thought

2017. ФЕВРАЛЬ. ДОСТАТЬ ЧЕРНИЛ И ПЛАКАТЬ.

Сегодня неожиданно стукнуло 79.

Я перевалил за пределы статистической продолжительности жизни и теперь живу "за того парня".
У народа, естественно, могут возникнуть вопросы - мол, как и чем ты питаешься,
есть ли какие советы по поводу образа жизни, не стыдно ли жить за счёт других
и когда уже наконец ты, жидовская морда, откинешь копыта?

Советы есть, как не быть.

Жить следует с человеком, которого любишь, и с собакой, которая любит тебя, и не тратить времени на размышления о смерти.

Ем я всё без разбору.
Не курю вот уже 35 лет. Бросил cold turkey - то-есть враз обрезал и больше не курил.
Пить стараюсь хорошие калифорнийские вина и бренди.
Пью много, с удовольствием, в любое время суток, никогда не напиваясь.

Насчёт образа жизни:

Хорошо, если в доме всегда звучит настоящая музыка. Классика и джаз определённо продлевают жизнь.
Очень важно много смеяться. Для смеха рекомендую регулярно читать выступления президентов и пресс-секретарей России и США.
Весьма полезна ежедневная физическая нагрузка. С этой целью я работаю у себя в саду.
И последнее: человеку необходимо иметь по крайней мере одно хобби. У меня это - фотография.

Ну вот, теперь можно плавно перейти к демонстрации последних старческих фото опытов.

Read more...Collapse )
thought

ИЗРАИЛЬ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

Друг прислал мне снимки израильских городов с разрывом в 50-100 лет.
Не знаю, кто автор этой подборки, но картина того, что натворили евреи, потрясает воображение.

Read more...Collapse )
  • Current Mood: deeply impressed
thought

"ЗА ЕВРЕЯ НИКТО ОТВЕЧАТЬ НЕ БУДЕТ"

14.01.2017


Сотни евреев, убежавших из гетто, бродили по белорусским лесам.
Крестьяне их ловили, выдавали немцам за пуд муки, за килограмм сахара…


Светлана АЛЕКСИЕВИЧ, лауреат Нобелевской премии по литературе
Из книги «Время секонд-хэнд» (2012), в которой представлены монологи реальных людей

Всю жизнь руки по швам! Не смел пикнуть. Теперь расскажу... В детстве... как себя помню... я боялся потерять папу... Пап забирали ночью, и они исчезали в никуда.

Так пропал мамин родной брат Феликс... Музыкант. Его взяли за глупость… за ерунду… В магазине он громко сказал жене: «Вот уже двадцать лет советской власти, а приличных штанов в продаже нет».

Сейчас пишут, что все были против… А я скажу, что народ поддерживал посадки. Взять нашу маму... У нее сидел брат, а она говорила: «С нашим Феликсом произошла ошибка. Должны разобраться. Но сажать надо, вон сколько безобразий творится вокруг».

Народ поддерживал... Война! После войны я боялся вспоминать войну... Свою войну... Хотел в партию вступить — не приняли: «Какой ты коммунист, если ты был в гетто?»

Молчал... молчал...

Была в нашем партизанском отряде Розочка, красивая еврейская девочка, книжки с собой возила. Шестнадцать лет. Командиры спали с ней по очереди... «У нее там еще детские волосики... Ха-ха...»

Розочка забеременела... Отвели подальше в лес и пристрелили, как собачку.

Дети рождались, понятное дело, полный лес здоровых мужиков. Практика была такая: ребенок родится — его сразу отдают в деревню. На хутор. А кто возьмет еврейское дитя? Евреи рожать не имели права. Я вернулся с задания: «Где Розочка?»  «А тебе что? Этой нет — другую найдут».

Сотни евреев, убежавших из гетто, бродили по лесам. Крестьяне их ловили, выдавали немцам за пуд муки, за килограмм сахара. Напишите… я долго молчал… Еврей всю жизнь чего-то боится. Куда бы камень ни упал, но еврея заденет.

Уйти из горящего Минска мы не успели из-за бабушки… Бабушка видела немцев в 1918 году и всех убеждала, что немцы — культурная нация и мирных людей они не тронут. У них в доме квартировал немецкий офицер, каждый вечер он играл на пианино. Мама начала сомневаться: уходить — не уходить? Из-за этого пианино, конечно… Так мы потеряли много времени.

Немецкие мотоциклисты въехали в город. Какие-то люди в вышитых сорочках встречали их с хлебом-солью. С радостью. Нашлось много людей, которые думали: вот пришли немцы, и начнется нормальная жизнь. Многие ненавидели Сталина и перестали это скрывать. В первые дни войны было столько нового и непонятного…

Слово «жид» я услышал в первые дни войны… Наши соседи начали стучать нам в дверь и кричать: «Все, жиды, конец вам! За Христа ответите!» Я был советский мальчик. Окончил пять классов, мне двенадцать лет. Я не мог понять, что они говорят. Почему они так говорят? Я и сейчас этого не понимаю… У нас семья была смешанная: папа — еврей, мама — русская. Мы праздновали Пасху, но особенным образом: мама говорила, что сегодня день рождения хорошего человека. Пекла пирог. А на Песах (когда Господь помиловал евреев) отец приносил от бабушки мацу. Но время было такое, что это никак не афишировалось… надо было молчать…

Мама пришила нам всем желтые звезды… Несколько дней никто не мог выйти из дома. Было стыдно… Я уже старый, но я помню это чувство… Как было стыдно… Всюду в городе валялись листовки: «Ликвидируйте комиссаров и жидов», «Спасите Россию от власти жидобольшевиков». Одну листовку подсунули нам под дверь… Скоро… да… Поползли слухи: американские евреи собирают золото, чтобы выкупить всех евреев и перевезти в Америку.

Немцы любят порядок и не любят евреев, поэтому евреям придется пережить войну в гетто… Люди искали смысл в том, что происходит… какую-то нить… Даже ад человек хочет понять. Помню… Я хорошо помню, как мы переселялись в гетто. Тысячи евреев шли по городу… с детьми, с подушками… Я взял с собой, это смешно, свою коллекцию бабочек. Это смешно сейчас… Минчане высыпали на тротуары: одни смотрели на нас с любопытством, другие со злорадством, но некоторые стояли заплаканные.

Я мало оглядывался по сторонам, я боялся увидеть кого-нибудь из знакомых мальчиков. Было стыдно… постоянное чувство стыда помню… Мама сняла с руки обручальное кольцо, завернула в носовой платок и сказала, куда идти. Я пролез ночью под проволокой… В условленном месте меня ждала женщина, я отдал ей кольцо, а она насыпала мне муки. Утром мы увидели, что вместо муки я принес мел. Побелку. Так ушло мамино кольцо. Других дорогих вещей у нас не было…

Стали пухнуть от голода… Возле гетто дежурили крестьяне с большими мешками. День и ночь. Ждали очередного погрома. Когда евреев увозили на расстрел, их впускали грабить покинутые дома. Полицаи искали дорогие вещи, а крестьяне складывали в мешки все, что находили. «Вам уже ничего не надо будет», — говорили они нам.

Однажды гетто притихло, как перед погромом. Хотя не раздалось ни одного выстрела. В тот день не стреляли… Машины… много машин… Из машин выгружались дети в хороших костюмчиках и ботиночках, женщины в белых передниках, мужчины с дорогими чемоданами. Шикарные были чемоданы! Все говорили по-немецки. Конвоиры и охранники растерялись, особенно полицаи, они не кричали, никого не били дубинками, не спускали с поводков рычащих собак. Спектакль… театр… Это было похоже на спектакль…

В этот же день мы узнали, что это привезли евреев из Европы. Их стали звать «гамбургские евреи», потому что большинство из них прибыло из Гамбурга. Они были дисциплинированные, послушные. Не хитрили, не обманывали охрану, не прятались в тайниках… они были обречены… На нас они смотрели свысока. Мы бедные, плохо одетые. Мы другие… не говорили по-немецки… Всех их расстреляли. Десятки тысяч «гамбургских евреев»…

Этот день… все как в тумане… Как нас выгнали из дома? Как везли? Помню большое поле возле леса… Выбрали сильных мужчин и приказали им рыть две ямы. Глубокие. А мы стояли и ждали. Первыми маленьких детей побросали в одну яму… и стали закапывать… Родители не плакали и не просили. Была тишина. Почему, спросите? Я думал… Если на человека напал волк, человек же не будет его просить, умолять оставить ему жизнь. Или дикий кабан напал…

Немцы заглядывали в яму и смеялись, бросали туда конфеты. Полицаи пьяные в стельку… у них полные карманы часов… Закопали детей… И приказали всем прыгать в другую яму. Стоим мама, папа, я и сестренка. Подошла наша очередь… Немец, который командовал, понял, что мама русская, и показал рукой: «А ты иди». Папа кричит маме: «Беги!» А мама цеплялась за папу, за меня: «Я с вами». Мы все ее отталкивали… просили уйти… Мама первая прыгнула в яму… Это все, что я помню…

Пришел в сознание от того, что кто-то сильно ударил меня по ноге чем-то острым. От боли я вскрикнул. Услышал шепот: «А тут один живой». Мужики с лопатами рылись в яме и снимали с убитых сапоги, ботинки… все, что можно было снять… Помогли мне вылезти наверх. Я сел на край ямы и ждал… ждал… Шел дождь. Земля была теплая-теплая. Мне отрезали кусок хлеба: «Беги, жиденок. Может, спасешься».

Деревня была пустая… Ни одного человека, а дома целые. Хотелось есть, но попросить было не у кого. Так и ходил один. На дороге то резиновый бот валяется, то галоши… косынка… За церковью увидел обгоревших людей. Черные трупы. Пахло бензином и жареным… Убежал назад в лес. Питался грибами и ягодами. Один раз встретил старика, который заготавливал дрова. Старик дал мне два яйца. «В деревню, — предупредил, — не заходи. Мужики скрутят и сдадут в комендатуру. Недавно двух жидовочек так поймали».

Однажды заснул и проснулся от выстрела над головой. Вскочил: «Немцы?» На конях сидели молодые хлопцы. Партизаны! Они посмеялись и стали спорить между собой: «А жиденыш нам зачем? Давай…» — «Пускай командир решает».

Привели меня в отряд, посадили в отдельную землянку. Поставили часового… Вызвали на допрос: «Как ты оказался в расположении отряда? Кто послал?» — «Никто меня не посылал. Я из расстрельной ямы вылез». — «А может, ты шпион?» Дали два раза по морде и кинули назад в землянку. К вечеру впихнули ко мне еще двоих молодых мужчин, тоже евреев, были они в хороших кожаных куртках. От них я узнал, что евреев в отряд без оружия не берут. Если нет оружия, то надо принести золото. Золотую вещь. У них были с собой золотые часы и портсигар — даже показали мне, — они требовали встречи с командиром. Скоро их увели. Больше я их никогда не встречал… А золотой портсигар увидел потом у нашего командира… и кожаную куртку…

Меня спас папин знакомый, дядя Яша. Он был сапожник, а сапожники ценились в отряде, как врачи. Я стал ему помогать… Первый совет дяди Яши: «Поменяй фамилию». Моя фамилия Фридман… Я стал Ломейко… Второй совет: «Молчи. А то получишь пулю в спину. За еврея никто отвечать не будет». Так оно и было… Война — это болото, легко влезть и трудно вылезти. Другая еврейская поговорка: «Когда дует сильный ветер, выше всего поднимается мусор».

Нацистская пропаганда заразила всех, партизаны были антисемитски настроены. Нас, евреев, было в отряде одиннадцать человек… потом пять… Специально при нас заводились разговоры: «Ну какие вы вояки? Вас, как овец, ведут на убой…», «Жиды трусливые…» Я молчал. Был у меня боевой друг, отчаянный парень… Давид Гринберг… Он им отвечал. Спорил. Его убили выстрелом в спину. Я знаю, кто убил. Сегодня он герой — ходит с орденами. Геройствует! Двоих евреев убили якобы за сон на посту… Еще одного за новенький парабеллум… Позавидовали… Куда бежать? В гетто? Я хотел защищать Родину… отомстить за родных… А Родина? У партизанских командиров были секретные инструкции из Москвы: евреям не доверять, в отряд не брать, уничтожать.

Нас считали предателями… Минск освободили… Для меня война кончилась, в армию по возрасту не взяли. Пятнадцать лет. Где жить? В нашей квартире поселились чужие люди. Гнали меня: «Жид пархатый…» Ничего не хотели отдавать: ни квартиры, ни вещей. Привыкли к мысли, что евреи не вернутся никогда...

«Еврейский мир»
  • Current Mood: numb numb
thought

В ПЕНЗУ ПРИШЛО РОССИЙСКОЕ ВЕЛИЧИЕ

Властители Скреп рвут на груди рубахи, провозглашая любовь к русскому народу.
Властители Скреп обещают обратить в пепел врагов величия России.
Они охотятся за теми, кто смеет говорить о подлинных проблемах и бедах страны.

А между тем...



Российские СМИ считают, что минимальные затраты на продолжение операций в Сирии достигают $2.4 млн в день. На западе полагают, что эти цифры по крайней мере вдвое занижены.
  • Current Mood: aggravated aggravated
thought

ИГОРЬ ЮДОВИЧ: ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ АМЕРИКАНСКОЙ КОНСТИТУЦИИ

Игорь Юдович   igormy   Янв 28, 2017

История Американской республики полна ситуациями, когда, казалось, только Божие вмешательство сохраняло Союз и существующую политическую систему, равной которой по справедливости и эффективности построения общественного строя для всех граждан пока не придумано. Поэтому будем уповать на Бога.

На Большой печати Соединённых Штатов внизу, под пирамидой, написана латинская фраза «Novos Opdo Seclorum», что в прямом переводе будет — «Новый порядок веков», но по-русски лучше сказать «Порядок новой эры (эпохи)». Чарльз Томсон, один из отцов-основателей Американской республики и добрый товарищ Вашингтона, одолжил эти слова из поэмы великого римского поэта Виргилия.
В классическом русском переводе строчка из поэмы звучит так: «Сызнова ныне времён зачинается строй величавый».

Отцы-основатели (ОО) искренне считали, что их труд и жертвы для победы Американской революции привели к «новому порядку на века». Но мы, как люди интеллигентные и много читавшие, знаем, что всё когда-нибудь кончается, а значит, где-то в будущем предстоит и конец «нового порядка». Вопрос — когда и как мы узнаем? Или совсем уж жуткий вопрос — а не прозевали ли мы этот конец?

Можно бесконечно долго говорить о фундаменте и идеях Американской республики, о путях её строительства, об ошибках и достижениях, но для начала важно вспомнить её действительно важные особенности и отличия.

      1. Американская федеративная республика соединённых штатов создавалась на основе уже существующей реальной системы представительского самоуправления в отдельных штатах — нижние палаты штатов обладали реальной властью до революции;
      2. Через различные выборные должности в штатах прошло огромное количество политически активных граждан — ещё до революции;
      3. Эти граждане были как правило представителями среднего класса и мелкой буржуазии. В колониях ко времени революции был многочисленный, работающий, образованный и активный средний класс — не люмпен;
      4. В стране главенствовала протестантская этика, утверждавшая, что как из несовершенных людей возможно создать хорошую церковь, так и из несовершенных граждан можно при определённых обстоятельствах составить хорошее государство. Хорошее, но не идеальное;
      5. Создавать идеального человека и строить идеальное государство — страшный грех перед Богом;
      6. Определёнными обстоятельствами для создания хорошего государства является реально предоставляемая возможность максимального самоуправления;
      7. Республика создавалась для в огромной степени социально однородного населения — белых, протестантов, среднего класса. Все другие представители населения были в большей или меньшей мере исключены из политической сферы, хотя не из экономической;
      8. В социально однородном обществе единственным работающим способом разрешения любых противоречий может быть только компромисс.

Как результат такого философского подхода к практической работе по строительству государства, было создано государство, которое:

      1. Совершенно не вмешивается в мысли граждан;
      2, Ограничено строго определёнными минимальными функциями управления;
      3. Находится под жёстким и постоянным контролем граждан;
      4. Доверяет самоуправление своим гражданам в широчайшей сфере местных локальных дел;
      5. Во главе всего признает личную свободу граждан и право на выражение несогласия в любой форме, разрешённой законом, по любому вопросу строительства государства. И даже много больше: на века был утверждён порядок, по которому любое сомнение и любая критика не является государственным преступлением, но обязанностью свободной прессы и рядовых граждан.

Из вышесказанного вытекает два следствия:

      1. Политическая система США, отражённая в Конституции, не была изобретена на пустом месте какими-либо гениями на местах или дана сверху богом, но была «заточена» под уже существующую систему самоуправления и под представления о жизни политически и социально активных людей, существующих и действующих в конкретной социальной и политической сфере своего времени.
      2. Свободные люди не связаны с государством никаким Заветом или социальным контрактом, они не связаны подобными обязательствами и в отношении лидеров любого направления, но только друг с другом.

200 с лишним лет, прошедших со времён Американской революции и создания Конституции, не были однозначно победными. Республику шатало и бросало в разные стороны: вначале она почти распалась на три части, потом, в результате Гражданской войны, она почти распалась на две части, среди её НЕдостижений было отношение к аборигенам-индейцам, неприятие религиозных меньшинств — католиков и мормонов, социальное и политическое притеснение китайцев, отторжение даже после Гражданской войны негров и прочее, прочее, прочее. Но каким-то поистине божественным провидением республика выстояла и дожила до наших времён. В каком же состоянии Американская республика находится сегодня?

Если бы ОО проснулись сегодня и посмотрели на созданную ими страну, то они сразу заметили бы следующие несоответствия заложенному ими порядку:

      1. Существующая политическая система уже не «заточена» под социально однородное население, которое на практике представляет из себя многообразие общин, национальных, религиозных, социальных и экономических групп, каждая из которых активно борется за доминирование;
      2. Государство взяло на себя слишком большую часть «заботы» о гражданах, в огромной степени подавив систему самоуправления на местах;
      3. Всё большая часть населения, вернее — большинство, предпочло заключить социальный и политический контракт-Завет с государством, либо с лидерами политических и социальный направлений, добровольно отказавшись от своего права на свободное самовыражение.
      4. Желание создать «идеального человека» и на его базе построить некое «идеальное» государство стало навязчивой идеей значительной части граждан.
      5. Основа основ — личная свобода граждан и понятие приватности — полностью отброшено за ненадобностью в новом государстве, где государство непрерывно контролирует все аспекты деятельности граждан.
      6. Идея компромисса при разрешении социальных, политических и экономических противоречий не принимается значительной частью политического истэблишмента;
      7. В республике появился новый класс привилегированных граждан — политическая и глобально-экономическая элита, привилегии которой никоим образом не определены в Конституции.

Все эти новые политические вызовы, особенно в совокупности, представляют смертельную угрозу существующей политической системе, но не только они будут определять будущее Соединённых Штатов Америки.

В то же самое время, проснувшиеся ОО заметили бы, может быть, не новые, но до того невиданные по интенсивности, значению и последствиям новые вызовы постаревшей республике — технологические и демографические.

Технологические уже, но всё больше в будущем, будут кардинально изменять социальную структуру общества, вымывая из него саму основу политической стабильности — средний класс. Демографические связаны как с низкой рождаемостью в традиционных устоявшихся группах населения, группах со значительным, в течение многих поколений опытом проживания в существующей политической системе, так и с иммиграционными потоками из стран Азии, Африки и Латинской Америки, потоками невиданной в последние 50 лет интенсивности и ещё более высокой — в будущем. Эти «новые американцы», во-первых, рожают гораздо больше детей, во-вторых, с трудом вживаются в политическую систему страны.

Смена политического руководства в США, приход к власти Администрации Президента Трампа, воспринят многими как свалившаяся на нас с неба глобальная и неожиданная катастрофа. Как будто бы, всё было ясно и солнечно и вдруг — цунами. По этому поводу Рева Гоужон из Стратфор пишет:
                                        «При всё усиливающемся напряжении в мире возникает ощущение, что Америка и
                                        весь мир на пороге «Нового порядка на века». Сказать, что наступающий новый
                                        порядок приходит из-за того, что Дональд Трамп стал во главе Республики, значит
                                        дать ему слишком большой кредит. Наши политики не более, чем наглядные и
                                        очевидные симптомы более глубоких болезней, поражающих все органы государства».



Прямо над словами «Новый порядок веков» на Большой печати расположена Пирамида, представляющая 13 штатов, создавших Американскую республику. Пирамида изображена недостроенной. Её продолжали строить поколения американцев, но работа далека от завершения. А ещё выше, над пирамидой, изображён… сам Бог, внимательно следящий и, согласно традиции» «хранящий» Америку.

История Американской республики полна ситуациями, когда, казалось, только Божие вмешательство сохраняло Союз и существующую политическую систему, равной которой по справедливости и эффективности построения общественного строя для всех граждан пока не придумано. Во всяком случае, по длительности существования такой системы.

Поэтому будем уповать на Бога. Глубокоуважаемый и всепочитаемый Господь, пожалуйста, на забывай нас, своих американских чад.
MeMeMe

ВОПРОС К РУССКИМ ЖЕНЩИНАМ

Мне правда интересно: гордятся ли русские женщины своими синяками, полученными от любимых мужчин?

Я заранее приношу извинения тем русским женщинам, которые сочтут мой вопрос провокационным, просто у меня русская жена, и я не знаю - а вдруг я всю жизнь лишал ее возможности чувствовать эту особую гордость?...

https://uk.news.yahoo.com/russian-newspaper-tells-women-proud-012325404.html