чему это нас приведет. Мы можем сейчас остановиться вообще, посмотреть, где мы есть (сами знаете, большое видится на расстоянии). Нужно сделать шаг в сторону и посмотреть на то место, где мы остановились. И подумать, что мы можем сделать, для того, чтобы двинуться в правильную, нужную, сторону. Может быть, конечно, не сразу, может быть с нами это не работает и не сработает. Может быть это не сработает и в ближайшие пару лет. Но однажды все равно придется признать эти ошибки, однажды все равно придется провести нюрнбергский процесс, потому что травмы, я полагаю, только так и залечиваются. У меня всё."
thought

НАУКА УМЕЕТ МНОГО ГИТИК

РПЦ разработает обряд изгнания коронавируса до конца февраля. Директор Института православных биотехнологий протоиерей Александр заявил о начале финальных испытаний обряда изгнания коронавируса 2019-nCoV из организма верующих. В случае подтверждения его эффективности РПЦ начнёт использовать его для лечения прихожан с 1 марта. Обряд использует комплексные взаимодействия песнопений, псалмов, святой воды и чудотворных икон для ингибирования экспрессии дезоксиполимеразы и метилацетазы, которые принимают активное участие в процессе репликации вируса. В результате равновесные значения синтеза белковой виральной капсулы опускаются ниже предельно допустимых, и пациент чудесным образом исцеляется. "Даже в Константинополе не умеют разделять процессы синтеза вирусных белков и белков лимфы человека, но наш институт с Божией поспешествующей помощью справился с этой задачей".
thought

СИНДРОМ ВЫУЧЕННОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ

Беспомощные и дважды прошитые

«Впервые синдром выученной беспомощности был описан американскими психологами Мартином Селигманом и Стивеном Майером в 1967 году.

Выученную беспомощность Селигман охарактеризовал как состояние, возникающее в ситуации, когда нам кажется, будто от нас ничего не зависит и мы не можем ничего сделать, чтобы предотвратить или изменить неприятные события. Беспомощность проявляется в трех сферах - мотивационной, эмоциональной и когнитивной.

В мотивационной - потерей веры в себя и желания влиять на ситуацию.

В эмоциональной - подавленностью, вплоть до глубокой депрессии.

В когнитивной - неспособностью обучаться тому, как выйти из сложившейся ситуации.

В нашей стране синдромом выученной беспомощности страдает, по оценкам социологов и психологов, до 90% населения.

Из россиян целенаправленно формируют аморфное, покорное, манипулируемое общество, используя всевозможные политические, репрессивные и информационные ресурсы.

“Народ - это чистый лист бумаги, на котором можно нарисовать любой иероглиф”, - утверждал когда-то Мао Цзедун. Русский народ - это белый экран, на котором можно показывать любое кино.

А знаменитый ученый Грегори Бейтсон сформулировал концепцию “двойной прошивки”.

Последняя возникает, когда обществу посылаются противоположные сигналы. Например, когда президент говорит, что борется с олигархами, а потом награждает их орденами. Или правительство обещает, что цены не будут расти, а они за месяц взлетают вдвое. Или когда патриарх учит, что стяжательство - это грех, а сам разъезжает в кортеже с охраной и лобызается с самыми богатыми.

Люди, которых постоянно подвергают такому воздействию, перестают различать буквальное и метафорическое, подозревая заговор там, где его нет, и, наоборот, теряя умение понимать иронию и подтекст.

Ключевой момент «двойной прошивки» - запрет критически анализировать несоответствие. Поэтому православным нельзя критиковать иерархов, а налогоплательщикам - правительство.

Расщепление сознания стало главным инструментом подавления гражданской воли и выжигания свободомыслия на корню. Общество в РФ находится на грани нервного срыва. Просмотр новостей по федеральным каналам можно сравнить с черепно-мозговой травмой, а постоянное сидение перед телевизором равносильно добровольной лоботомии.

Целый ряд депутатов, чинов РПЦ, членов правительства и деятелей культуры, озвучивает нарочито нелепые предложения или выдвигает одиозные инициативы, зачастую милостиво отклоняемые вышестоящими инстанциями. Их высказывания - не просто скандальные пиар-акции. Постоянно прислушиваясь к бессмысленным, противоречивым новостям, находясь в неведении насчет истинных намерений власти, пребывая в постоянном ожидании, что новый безумный закон будет взят на вооружение, и не умея уже отличить черное от белого, а правду от лжи, люди становятся подавленными и безразличными к собственному будущему.

Десятки миллионов граждан погружены в сомнамбулическое состояние, граничащее с потерей инстинкта самосохранения. Они ненавидят власть, но патологически боятся ее смены. Они ощущают несправедливость и незащищенность, но терпеть не могут борцов за гражданские права. Они ненавидят чиновников и правительство, но выступают за тотальное государственное вмешательство во все сферы жизни. Они проклинают коррупционную структуру, но благословляют властную вертикаль, на которую насажены, как шашлык на шомпол. Они боятся полиции, но хотят усиления полицейского контроля. Они все более нищие, но восхищаются богатыми. Они чувствуют себя обманутыми, но верят телевизору. Они не только не могут, но и не хотят на что-то влиять.

Страдая комплексом жертвы, они верят, что от них ничего не зависит и им не под силу ничего изменить. “И всегда так было”, — отмахиваются они, подписываясь под своей гражданской недееспособностью, на самом деле страдая синдромом выученной беспомощности»

https://vitalidrobishev.livejournal.com/7469381.html
thought

СРЕДИ НИХ НЕ БЫЛО СТУКАЧЕЙ

Marina Sotnikova
Facebook, October 19, 2019 ·

«Среди них не было стукачей». Бандеровцы и «сучьи войны»...


«Ночью бандеровцы вошли в барак и вывели двух бандитов. Те поняли, что их убьют».

В конце 1940-х в лагерях ГУЛАГа вспыхнули так называемые «сучьи войны». В центре криминальных «разборок» оказались и украинские политузники — «бандеровцы».

...«На воле я слышал о бандеровцах только черные слова, — пишет поэт Анатолий Бергер в мемуарах „Этап“. В 1969-1974 годах он отбывал наказание за „антисоветскую агитацию и пропаганду“ в Мордовии. — Вероятно, и такие слова нелживы: убийств и жестокости у них хватало. Но в лагере эти люди производили сильное впечатление. Лица у них были не такие, как у полицаев. Эти лица светились, дышали убежденностью и верой.

Среди них не было стукачей. Сидя те же 25 лет, они сносили тяжкое наказание достойно. К евреям в лагере относились дружелюбно. Да и вообще среди бандеровцев было много людей образованных, знающих европейские языки. Они твердо верили в свое предназначение, в грядущую независимость Украины, в правоту своего дела»...

...«Они также отличались от всех, — вспоминает еврей Анатолий Радыгин в книге „Жизнь в мордовских концлагерях вблизи“. В 1974 ее издали в Мюнхене на украинском языке. — Когда вдруг к ковырявшейся массе подоходил мужчина подтянутый и аккуратный, спокойный и малословный, выбритый, в чистой рубашке и вычищенной обуви, в бережно разглаженной арестантской одежде, можно было почти без ошибки угадать его национальность, партийность и знамя, под которым он воевал»...

«Воры в законе пытались держать в полном подчинении и остальных зэков, — пишет Валерий Ронкин в книге „На смену декабрю приходит январь“. — Коллега рассказывал и о том, как к ним в зону, где царил воровской закон, прислали большой этап бандеровцев. Те пошли к пахану и попробовали договориться с ворами, чтобы они не трогали политиков.

Но на следующий день демонстративно был убит политический, не пожелавший делиться посылкой с ворами. После очередного убийства бандеровцы подожгли воровской барак, предварительно заколотив его двери. Выскакивавших из окон бросали обратно. С той поры воровская власть в зоне кончилась».

«Конфликты между враждующими лагерями „блатные“ — „суки“ были нам очень на руку, — вспоминает закарпатец Василий Рогач в воспоминаниях „Счастье в борьбе“. — После таких „разборок“ одних сажали в БУР (барак усиленного режима), других отправляли на этап. А в жилой зоне на некоторое время устанавливалось затишье — прекращались грабежи, кражи, опасные схватки. Позже мы даже старались провоцировать эти конфликты. И долгое время они нам удавались».

Рогач отбывал наказание в лагерях РечЛАГ вблизи Воркуты. Администрация решила завезти сюда две сотни уголовников, чтобы поставить на место «бандеровцев».

— Замолчать, стерва бандеровская! Скоро мы вам рога обломаем, — бросился авторитет Чернобров на украинца, который вечером играл на мандолине в бараке.

— Думать нечего — утром будет поздно. Целый барак освобождают, готовят для блатной швали, — решили его земляки после короткого совещания.

Через час Чернобров пошел в туалет и больше не вернулся. Когда утром привезли остальные «блатных», те узнали, что их «атамана» убили. Селиться в одном бараке с украинцами отказались. На следующий день их увезли в неизвестном направлении.

Мирослав Симчич, который отбывал наказание на шахте в Бутугычаке в 500 километрах к северу от Магадана, вспоминает: «В лагере администрация с помощью прихвостней бесчинствует, особенно достается каторжанам-украинцам от нарядчика Бубновского. Весь лагерь, огромная колонна невольников, стоит на разводе. Выкрикивают номера каторжан. Цимбалюк на свой ​​номер вышел из колонны и направился к нарядчику. Не успел Бубновский опомниться, как лежал с расколотой головой. Цимбалюк отдал топор конвоиру и отправился в режимную часть за новыми 25 годами».

«Не знаю, где и как, а у нас это началось с приезда Дубовского этапа — в основном западных украинцев, ОУНовцев, — пишет о сопротивлении уголовникам Александр Солженицын в романе «Архипелаг ГУЛАГ». — Для всего этого движения они повсеместно сделали очень много, да они и стронул воз. Дубовский этап привёз к нам бациллу мятежа. Молодые, сильные ребята, взятые прямо с партизанской тропы, они в Дубовке огляделись, ужаснулись этой спячке и рабству — и потянулись к ножу.

Солженицын также ввел термин «рубиловка». Так назвал очищение лагерей от прислужников администрации — жестоких бригадиров и «секретных сотрудников». В СтепЛАГе в Казахстане она проходила в одно время — в ​​5.00, когда надзиратели только открывали бараки.

Узник СтепЛАГа Михаил Король описывает в книге «Одиссея разведчика»: «Ночью бандеровцы вошли в барак и вывели двух бандитов. Те поняли, что их убьют. Один убежал, а второго так покалечили, что он остался лежать на месте. А бандеровцы пошли на вахту и доложили: „Идите, подберите блатного. Мы его убили“. На следующий день руководителя бандеровцев арестовали, повели на вахту и в тюрьму. Бандеровцы догнали повозку и отбили своего».

«В этом жутком спорте ушам заключённых слышался подземный гонг справедливости», — добавляет Солженицын.

«Беспощадному террору МГБ противостояли, насколько возможно, только бандеровцы — украинские повстанцы Степана Бандеры, — вспоминает венгр Ирани Бела. — Несколько месяцев они вели себя очень тихо, а потом сориентировались и начали действовать. Они были хорошими рабочими и везде завоевывали доверие руководства лагеря и дружбу членов бригады. Всех поразила невиданная доселе серия убийств людей, которых подозревали в доносах на своих товарищей. Виновников не смогли поймать, и это смущало политофицера».

Хладнокровие, с которым происходило уничтожение «сексотов», сеяло страшную панику. Многие умоляли о помощи руководство. Просились в этап или клялись прекратить «черные дела».

Такая работа требовала большой внутренней дисциплины. Еврей Давид Цифринович-Таксер в книге «Страна Лимония» описывает, что повар-«бандеровец» боялся себе налить порцию гуще, чем другим. А украинец, который нес сахар на целую бригаду, не удержался и попробовал немного, был вынужден ходить от барака к бараку с табличкой «Я у своих товарищей украл сахар». От предложения надзирателей закрыть его в БУР — барак усиленного режима — украинцы отказались. В лагере они сами могли вершить судопроизводство.

«Бандеры, что на этом лагпункте заправляют, — пишет Цифринович-Таксер, — мало того, что своему Богу молятся, так организовали и для евреев, и для мусульман их праздники. Выставляют людей на шухере, чтоб предупреждать, если надзиратель поблизости».

В последующие десятилетия криминальный элемент с удивлением и часто с уважением воспринимал политических осужденных. Воин УПА Мирослав Симчич после отбытия 25 лет продолжал сидеть — теперь уже по статье «лагерный бандитизм». Свой очередной срок он отбывал среди уголовников:

«Неожиданно для них и для себя я стал в камере „авторитетом“ для воров. Они часто спорили между собой, а меня, как тюремного „долгожителя“, просили рассудить».

http://argumentua.com/stati/sredi-nikh-ne-bylo-stukachei-banderovtsy-i-suchi-voiny?fbclid=IwAR3wxSQc1ajXWZ_N99c0jpDTqoHX7S6rDY2PZSYzugTCakdH0QHjw_Zp7M4


Автор текста Александр Липовецкий