Pan

АЛЯСКА. Часть 7.

 
Kenali Fiords.
Big Glacier of Atalik Bay.
Creatures of the Sea.
Sea Birds.


Продолжу фоторассказ о ледниках фиордов Кенали.








Самым большим из ледников, виденных нами в этой поездке, был ледник, спускающийся к океану в южном рукаве фиорда Aialik Bay. По мере приближения к леднику катеру приходилось лавировать между всё возраставшим количеством льдин. Вода за бортом казалась чёрной по контрасту с плавучими льдинами.


Время от времени (с интервалом минут 10-15) со стороны ледника раздавался пушечный грохот обвала. Чайки, во множестве сидевшие на воде возле ледника, не только не пугались грохота и вспученной ударом волны, наоборот: для них обвал служит сигналом, приглашающим к столу: обрушиваясь в воду, громады льда глушат множество мелкой рыбёшки.

Ледник занимает всё пространство перед глазами, звуки искажены, и трудно сразу сообразить, с какой стороны – слева или справа от тебя – произошёл обвал. Я стоял с фотоаппаратом наготове, готовый при первом же звуке обвала схватить на видео уникальный момент... увы, к тому моменту, когда я ловил картинку в фокус, по воде лишь расходились волны да стаи счастливых чаек орали, вылавливая из воды глушёную рыбу...








Я потом буду ещё возвращаться к ледникам, в следующих разделах повествования.
Но время рассказать о животных и птицах, населяющих Gulf of Alaska у берегов Кенали.

Первыми по дороге на фиорды нам попались дельфины. Живущие в этих местах дельфины отличаются от своих серых атлантических собратьев: Pacific White Sided Dolphins - «белобокие» дельфины - водятся главным образом в холодной северной части Тихого Океана, хотя их наблюдали и в южных водах, вплоть до Японии и Baja California. Они появляются сразу большими группами и все вместе начинают акробатическое представление, выпрыгивая из воды с разных сторон и во всех направлениях перед носом катера, обгоняя его и явно получая удовольствие от этих игр. Сперва я пытался поймать в объектив отдельного дельфина, но быстро понял, что эта задача неосуществима: животные слишком быстры и непредсказуемы. Тогда я включил «пулемёт» – Nikon D7000 позволяет снимать в режиме 6 кадров в секунду – направил аппарат прямо перед носом катера и стал ждать, когда кто-нибудь из артистов вовремя появится на просцениуме. Вот что из этого получилось:






На последнем кадре виден хитрый глаз дельфина, наблюдающего за наблюдателем...


Вскоре после белобоких дельфинов в удалении над водой показался фонтанчик пара, затем поднялась крутая спина с плавником, потом хвост. К сожалению, этот Gray Whale был слишком далеко от нас: крутая волна и качка не позволяли даже с помощью телеобъектива получить качественное резкое изображение




Зато на ближних скалах расположилось множество актёров, беззаботно предоставлявших photo opportunities всем желающим – и профессионалам, и любителям вроде меня.

Рыжие Harbor Seals выбирают место для отдыха высоко на прибрежных скалах. Каждый старается занять местечко получше под скудным арктическим солнцем








В отличие от тюленей, более крупные морские львы – гораздо худшие скалолазы.
А может, они вроде меня ленивы... или исповедывают гедонизм... Тогда их «улыбки» легко объяснимы: зачем лезть выше, если можно поймать кайф внизу, без лишних усилий?...






На следующем снимке – семейство птиц, которых у нас называют Common Murre (понятия не имею, как их кличут по-русски, кто знает, напишите, пожалуйста). Эти ребята – превосходные ныряльщики. Они ныряют глубже всех других птиц, всё ещё сохраняющих способность летать, и ухитрялись попадаться в краболовки, поставленные на глубине 640 футов (195 метров). Мюрры не строят гнёзд, откладывая яйца в выемки и трещины голых скал. Оба родителя ответственны за кормёжку своих цыплят отборной селёдкой или, за неимением оной, другой мелкой рыбой.


А этот красавец называется Tufted Puffin. В отличие от Мюрров, празднично украшенный паффин строит довольно крупные гнёзда: роет норки в земле, укрывая их от хищников сводом из растений и сухих веток.


Алеуты (Alutiiq people), издавна населявшие эту часть страны, называют паффинов «Нгаа-нгаа». Они используют выделанные шкурки паффинов для изготовления одежды: на одну парку идёт 60 нгаа-нгаа.

Близким родичем Tufted Puffin является Horned Puffin. Эти белогрудые птички не менее красивы: у них крупный горбатый жёлтый клюв с красным кончиком, две характерные чёрные линии у глаз и, в отличие от tufted puffin’ов, лапки у них красные, а не жёлтые. В воде носатый паффин пользуется лапами как рулём, а крыльями гребёт, как вёслами. Алеуты использовали клювы этих птиц в качестве ритуальных украшений.

Мне удалось снять интересную сценку с группой носатых паффинов, с удобством расположившихся на призовом месте скалы:

Посторонний, не имеющий отношения к группе, паффин летит, явно намериваясь пристроиться к избранным сородичам:


Не тут-то было! Два вышибалы стали у входа в бар, недвусмысленно сообщая посторонним: «а ты кто такой?»


«Ребята, да я же свой в доску...» - трепыхал крылышками лишенец, но вышибалы были непреклонны.


В это время к камню для привилегированного контингента прибыл ещё один претендент. Чтоб доказать своё право на место под солнцем, он тут же стал карабкаться по спине и крыльям первого претендента: "отвали, мол, тебя здесь не стояло!"


Когда товарищи топчутся у тебя на спине, решение приходит быстро. Будучи в душе интеллигентом, первый претендент с возмущением бросает обидчикам «Я вас презираю!» и отваливает в сторону моря.


Единственное, что согревает душу интеллигента, - это зрелище точно так же отвергнутого элитой обидчика.


И наш герой удаляется в явным намерением засесть за писание мемуаров о том, как он посвятил свою жизнь борьбе с правящей элитой...


Воды залива населяет множество морских выдр (не знаю, правильно ли так называть Sea Otters по-русски). Этим симпатичным животным не нужны ни гнёзда, ни камни, они рожают детёнышей в океане, и им ничего кроме океана не нужно. Здесь тебе и спальня, и буфет: крабы, устрицы, морские звёзды, мелкие спруты, кальмары... В своё время русские, а потом американские промысловики перебили почти всех Sea Otters ради их редкостного меха (самый густой из всех мехов животных, этот мех уникален: плотность его достигает миллиона волосинок на квадратный дюйм). Алеуты поклонялись духу Sea Otter, которого они уважительно называли Ikam’aq. Да, это не мешало им охотиться на уважаемое существо. Что поделаешь, такова се ля ви...




Во время возвращения из фиордов в Сюард нам наконец повезло: два кита всплыли на поверхность между нашим катером и другим прогулочным судёнышком. Мне пришлось фотографировать против солнца, зато киты были ну совсем рядом. Вот что из этого получилось:




















В порту нас поджидала пара Bald Eagles. Они повидимому были сыты и не торопились улетать, благосклонно позволив всем желающим снимать себя во всех ракурсах. Потом мы им надоели; сверкнув жёлтыми когтистыми лапами, орлы взмыли в воздух и, распластавшись над водой, ушли в сторону вечереющего города...












Волшебное путешествие к фиордам Кенали пришло к концу.
Наземная часть нашего путешествия тоже подошла к концу.
Пора было грузиться на океанский лайнер.

(Продолжение следует)
И снимки хороши, и артисты превосходны. А самые крутые из них - желтолапые орлы. Хи-хи-хитрые какие, попали в кадр, прославились и свалили по своим делам. Молодцы, ребята!
Орлы необыкновенно красивы и совсем не боятся людей - программа защиты вида работает, как и запроектировано.
Спасибо, Маш.
Мне ужас как приятно знать, что Вам интересно!
Надо же, ледник какой красивый! И абсолютно голубой...
А сценка в птичьем "баре" - просто шедевр.
Раскраска боевая теперь понятно откуда - перья под серо-черно-белые скалы, а лапы и клювы примерно под цвет лишайников на камнях.
Привет, Фатимаша!

Я в предыдущей части этого рассказа писал: голубой цвет – результат того, что в старых ледяных полях лёд находится под таким невообразимым давлением, что из него выдавливается почти весь воздух. Именно наличие растворённого в воде воздуха делает лёд белым. Сильно спресованный лёд – безукоризненно голубого цвета.

Мне эти птички со своей раскраской очень понравились - у них совершенно человеческая организация отношений... ;)))))
Сколько хороших фотографий!

Меня тут учили, что паффинов по-русски зовут тупиками.
Спасибо, Влад!
ТУпики. Да-да, наверное так и есть, просто у меня от старости из памяти выпало... ведь эти птички и на Чукотке есть...

Заодно припомнил, что в России Common Murre называют "кайрами".
Re: Вау....
Спасибо, Шимон.
Сюард, пожалуй, самое интересное место, кульминация нашего путешествия.
Одним словом сказка
Какая красотища!!!..
Re: Одним словом сказка
Как видите, этот рассказ привлекает не слишком много читателей.
Рад, что Вам интересны мои записки и фотографии, Николай.
Re: Одним словом сказка
Читает вас гораздо больше чем комментирует, спасибо за подробное описание путешествия и отличные фотографии
Re: Одним словом сказка
и Вам спасибо - и за то, что читаете, и за комментарий.